По словам Арсения Яценюка (42), он взял на себя обязанности премьер-министра Украины 27 февраля 2014 года — тогда, когда это было «политическим самоубийством». До своей отставки ему пришлось познать, что политика, по его собственному выражению, — «не самое лучшее и далеко на самое „чистое“ дело на свете». Ему пришлось выслушивать ругательства президента Петра Порошенко, который упрекал его в затягивании реформ. Его метод работы подвергали критике, но вотум недоверия в парламенте он «пережил». В конце концов, Яценюк, который ранее также являлся председателем парламента и министром иностранных дел Украины, покинул свой пост из-за обвинений в коррупции. Он утверждает, что дискуссия о его личности оттеснила на второй план действия по необходимым стране переменам. Сегодня он — председатель партии «Народный фронт», одним из соучредителей которой является.


Die Welt: Как сильно вас беспокоит избрание Дональда Трампа президентом США? Известно о его симпатиях к Владимиру Путину  так же, как и о том, что он может признать Крым и отменить американские санкции, введенные против России из-за оккупации восточной Украины?


Арсений Яценюк: Пока рано делать однозначные оценки. Республиканская партия, которая четко придерживается консервативных ценностей, представлена большинством в Сенате и Палате представителей. Кроме того, существует еще и Верховный суд. Эти инстанции контролируют президента. Американский президент — это не диктатор, он не может в такой системе делать все, что он хочет, как авторитарный правитель.

Что касается аннексии Крыма, то ООН, членом которой являются 100 государств, осудила ее как нарушение норм международного права. Это юридически невозможно игнорировать. 


— Но Трамп может изменить расклад сил в пользу России только тем, что кое-что не сделает — например, тем, что больше не окажет поддержку сирийским повстанцам и закроет глаза на российские войска на востоке Украины…

— Многое будет зависеть от того, кем себя окружит избранный президент, каких советников он назначит, кто при нем станет госсекретарем. Я думаю, что Россия преувеличивает собственную пользу от итогов президентских выборов. США остаются США, и Трампу придется действовать, руководствуясь их долгосрочными стратегическими интересами, в том числе в качестве важной личности, представляющей свободный мир.

На самом деле, всюду в мире наблюдается тенденция — от Брексита до провала нидерландского референдума о соглашении ЕС об ассоциации с Украиной и избрания Трампа. Это тенденция к возникновению движений «Против истеблишмента» и против конвенциональной политики. Мы вступаем в новый период в мировой политике. И мы должны его пережить и преодолеть. 

 

— Победа Трампа дает огромный импульс правопопулистским, сплошь пророссийским движениям Европы. Не приведет ли это к усилению давления внутри ЕС и требованию отменить санкции и уступить Путину?

— Несомненно, популисты и демагоги попытаются надавить на европейские правительства, чтобы добиться такого результата. Россия разыгрывает эту карту, финансируя радикальные силы в Европе и распространяя дезинформацию через СМИ вроде Russia Today. Но мы видим, что здесь на кону — основополагающие принципы и ценности. Если кто-то на Западе думает, что можно договориться с Россией за счет Украины, он делает большую ошибку. В итоге, Европе и США самим придется заплатить за это высокую цену.

— Однако сейчас Трамп хвастается тем, что как бизнесмен он знает, как заключать сделки. Очевидно, он считает, что заключит с Россией такую сделку, которая может принести быстрый успех.

— Но нельзя просто поставить мир с ног на голову. Это заметно по странам, которые уже побывали на популистской волне. Правительство Алексиса Ципарса в Греции было движущей силой популистских настроений в Европе, с активным противостоянием Международному валютному фонду (МВФ) и режиму жесткой экономии. И что мы теперь видим? Греции пришлось выполнить все условия МВФ и смириться с режимом строгой экономии.

— Если бы все произошло так, как хотел Ципрас, больше не было бы, кстати, санкций против России.


— Но давайте мы будем придерживаться фактов. Несмотря на то, что греческие власти симпатизируют России, они поддержали санкции.


— По итогам референдума о соглашении ЕС об ассоциации с Украиной, нидерландское правительство не хочет пока его ратифицировать — это показывает, что правопопулистское давление уже оказывает влияние. Полный провал соглашения возможен?

— Что касается референдума, то речь шла главным образом не об Украине, а о единстве ЕС. Поэтому я уверен в том, что по этому вопросу будет достигнут консенсус. В отличие от некоторых стран — членов ЕС, у последнего — сильное руководство, которое сможет найти подходящий компромисс. Как я уже сказал, мы стоим на пороге новой эры, в которой, наверняка, могут иметь место дальнейшие успехи популистов и демагогов. И если новая администрация США отменит санкции, это будет сигнал разрушительной силы в адрес ЕС. Тем более важно, чтобы его влиятельные политики твердо придерживались своих убеждение и планов. Федеральный канцлер Меркель недавно это продемонстрировала. Она поздравила избранного президента США, но одновременно подчеркнула свои главные принципы и ценности.

— Испытанием для единства ЕС является обещанная отмена виз для Украины. На следующей неделе в Брюсселе состоится саммит ЕС — Украина. Визовый режим будет отменен или ЕС будет лавировать?

— Он будет отменен. Он должен быть отменен. Только мое правительство приняло 144 закона и указа, которые были необходимы для того, чтобы получить отмену визового режима. Мы выполнили все условия, и Еврокомиссия это уже признала. Теперь слово — за ЕС. Иначе как мы должны объяснить это украинскому народу? Мы боролись за европейские ценности под флагом ЕС и принесли за это в жертву жизни украинцев, мы сделали все, чтобы выполнить предписания ЕС, а теперь решение будет затягиваться? Прекратите это! Выполняйте свои обещания! Здесь мы снова сталкиваемся с вопросом о силе европейских лидеров: большое значение имеет то, что ЕС держит свое слово.

— Делает ли Украина в целом достаточно для того, что оправдать западную солидарность? Вас постоянно упрекают в том, что реформы продвигаются недостаточно быстро, борьба с коррупцией ведется не активно…

— Вы должны представить себе, какие у нас были обстоятельства два—три года назад. Когда я весной 2014 года стал премьер-министром, это была страна-банкрот, в государственной казне — 15 тысяч евро! У нас не было газа, угля, полиции, военных, спецслужб. А ожидания народа после Майдана были так высоки, что полностью им соответствовать можно было только при помощи волшебной палочки. Но за два года правительство под моим руководством сократило дефицит бюджета с 10,5% до 2,5%. Покажите мне европейскую страну, которая может продемонстрировать такой результат! 


Мы создали полицию, новую армию, новые системы социального обеспечения. Мы выполнили программы режима экономии при отсутствии социальных протестов, в отличие, например, от Греции. И мы создали антикоррупционный орган, специально для расследования коррупционных дел. Сколько еще можно сделать за два года? Совершенно ясно, что мы допускали и ошибки. Но постоянно упрекать в том, что на Украине все происходит недостаточно быстро, нечестно по отношению к украинскому народу.

— Недавно Украина ввела в эксплуатацию электронную систему учета всех доходов и имущества государственных чиновников. Как воспринимается это в стране? Многие испытали шок, когда увидели, какими богатствами владеют некоторые ключевые политики.

— Система создает полную прозрачность по вопросу доходов политиков и госслужащих, и такого нет ни в одной другой стране мира. Да, обнародование таких данных вызывает шок, но это первый шаг к выздоровлению. Уже через пять месяцев указанные лица должны будут вновь казать свои доходы, а тем временем антикоррупционный орган тщательно проверяет каждый грош указанных сумм.

— Бывший президент Грузии Михаил Саакашвили недавно подал в отставку с поста губернатора Одесской области. И при этом он сделал резкие обвинения в адрес Петра Порошенко, которого упрекнул в кооперации с влиятельными олигархами…

— Здесь мы должны вернуться к феномену популистов. Если они терпят поражение, как этот человек, возглавлявший такой крупный и важный регион как Одесса, они всегда находят какие-нибудь отговорки и какого-нибудь козла отпущения. Но задача политика состоит не в том, чтобы давать обещания и представлять самого себя как величайшего борца за справедливость, благосостояние и свободу, а в том, чтобы предъявлять населению реальные результаты. В этом он потерпел неудачу. Было бы пустой тратой времени говорить о нем дальше. Демагоги, популисты и политические клоуны существуют в любой стране, и Украина — не исключение.

— Как вы думаете, есть ли еще шанс на реализацию Минских соглашений? В пятницу в Берлине президент США Барак Обама и главы государств и правительств пяти крупных стран ЕС должны, по данным многих дипломатов, обсудить, следует ли продлить введенные во время украинского кризиса санкции. Недавно, когда Путин приезжал в Берлин на встречу в рамках «нормандского формата», он, по крайней мере, дал сигнал о готовности к некоторому сотрудничеству.

— Путин пытается выиграть время. Неужели кто-то действительно верит в то, что он хочет, чтобы Украина стала успешным государством, страной с блестящей экономикой и демократией, членом ЕС и НАТО? Нет, Украина — это личная психологическая травма Путина. Он никогда не прекратит попытки вернуть ее в сферу своего влияния. Поэтому он сделает все для того, чтобы расколоть ЕС, повлиять на выборы в Европе, подорвать позиции канцлера Меркель. И более того, он хочет установить новый мировой порядок, который минимизирует влияние свободного Запада и США, и в котором он будет играть ключевую роль. Это скрывается и за его вмешательством в Сирии. Давайте вернемся к Дональду Трампу: я не верю в то, что он как президент США сможет с этим смириться. По крайней мере, мне так хотелось бы.

— Каковы ваши личные политические планы? Президент Украины?

— Это зависит от воли Бога и украинского народа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.