Примечание редактора: Ниже приводится мнение одного из участников симпозиума, проведенного по инициативе National Interest и Carnegie Corporation of New York. Мы задали нескольким ведущим специалистам с мировым именем вопрос о будущем российско-американских отношений при президенте Дональде Трампе и опубликовали их ответы.

Избранный президент Дональд Трамп пообещал восстановить связи с Россией и «договориться» с президентом Путиным и об улучшении двусторонних отношений, и о сотрудничестве в борьбе с глобальными вызовами. Когда администрация Трампа начнет свою собственную перезагрузку отношений с Россией, ему следует иметь в виду два ключевых обстоятельства. Во-первых, все американские администрации с 1991 года, придя к власти, стремились улучшить отношения с Россией, но все их перезагрузки заканчивались разочарованием, так как у США и у России очень разные представления о продуктивных взаимоотношениях. Во-вторых, президент Путин ясно дал понять, что главным элементом договоренности он считает возобновление ялтинского соглашения о разделе мира на сферы влияния, которое не будет ущемлять законные, на его взгляд, интересы России. Будучи опытным бизнесменом, Трамп должен обеспечить соблюдение американских интересов в любом соглашении, которое он заключит.

Российско-американские отношения опустились до самой низкой с 1985 года отметки, и в этих условиях очень важно, чтобы новая американская администрация восстановила связи с Кремлем. Пока Трамп лишь в общих чертах рассказал о том, как будет выглядеть эта договоренность. В ней Крым может быть признан российским, и могут быть отменены экономические санкции, введенные против России с началом войны в Донбассе, которая на сегодня унесла 10 тысяч человеческих жизней. Это положит конец трансатлантическому единодушию по поводу Украины и устранит важный источник напряженности с Россией. Но что Россия предложит в ответ?

Если цель заключается в налаживании российско-американского сотрудничества для разгрома «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещена в России — прим. пер.), то госсекретарь Джон Керри уже год безуспешно пытается сделать это. Администрация Трампа может отказаться от сегодняшних требований США об уходе Асада, но по-прежнему совершенно неясно, действительно ли главный российский приоритет в Сирии — это разгром ИГИЛ.


Пожалуй, полезнее было бы начать с небольших шагов, а не с попыток заключить грандиозную сделку. Демонизация США — это сегодня неотъемлемая часть политической жизни России, и добиться отказа от нее будет непросто. Но если руководители в Белом доме и в Кремле начнут проявлять больше прагматизма, то постепенно связи можно будет восстановить и улучшить. В 2021 году истекает срок действия договора СНВ-3, а судьба договора о РСМД вызывает сомнения. В этих условиях надо в приоритетном порядке возобновить переговоры по вопросам контроля вооружений. 


Анджела Стент — директор Центра по изучению Евразии, России и восточноевропейских стран Джорджтаунского университета, автор книги «Границы партнерства: американо-российские отношения в 21-м веке» (The Limits of Partnership: U.S.-Russian Relations in the Twenty-First Century).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.