На фоне визита офицеров египетской армии на российскую базу в Тартусе, а также новостей о предоставлении Египтом боеприпасов и снаряжения сирийской армии, не совсем понятна новая роль Каира в сирийском конфликте и то, как это отражается на египетско-саудовских отношениях.

Начали проявляться черты трехстороннего блока — Египет-Россия-Иран, причем последние оказывают давление на мировое сообщество, приглашая Египет на переговоры по сирийскому кризису. Это означает, что есть одна линия, связывающая эти события друг с другом. Особенно в свете того, что Египет поддержал резолюцию России в Совете безопасности ООН. Имеется много вопросов относительно будущего этого альянса и присутствия Каира в нем, в противовес суннитской арабской коалиции (возглавляемая Саудовской Аравией коалиция арабских государств была создана для борьбы с движением "Ансар Аллах«(хуситы) на территории Йемена; военная операция «Буря решимости», инициированная силами коалиции, началась 25 марта 2015 года — прим. пер.).

Каир заигрывает с Москвой

Отношения между Россией и Египтом вступают в новую фазу во время президентства Фатаха Ас-Сиси. Это отражается во взаимных визитах и соглашениях, заключенных, в частности, по поводу ядерной энергетики. Однако, отношения серьезно пострадали после падения российского самолета над Синаем в конце октября прошлого года. Тогда Москва прекратила полеты в Египет, что нанесло серьезный удар по египетской туристической отрасли. Несмотря на все дипломатические усилия, предпринятые Каиром, Москва не торопится поменять свое решение.

В то время как позиция Москвы непоколебима, Каир продолжает заигрывать, представляя механизмы обеспечения безопасности в аэропортах, пытаясь отменить запрет на импорт российской пшеницы и, наконец, голосуя за российскую резолюцию по разрешению сирийского кризиса в Совете Безопасности.

Решение Египта быть в одном окопе с Россией было поддержано Ираном. Это попытка создания нового альянса, способного противостоять арабской коалиции в регионе и реализующего российско-иранские цели. Каир сможет играть ключевую роль в нем, благодаря своему стратегическому положению в регионе и мире.

Тегеран выражает симпатию Каиру

Тегеран подчеркивает лидирующую роль Египта в регионе. В последнее время Иран всячески стремиться получить выгоду от улучшения отношений с Египтом, несмотря на давление, оказываемое государствами Залива и сложностям, имеющимся в отношениях между Каиром и Тегераном в последние десятилетия.


Двойственность египетской позиции относительно йеменского кризиса и полный отказ от идеи революции в Сирии предопределили основу для взаимопонимания между Египтом и Ираном. Среди ряда официальных заседаний одна из встреч — министра иностранных дел Египта Самеха Шукри и его Иранского коллеги Мохаммада Джавада на полях Генеральной Ассамблеии ООН в Нью-Йорке — была описана в иранской прессе как «историческая».

Египетско-иранское сближение стало еще более очевидным, когда совсем недавно посол Ясир Усман был назначен новым руководителем Бюро египетских интересов в Иране. Он встретился с председателем иранского парламента, бывшим заместителем министра иностранных дел Ирана Хосейном Амир Абд Аль-Хияном. Последний охарактеризовал ирано-египетские взаимоотношения как прочные, несмотря на проблемы, возникшие в последние годы. Он также добавил, что Египет и Иран являются двумя крупными региональными игроками и могут добиться значительных результатов в деле снижения напряженности на Ближнем Востоке и Северной Африке, а также в разрешении многих проблем исламского мира.

Интересное мнение высказал Хосейн Амир Абд Аль-Хиян по поводу сирийского кризиса и борьбы с ИГИЛ: «позиции Египта по сирийскому конфликту и противодействия ИГИЛ содержательны и конструктивны». А новый глава Бюро египетских интересов в Иране добавил, что консультации между официальными представителями стран будут способствовать улучшению ситуации в регионе, указав на возможность сотрудничества между Каиром и Тегераном.

Все эти шаги свидетельствуют об укреплении сотрудничества между странами. Тегеран выступает на стороне Египта по Сирии, что свидетельствует о том, что Каир станет одной из главных сторон в будущем переговорном процессе по Сирии. Это оказывает давление на Вашингтон и Эр-рияд: египетские представители участвуют в различных заседаниях, несмотря на отсутствие приглашений.

Обновление арабской коалиции

Несмотря на то, что в недавнем прошлом Египет поддерживал действия арабской коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, сейчас позиция Каира изменилась. Некоторые связывают это со снижением поддержки со стороны государств Залива в последние месяцы, в то время как другие указывают на переосмысление своей внешней политики самим Египтом, в частности, его ориентации на ось Москва-Тегеран.

Многие последние действия Египта в области политики и безопасности привели к усугублению противоречий между ним и государствами Залива и стали причиной ухудшения египетско-саудовских отношений.

Первое: прием делегации ПОЛИСАРИО и провокация Саудовской Аравии

По случаю 150-летия первого парламента Египта в Шар Эль-Шейхе состоялось празднования, в которых приняли участие парламентские делегации из 47 арабских и африканских стран. Среди прочих была принята делегация фронта ПОЛИСАРИО (Народный фронт за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро — военно-политическая организация, борющаяся с середины 70-х годоы ХХ века за независимость Западной Сахары от Марокко; сейчас Западная Сахара относится к категории частично признанный государств, ООН признает ПОЛИСАРИО в качестве его официальных представителей — прим. пер.), возглавляемого Хатри Аддухом. Аплодисменты, которыми были встречены эти делегаты, обострили ситуацию в и без того непростых египетско-марокканских отношениях.

© AP Photo, Mohamed Abd El Moatey, Egyptian Presidency via AP, File
Президент Египта Аб­дул-Фат­тах Халил Ас-Сиси и король Саудовской Аравии Салман в Каире


Некоторые интерпретировали этот шаг как провокацию, особенно, в свете того, что Марокко поддерживает арабскую коалицию.

Прием делегации из Западной Сахары — не единственный напряженный момент в отношениях Каира и Рабата. Встречи чиновников и дипломатов и консультации с египетскими парламентариями на полях конференции также вызвали недовольство руководства Марокко. Это является продолжением уже известной «провокации» Египта в отношении королевства.

Этот шаг Каира был интерпретирован именно как провокацию, нацеленную на Эр-Рияд. В первую очередь это связано с тем, что представители марокканской армии принимают участие в операции арабской коалиции в Йемене. После Рабат заявил, что присоединяется к суннитской коалиции, также под руководством Саудовской Аравии, (так называемая «исламская военная коалиция» — коалиция 34 государств исламского мира, созданная 15 декабря 2015 года — прим. пер.) против ИГИЛ и Ирана. Кроме того, марокканские вооруженные силы прошли учения в ОАЭ, а после приняли участие в военных учениях «Северный гром». И если Иран нацелен на предупреждение враждебных действий со стороны государств Залива, то закономерным является ответ этих стран: поддержать официальную позицию руководства Марокко по поводу Западной Сахары.

Второе: сотрудничество в сфере безопасности и разведки с Дамаском.

Согласно некоторым источникам в иранских СМИ, лояльных сирийскому режиму, группа офицеров египетской армии посетила российскую военную базу в Тартусе. Эти же источники сообщают о том, что некоторые египетские военные совершили вылеты на военных вертолетах в революционные районы, их имена не называются. По этим же данным, это представители второй египетской армии, расположенной на Западном берегу Суэцкого канала.

Несмотря на неподтвержденность информации, приводимой этими источниками, фактом остается визит генерала-майора Али Мамлюка, главы Бюро национальной безопасности в Каир, где он познакомился с политическим и военным руководством, а также обсудил вопросы сотрудничества в сфере безопасности и разведки.

Третье: поддержка российской резолюции

Египет поддержал российскую резолюцию по урегулированию сирийского кризиса в Совете Безопасности ООН. Это в полной мере показывает, насколько Каир сблизился с Москвой и Тегераном, настолько увеличился разрыв с государствами Залива. Ухудшение египетско-саудовских отношений в первую очередь проявляется в прениях между отдельными политиками, которые активно муссируются в СМИ. После неудачной шутки в адрес президента Египта, вынужден был подать в отставку Ияд Мадани, глава Организации исламского сотрудничества, что говорит о беспрецедентной напряженности в отношениях двух стран.

Четвертое: прием делегации хуситов

Позиция Египта по Йемену довольно противоречива: с одной стороны, он признает законность президента Хади, при этом отзывает посла из Саны, но оставляет в Адене, вслед за государствами Залива. Кроме того, Каир принимает делегацию хуситов для обсуждения ситуации в Йемене! Все это позволяет экспертам говорить о неоднозначности позиции Египта по Йемену.

© AP Photo, Hani Mohammed, File
Демонстрация хуситов против авиаударов саудовской коалиции


Склонность Египта к саудовскому плану по Йемену, возможно, объясняется стремлением Египта обеспечить безопасность в Баб-Эль-Мандебском проливе. Однако, прием хуситской делегации по-прежнему остается неясным при таком раскладе, что также приводит к разрыву отношений с Саудовской Аравией.

Снимет ли Египет суннитскую абаю?

Египет и Саудовская Аравия являются двумя суннитскими полюсами в исламском мире. Отрицать это также несправедливо, как и обвинять Египет в отказе от суннитской ориентации, хотя и последние события ставят под вопрос этот факт.

Посещение Каира шиитской армии Башара Асада, и «снабжение ее боеприпасам для убийства мирных граждан», ка кпередают оппозиционные СМИ — разве это не борьба с суннитами и сближение с шиитами?

Прием хуситской делегации, убивающих собственных людей, суннитов — разве это не поддержка шиитов?

Когда шейх Аль-Азхара, высшего религиозного учебного заведения в стране, принимает участие в конференции в Чечне, проходящей под покровительством Ирана и иных шиитских сообществ, и куда не были приглашены суннитские богословы из Саудовской Аравии — разве это не поддержка шиитов?

Некоторые могут сказать, что политические шаги Египта далеки от религиозной сферы и на первом месте стоят политические интересы. Однако, когда эти интересы противоречат религиозной доктрине, то к ним не нужно обращаться вновь. Тем более, что египетский народ придает важное значение религии.

Наконец сближение Ирана, России и Египта, как говорится, «убивает одним выстрелом несколько зайцев». Причем это будет довольно далеко от непосредственных интересов Египта, а скорее отвечать долгосрочным целям России и Ирана. Например, будет реализовано стремление Ирана расширить свою зону влияния (что усилит суннитско-шиитский конфликт), а Россия намерена распространить свое влияние от Украины и Восточной Европе до Сирии, Ливии и открытия выхода в Средиземное море. Египет, таким образом, становится частью дуги арабских кризисов, включаясь в противостояние двух крупнейших суннитских государств региона. Следовательно, ослабляется давление на шиитский Иран, а русским обеспечиваются необходимые условия для реализации их стратегии в арабском регионе.

Однако остается вопрос: действительно ли новый альянс Египет-Россия-Иран ориентирован против арабской коалиции? Какова будет позиция Египта, если иранско-саудовское противостояние перейдет в открытую фазу?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.