- Господин премьер-министр, Вы не боитесь, что Турция исполнит свою угрозу, откроет свои границы и большое количество беженцев снова последует через Балканы?


— Не могу сказать, что я боюсь. Но, конечно же, это не совсем стабильная ситуация. Турция в этом вопросе играет весьма важную роль. Поэтому мы должны предпринять все меры для того, чтоб она шла по прежнему пути. Это нелегко, однако в нынешней ситуации мы должны сохранять диалог. В вопросе о беженцах Турция взяла на себя весьма важную часть нагрузки и уже с давних пор дает приют очень большому числу беженцев. Тем самым она проявила себя как сильный партнер Европы.


 — Год назад, после того как многие мигранты прибыли в Германию, бундестаг принял закон, объявляющий Албанию безопасной для ее жителей страной. Вы сочли это правильным?


— Это был важный шаг в поисках решения. Но с другой стороны, ситуация является парадоксальной. В то время, когда люди из Албании прибывали в Германию, то же самое делали очень многие мигранты из тех бывших коммунистических стран, которые стали членами Европейского Союза. Мы не являемся членами Европейского Союза, поэтому албанцы, которые хотели выехать, были вынуждены запрашивать политическое убежище. Это совпало с кризисом с беженцами и усугубилось в результате того, что албанцам рассказывались неверные вещи о том, что немцы нуждаются в рабочей силе.


 — Насколько долгим будет еще путь Албании в ЕС?


— Речь идет не только о том, сколько времени нам еще потребуется, но также и о том, как будет дальше развиваться Европейский Союз. С политической точки зрения, мы находимся сейчас в довольно хорошем положении, чего нельзя сказать в настоящее время про Европейский Союз.


 — Должны ли все страны Западных Балкан совместно вступить в ЕС?


— Механизм вступления в ЕС не работает таким образом. Каждая страна должна выполнить предписанные критерии и стандарты. Но если мы хотим иметь надежный и стабильный Европейский Союз и тем самым безопасную Европу, то плохо, если в этом будут дыры. Возьмем, к примеру, беженцев. Они прибыли в Европейский Союз сначала через Грецию, затем вновь покинули его, когда прибыли в Македонию и Сербию, и вновь вошли в него в Хорватии. Если бы все балканские страны уже были членами ЕС, то этот регион был бы одной большой буферной зоной. Всем беженцам можно было бы сказать: вы находитесь теперь в Европейском Союзе и должны соблюдать его правила. Кроме того, мы не должны забывать, что имеются и другие — третьи — игроки, которые играют свою собственную игру и которые бы выиграли, если бы ЕС допустила там возникновение вакуума.


 — Кого Вы имеете в виду?


— Я говорю о России, а также о радикальном исламе. Не забывайте, что наш регион весьма разнообразен, этнически, а также, что касается религий. Европейский проект является единственной возможностью для того, чтобы побудить все эти балканские страны к тому, чтобы сотрудничать и мирно жить друг с другом.


 — Даёт ли Россия авансы Вашему правительству?


— Речь не об этом. Речь идет об оказании влияния. Надо понять стратегию, усилия России с тем, чтобы распространять свое влияние за пределами собственных границ. Она пытается усилить свое присутствие там, где это только возможно. И не забывайте, что эта часть мира была в свое время частью советской империи.


 — А другие «третьи игроки» — не беспокоит ли Вас ваххабизм, который поддерживается Саудовской Аравией? Ведь недавно в Албании были же проведены и полицейские операции против предполагаемых террористов «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в РФ — прим. перев.)?


— Мы все уязвимы, повсюду в Европе. Это касается Албании не больше и не меньше, чем других. Это верно, что мы страна мусульман и христиан, но верно и то, что мы являемся страной, в которой межрелигиозная толерантность воспринимается как ценность. Наши мусульмане являются самыми проевропейскими и проамериканскими мусульманами во всем мире. Я являюсь лучшим примером тому. Сам я католик, моя жена мусульманка, два наши ребенка из первого брака являются православными. А наш младший мальчик должен еще решить, кем он хочет стать.


 — Что касается Вашего пути в ЕС, какие важные шаги уже сделаны и какие должны последовать?


— Как премьер-министр, я вижу теперь, что путь к европейской интеграции является уникальным для таких стран, как наша, которая до этих пор не имела очень хороших условий для построения государственных институтов и современных структур. Это процесс, который мы осуществляем теперь с большим энтузиазмом не потому, что мы хотим в будущем стать частью «клуба ЕС», а потому, что в результате этого мы станем хорошо функционирующей нацией. Это является для нас уникальной возможностью. И было бы абсолютной катастрофой, если бы мы потеряли эту связь с Европейским Союзом.


 — Какого рода поддержку Вы ожидаете при этом от Германии?


— Канцлер ФРГ Ангела Меркель уже добилась невероятных достижений, поскольку ей удалось сплотить все страны нашего региона. Мы встретились в ведомстве канцлера три с половиной года назад. И впервые в истории балканских стран на такой встрече руководителей государств и правительств речь шла не о том, чтобы спорить о границах, о прошлом, об их конфликтах, а говорить о будущем. И начиная с этой встречи, она организовала процесс сближения государств Западных Балкан, в котором мы ощутили себя европейцами, хотя мы и не являемся еще членами ЕС, и в котором мы сотрудничаем ради лучшего будущего. Это было ее видение, и это ее заслуга. И в рамках двусторонних отношений немецкая помощь была эффективной. Реформа юстиции, которая является ядром наших реформ, и которой пришлось преодолеть барьер большинства в албанском парламенте, была бы без нее невозможной. Она является источником нашего вдохновения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.