В последнее время в Лондоне, на фоне отсутствия успехов Запада на Ближнем Востоке активизировались дискуссии относительно последствий развязывания войны в Ираке, и экспертное сообщество вновь и вновь анализирует тот давний преступный сценарий вторжения в страну.

Сегодня в Великобритании самая обсуждаемая книга «Ирак: цена войны». Она написана одним из наиболее заметных дипломатов своего времени, Джереми Гринстоком (Jeremy Greenstock). Во время подготовки к иракской войне 2003 года он занимал пост постоянного представителя Великобритании при ООН, а позднее, представлял Великобританию в операции по оккупации страны, которую возглавили США. Джереми Гринсток был одним из самых активных защитников и проводников планов США и Великобритании по началу военной операции в Ираке на всех международных площадках в то напряженное время.

На самой первой странице мемуаров об Ираке слова — посвящение жене сэра Джереми Гринстока, чрезвычайно показательны и сразу же задают тон книге: «Анне, которая еще до меня подозревала, что у Саддама не было ОМУ». Книга «Ирак: цена войны», — стала своеобразным внутренним отчетом и попыткой объяснить, почему лихорадочная, полностью провальная дипломатия накануне войны и хаотичные попытки восстановить страну позднее неизбежно превратились в историю геополитических потерь.


В своей рецензии на книгу, посвященную иракской трагедии, бывший заместитель генсекретаря ООН, британец Марк Мэллок-Браун (Mark Malloch-Brown) пишет: Гринсток слишком порядочный человек и верен своим принципам, поэтому он не пытается возложить вину исключительно на плечи политиков. Он отмечает, что дипломат Гринсток в своей книге рассуждает о крахе всей западной системы в целом. Умные профессионалы потерпели поражение, они не были поняты, их сопровождала череда чудовищных ошибочных суждений, они полагались на ложные разведданные и, соответственно, делали неверные выводы. Бывший дипломат рассуждает о том, что любая система, даже самая устойчивая, может выдержать одну или две ошибки, но не способна выстоять при таком их нагромождении. Гринсток демонстрирует, как эти ошибки наслаивались одна на другую, и, в конечном счете, привели к тому, чему мы являемся свидетелями сегодня.

Автор вспоминает, как та немногочисленная клика вице-президента США Дик Чейни (Richard (Dick) Cheney) поддалась, как он выразился, первородному греху, который ошибочно соединил в их сознании Саддама Хусейна и Усаму бен Ладена. Затем на свет появились ложные заявления о военном арсенале Саддама.

Гринсток пишет, что для американцев было желательно, но отнюдь не необходимо, согласие со стороны Совета Безопасности ООН (нужно отметить, в нарушении международного права). Для идеологов иракской кампании гораздо важнее было то, что войну уже одобрил американский Конгресс. Он замечает, что, как и всегда, в понимании американцев мир вращался вокруг Вашингтона, а отнюдь не вокруг ООН в Нью-Йорке. В конце концов, Лондон и Вашингтон успокаивали себя тем, что большинство иракцев будут рукоплескать вторжению, рассматривая его как освобождение, а не оккупацию. Дипломат убежден, что принятие этих ошибочных предположений и привело к цепи ошибок в оценке намерений при голосовании в Совете Безопасности и позднее в попытке обеспечить мир в Ираке.

Мэллок-Браун, рассуждая о книге своего коллеги, пишет: «мое восприятие в качестве старшего служащего ООН от увиденного в ходе дебатов сводилось к тому, что британцы и американцы, казалось, всегда были близки к поражению на дипломатических фронтах, и как они должны были неизбежно одержать победу на настоящих полях сражений». Тем не менее, я испытывал уважение и восхищение тем, как Гринсток и его команда сделали лучшее из худшего. Ухватившись за аргумент, что Саддам понимает только угрозу применения силы, он и другие члены Совета Безопасности, выступавшие против войны, поддержали первую резолюцию, предписывающую Саддаму выполнить требования Совета Безопасности. Даже Кофи Аннан, как и большинство из нас, из его окружения, выступавшее против войны, трудился не покладая рук над обеспечением единогласного решения Совета Безопасности, поскольку это представлялось единственным путем принудить Саддама к сговорчивости и таким образом избежать войны. Однако принятие второй резолюции, которая давала бы добро на начало войны, было гигантским шагом, даже для проворной британской и американской дипломатии.

Во время дебатов в ООН Гринсток демонстрировал профессиональную виртуозность и, как отмечает Мэллок-Браун, волшебство. Гринсток являлся ключевой фигурой в решимости Британии добиться одобрения войны в Совете Безопасности, а при этом дипломат находился вне информационного обмена между Лондоном и Вашингтоном, а бывало, что и не в курсе мнений самого Лондонского Уайтхолла (Whitehall).

И это взгляд изнутри высокого чиновника ООН — Мэллок-Брауна.

Он вспоминает, что вышедший в этом году в Великобритании доклад Джона Чилкота (Sir John Chilcot) по Ираку продемонстрировал, как в то время в Лондоне нарушался сам процесс принятия решений, когда даже на стадии обсуждения исключалось участие тех, кто выступал с мнением и аргументами, которые шли вразрез с мнением руководства страны. Авторы доклада отметили, что страхи кабинета тогдашнего премьер министра перед оппонентами привели к тому, что ответственные за принятие решений по Ираку действовали в рамках узкого круга лиц, поэтому лишь единицы могли увидеть реальную картину целиком. Эксперты с сожалением констатируют, что в современном британском правительстве уже стало правилом то, что когда премьер-министру не нравится какое-либо предложение, авторы идей, не совпадающих с мнением и представлениями верхушки руководства Великобритании, сразу же отстраняются. Сага о Брексите стала одним из последних примеров.

Мэллок-Браун пишет: «если первородным грехом Белого дома было принятие ошибочного умозаключения для начала войны, то грехом Даунинг-стрит стала самонадеянная убежденность, что поддержка Соединенных Штатов позволит ему проявить сдержанность в отношении своего союзника. Вновь „особые отношения“ выглядели гораздо более особыми для Лондона, нежели чем для Вашингтона». И эта ошибка, с горечью замечает лорд Мэллок-Браун, была свойственна не только тогдашнему премьер министру Великобритании Тони Блэру (Tony Blair): руководство британской дипломатической службы было нацелено на то, чтобы сохранить эти отношения любой ценой.

В своей книге Гринсток рассуждает о том, насколько лучше было бы для самих британцев и для их американских союзников, если бы они отказались принять участие в военной операции, как в свое время поступил Гарольд Вильсон (Harold Wilson) во время Вьетнамской войны.

Самое поразительное, пишет Мэллок-Браун, что эта книга дожидалась издания целых 11 лет, и все потому, что тогдашний глава британского внешнеполитического ведомства Джек Строу (Jack Straw) не стал бы давать добро на ее выход в свет. Скорее всего, потому, что министр уже обжегся на публикациях «посольских» мемуаров, а возможно, как считает Мэллок-Браун, он надеялся на то, что история все же будет более милостива к той, очередной британской войне. Однако, как замечает автор, эта война именно сейчас, более чем когда либо, выглядит огромной ошибкой. Война, которая до сих пор принесла лишь тяжелые последствия для стран и целых регионов. Единственным оправданием, делает вывод Мэллок-Браун, является то, что некоторые из этих ошибок были допущены, честными и достойными людьми. Это их история.

P.S. От себя добавим. В Ираке погибло более 1 миллиона человек. Страна так и не восстановилась. И ведь никто из политиков США и Великобритании не понес за это наказание. Эта безнаказанность и привела к очередным трагедиям и войнам: Ливия, Сирия…

А Тони Блэр, между прочим, как ни в чем не бывало, всерьез подумывает вернуться на площадку британской политики, и, как видим, не понес никакой ответственности за трагедию, начатую тогда вместе с американцами, и которой пока что не видно конца.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.