В понедельник, 14 ноября, Дональд Трамп совершил один из первых по-настоящему важных звонков в качестве следующего главнокомандующего Америки, и на другом конце провода был Владимир Путин. Как сообщает Москва, г-н Трамп сказал российскому лидеру, что он хочет наладить «крепкие и долгосрочные отношения» с Россией. Он пообещал в скором времени начать перезагрузку отношений с Москвой.

Сближение стран начнется в Сирии, где вновь избранный президент намеревается наладить российско-американское сотрудничество в борьбе против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.). Но это не стоит расценивать как полный отказ от нынешней политики — в противовес истерии левых. Планы заключить фактический альянс с Москвой в Сирии были разработаны вовсе не г-ном Трампом, а его предшественником. Однако чтобы избежать ошибок предыдущей перезагрузки, г-ну Трампу для начала стоит понять, какая идеология лежит в основе стратегии Кремля.

Возможно, лучше всего рассказать о российской идеологии сегодня может философ Александр Дугин. Будучи одним из главных «идеологов», стоящих за агрессивной внешней политикой Москвы, г-н Дугин является влиятельным мыслителем, который имеет тесные связи с Кремлем. Он решительно поддерживал аннексию Крыма Россией, и в прошлом году Казначейство США ввело против него санкции за его предполагаемую причастность к «нарушению суверенитета и территориальной целостности Украины».


Избрание г-на Трампа очень обрадовало г-на Дугина. «Для нас это радость, это счастье, — сказал он в ходе своего телефонного интервью на этой неделе. — Вы должны понимать, что мы считаем Трампа американским Путиным».

Прав он или нет, но г-н Дугин считает вновь избранного президента родственной душой — «консервативным националистом» и «реалистом», который говорит на языке г-на Путина. «Два реалиста лучше поймут друг друга», — сказал г-н Дугин о лидерах двух стран. Под реализмом г-н Дугин понимает такую систему взглядов, в которой акцент ставится на «суверенитете стран». Вашингтон, придерживающийся реалистичных позиций, по его словам, «сосредоточится на внутренних делах США и оставит в покое Европу и Ближний Восток».

Возьмем, к примеру, Украину и Сирию. Эти две проблемные зоны, по словам г-на Дугина, «не попадают в круг непосредственных интересов США». Однако подразумевается, что они входят в круг ключевых интересов России. Белый дом, который уступит эти районы Москве, будет строить отношения с такой Россией, «у которой не будет причин для антиамериканских настроений».

Возможно, эта идея очень нравится некоторым представителям ближайшего окружения г-на Трампа. Однако будущей администрации необходимо оценить возможные последствия такой сделки. Г-н Дугин не просит об обмене знаками взаимного стратегического уважения между Вашингтоном и Москвой. На кону стоит политическое и военное господство Америки над либеральным международным порядком, которое формировалось несколько столетий.

«Либерализм, — под которым г-н Дугин подразумевает права личности и свободный рынок — является по своей природе глобалистическим явлением». С тех пор как либеральные идеи впервые были сформулированы философами Просвещения, а затем их последователями в американских колониях, они сумели завоевать весь мир, а за порядком в этом мире стали следить либеральные державы — в последнее время США.

Г-н Дугин приравнивает либерализм к нравственной вседозволенности и духовной бедности. «Либерализм — это тоталитаризм», — говорит он, это сорняк, с которым православная Россия, расположенная между Востоком и Западом, должна бороться. Таким образом, США, которые больше не стремятся поддерживать либеральный миропорядок, станут триумфом идей, которые г-н Дугин и его единомышленники из числа ультраправых националистов в России и Европе отстаивали в течение нескольких десятилетий.

По его словам, такие перемены будут представлять собой переход от «однополярности к многополярности». «Все те, кто отвергает универсализм и глобализацию, получат шанс… Это теологический и метафизический сдвиг, и мы на самом деле недооцениваем те события, которые происходят сейчас». Это будет «настоящий сдвиг в балансе сил». В своей книге «Четвертая политическая теория» Г-н Дугин формулирует эту идею более прямолинейно: «Американскую империю нужно уничтожить. И в какой-то момент это будет сделано».

Разработка структур, которые должны прийти на смену прежнему либеральному порядку, — это вторая часть философского проекта г-на Дугина. По его словам, в постлиберальном мире великие державы будут стремиться уже к «региональной глобализации», а не к «глобальной глобализации». Цель будет заключаться в том, чтобы воскресить национальное государство в том виде, «в котором оно существовало до начала глобализации».

Возникнут «сбалансированные сферы интеграции»: англо-американская сфера, европейская сфера, а также евразийская сфера, которая будет включать в себя Россию, шиитский Иран и некоторые страны Восточной Европы. Если это кажется вам своеобразным философским алиби для имперских амбиций г-на Путина на территории между Балтийским и Черным морями, что ж, так оно и есть. Но г-н Дугин утверждает, что евразийская региональная интеграция, которую он предвидит, не обязательно должна быть принудительной.

«Евразийство — это оборонительный шаг, направленный против глобализации, силой навязываемой США», — отметил он. Но если Вашингтон сделает шаг назад, «мы сможем завершить этот процесс более демократичными путями». Как насчет дурных воспоминаний в таких странах, как Польша и государства Балтии, о том, как Россия в недавнем прошлом их «интегрировала»? Г-н Дугин ответил, что он им сочувствует, однако этим странам необходимо «адаптироваться к многополярности».

Он добавил: «Были также и хорошие воспоминания».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.