Краеугольным камнем стратегии политического долголетия Владимира Путина стало видение России как осажденной крепости, которая противостоит угрозе вторжения США и западных стран. Представляя себя как единственного лидера, способного защитить Россию от тех, кто пытается подорвать ее основы, авторитарный президент мастерски отвлек внимание народа от быстро ухудшающейся ситуации в экономике, которая без сомнения сокрушила бы лидера более демократической страны.

Расходы на поддержание состояния боевой готовности в стране значительны, и вместе с большими средствами, выделяемыми на оборону, они лишают прочие области экономики столь необходимой им государственной поддержки. Путин хорошо это понимает, а избрание Дональда Трампа может дать ему возможность сбалансировать государственные расходы.

Когда Путин пришел к власти, мало что предвещало антизападную риторику, которая сегодня преобладает в его политике и в общественном мнении в России. В действительности, в 2001 году, всего через пару лет после того, как занял пост главы государства, Путин заявил, что необходимо либо пустить Россию в НАТО, либо заменить альянс новой организацией, которая включит в себя Европу и Россию.

Но его готовность к интеграции продлилась недолго. Отношения с Западом испортились, когда ЕС стала пытаться включить в себя все больше бывших коммунистических стран из российской сферы влияния. Низшей точки отношения достигли в апреле 2008 года после саммита НАТО в Бухаресте. На той встрече объявили, что Грузия и Украина, представляющие стратегический интерес для Москвы, могли бы присоединиться к альянсу. Путин был в ярости. Как сообщалось, он заявил президенту США Джорджу Бушу, что если НАТО будет пытаться поглотить бывшие сателлиты России, то они прекратят свое существование в рамках признанных территориальных границ.

Последующие действия уже стали историей. В августе 2008 года российские войска вторглись в Грузию и создали марионеточные правительства в двух ее областях — Абхазии и Южной Осетии, фактически требуя у страны выкупа. А в феврале 2014 года Россия оккупировала Крым, после чего занялась разжиганием мятежа на востоке Украины.

Путин искренне считает, что ЕС и НАТО угрожают России, но, похоже, преувеличивает мнимую опасность, используя ее как средство удержаться у власти. После глобального финансового кризиса 2008 года его популярность пошла на убыль, когда упали доходы от продажи нефти. Чтобы укрепить свое положение, ему нужен был объединяющий народ лозунг — сигнал о России как крепости. Замораживание конфликта на Украине заблокировало его пропагандистскую машину, но он сумел затянуть военную барабанную дробь, сыграв на размещении войск НАТО в Прибалтике и громя противников режима Асада в Сирии.


Стратегия Путина была эффективной, но он дорого за нее заплатил. Наращивание российской военной мощи потребовало затрат в миллиарды долларов на тщательную ревизию устаревших вооруженных сил страны. В 2010 году Россия еще не до конца оправилась от шока, вызванного глобальным экономическим кризисом, однако Путин запустил проект военной модернизации стоимостью в 700 миллиардов долларов. Целью стало к 2020 году заменить 70% оборудования, сохранившегося еще с советских времен. В 2014 году министерство обороны потратило на реализацию президентского плана 60 миллиардов долларов, или 4,5% от ВВП. Еще несколько миллиардов предположительно пустили на финансирование российской опосредованной войны на Украине, а также на бомбардировки в Сирии.

Щедрое финансирование военных проектов перетянуло средства из других областей экономики страны, находящейся под санкциями. Многие государственные корпорации и промышленные отрасли прилагают все силы, чтобы удержаться на плаву, в то время как ВВП в прошлом году сократился почти на 4%. Путин знает, что не может продолжать вкладывать столько средств в вооруженные силы, и имеются достоверные сведения о том, что в следующем году военный бюджет сократится на треть. Опасное состояние экономики вряд ли станет для государства сокрушительным ударом, однако российский президент обеспокоен тем, как это может сказаться на его наследии. Чтобы считаться одним из великих лидеров России, ему необходимо возродить экономику. А для этого он должен выйти победителем из битвы с Западом.

Может ли президентство Трампа помочь ему в этом? Ранние признаки позволяют предположить, что да. Когда Трамп победил, кремлевские чиновники ликовали, и не без оснований. В преддверии выборов республиканский кандидат выступил против НАТО и с восхищением говорил о Путине, которого описывал как более сильного лидера, чем Обама. Также Трамп заявил, что рассмотрит возможность признания Крыма и снятия антироссийских санкций. Однако риторика предвыборной кампании не обязательно найдет отражение в его последующей политике, особенно если у республиканских ястребов в Конгрессе будет что возразить.

Пробные шаги Трампа вряд ли заставили Путина потерять голову. Российский президент поддержал его избрание, но, вероятно, будет относиться к нему с недоверием до тех пор, пока не появятся четкие доказательства смягчения позиции США по отношению к России. В конце концов, Трамп уже сейчас отступается от некоторых своих предвыборных обещаний. Но чтобы представить Россию победителем, Путину будет достаточно визита Трампа в Москву или заявления о том, что Россия — равноправный партнер США. Государственные телеканалы начнут использовать более мягкую лексику в отношении США и вообще Запада. Пока непонятно, откроет ли такое изменение тона путь к резолюции по Украине или к отказу от бомбардировок в Сирии. Но потребность Путина в щедрых военных расходах скорее всего уменьшится.

Nicolae Reutoi — старший аналитик Alaco, лондонской компании в области бизнес-консалтинга.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.