Не знаю, как вам, а для меня уход Хатии Деканоидзе стал самой болезненной из всех отставок внутри иностранного реформаторского легиона на Украине. И не только потому, что она в паре с Экой Згуладзе курировала самую многообещающую реформу на Украине. Просто своими глазами видел (а от других — много слышал), как Хатия работала (вернее сказать, пахала); как общалась с коллегами (впитывала информацию, как губка); как умела объединить вокруг себя людей: избитое словосочетание «горящие глаза» — это о ее команде…

Помню, в канун старта новой патрульной полиции брал у Деканоидзе (тогда еще не главы Национальной полиции) интервью — и все пытался выведать: а что будете делать, если эти новые патрульные, столкнувшись с непредвиденной ситуацией, запаникуют? Все же учить их, пришедших с улицы, пришлось в ускоренном темпе, да еще и в отрыве от «опытных коллег»: боялись, опытные коррупционеры научат дурному…

Хатия, слушая мои вопросы, хмурилась, отвечала уклончиво. Было видно, что уж кто-кто, а она понимает: случаи такие неизбежны, и очень важно, во-первых, свести их количество к минимуму; а во-вторых — с пользой для дела исправлять ошибки, вносить изменения в программу обучения…

Такой я ее и запомнил: постоянно рефлексирующей, и притом — готовой защищать результаты проводимых реформ. Заметили, как я говорю о Деканоидзе в прошедшем времени, будто кропаю эпитафию? Глупости, конечно: я просто подвожу черту под первым этапом ее работы на Украине. Надеясь при этом, что будет и второй этап, и третий. Всякий раз, отторгая очередного варяга, общественному мнению, наряду с официальным заявлением уходящего, подбрасывали подходящее объяснение

Говорят, что все эти месяцы у нее был системный конфликт с замом Вадимом Трояном. Именно он и займет ее место. Пока же, глядя вслед уходящей главе Национальной полиции, выслушаем главную мысль из всего сказанного ею на прощальной пресс-конференции. «Я не выносила сор из избы, — сказала Деканоидзе. — Но сейчас хочу сказать: не могут и не должны назначения в правоохранительных органах согласовываться с политиками; не могут и не должны политики использовать или пытаться использовать силы правопорядка для защиты своих политических интересов».

Золотые слова, относящиеся ко всем иностранцам-реформаторам последних двух лет. Это ведь наша политика их пережевала и выплюнула. И всякий раз, отторгая очередного варяга, общественному мнению, наряду с официальным заявлением уходящего, подбрасывали подходящее объяснение. Причем в каждом отдельном случае звучало оно вполне резонно и доступно.

Айварас Абромавичус? Знаете, просто не «тянул», потому и воспользовался поводом, чтобы уйти. А то, что он там бухтит о том, что ушел, пытаясь привлечь внимание к коррупционеру из окружения президента, — это пускай у себя дома, в Литве, излагает…

Наталья Яресько? Просто не вошла в правительство Гройсмана, дело житейское, бывает…

Михаил Саакашвили? Да он в Одесской области провалил все, что только мог! И давно уже мечтал «свалить», да только ждал подходящего случая…

Хатия Деканоидзе? Ну, устала она; реформы что-то начали буксовать… Да и пора, наверное, возвращать в полицию надежных, проработавших десятилетия, специалистов…

Я мог бы приводить фамилии еще и еще, но зачем? Суть, полагаю, понятна. Повторюсь: в каждом отдельном случае все выглядит вполне объяснимо, хотя и грустно. Но собранные вместе, все эти кейсы просто вопиют: ребята, то, ради чего нас пригласили, Система отторгает! Мы ей не нужны! Старые схемы возвращаются и процветают, а политиков — тех, кто принимает кадровые решения, — это вполне устраивает…

И ведь так оно и есть. Да, в каждом отдельном случае реформаторы могут быть не вполне компетентными, нечистыми на руку, трусливыми и не готовыми к большой драке — но надо быть слепым, чтобы не видеть тенденцию! Не видим. То есть видим, но только 5–10% из всех народных масс. То самое гражданское общество, которому не все равно. Остальные с кислой миной машут рукой: дескать, мы ничего другого и не ожидали. А система тем временем гнет свою линию: зачем нам чужаки? И дальше — по классику: свои люди — сочтемся…

И смотрят на этот парад отставок остающиеся во власти варяги — министр здравоохранения Ульяна Супрун, глава Укрзалізниці Войцех Балчун, первый замглавы НАБУ Гизо Углава. Смотрят и думают: а скоро ли до нас дойдет дело?

И глядят на происходящее зарубежные инвесторы; и как-то теряют запал инвестировать на Украину свои кровно нажитые.

А мы остаемся с Хомутынником да Насировым. Реформы, говорите?!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.