Политический курс Турции в Сирии зашел в тупик. Глава государства Реджеп Тайип Эрдоган пытается скрыть этот факт за громкими словами: на прошедшей неделе президент заявил о том, что его армия вторглась в Сирию, «чтобы покончить с властью тирана Асада».

Через два дня, ознаменовавшихся гневными заголовками российских СМИ и телефонным разговором с президентом Владимиром Путиным, Эрдоган внезапно заговорил иначе: по его последнему заявлению, турецкая операция «Щит Евфрата» была направлена лишь против террористических организаций, а не против государства или отдельно взятой личности. О свержении Асада речи уже не шло. Этот инцидент — лишь самое свежее свидетельство сдвига влияния в сирийском конфликте: с самого начала военного вмешательства России в войну в Сирии больше года назад Москва брала верх над Анкарой. В настоящее время сирийский режим с помощью русских отвоевывает Алеппо. Ежедневно государственное телевидение России показывает фотографии разрушенного города и отмечает достижение «крупного военного успеха».

Турецкая армия ни разу не предприняла попытку в оказании помощи повстанцам в окруженной восточной части города, при этом Анкара считает этот район зоной турецкого влияния. Тем ничтожнее выглядят звучащие в это же время из уст Эрдогана слова о намерении свергнуть сирийского диктатора.

В понедельник вечером соратник Эрдогана Бинали Йылдырым (Binali Yildirim) прибыл в Москву. Во вторник турецкий премьер встретится с президентом Владимиром Путиным и премьер-министром Дмитрием Медведевым. В официальной части этих встреч будут обсуждаться еще и вопросы экономики. Турция предложила в торговле с Россией перейти на национальные валюты — рубли и лиры. После неудавшейся попытки путча Анкара сильно зависит от экономических импульсов. Турецкое руководство заинтересовано к тому же и в российских системах ПВО. Москва, в свою очередь, намерена экспортировать газ, и Эрдоган уже подписал соглашение о строительстве газопровода, который пойдет в направлении Турции через Черное море. Кроме того, в долине Аккую Россия планирует строительство атомной электростанции.

Это уже третья встреча высокопоставленных лиц обоих государств за последние пару месяцев: в августе Путин встречался с Эрдоганом в Санкт-Петербурге, в октябре они общались на Мировом энергетическом конгрессе в Стамбуле. О российском фронтовом бомбардировщике Су-24, сбитом турецким истребителем, кажется, уже забыли, причем данный инцидент имел место как раз год назад.


Прагматизм Анкары и Москвы

Оба государства заинтересованы в сотрудничестве. Ситуативный союз, основанный прежде всего на прагматизме в экономических и геополитических вопросах, но также и на отвращении к Западу и разочаровании в его политике. Путин и Эрдоган находятся в состоянии конфликта почти со всеми западными государствами, а будущий президент США пока занят своими делами и сперва должен позаботиться о формировании своей команды.

Аналитики предупреждают об эйфории в российско-турецких отношениях. Вопреки любому сближению с Западом Москва еще не отменила всех торговых ограничений, это касается, прежде всего, сельскохозяйственной продукции. Эрдоган также не может определиться с тактикой: то он обращается к Саудовской Аравии, которая хочет свергнуть Башара Асада; то к России, которая хочет удержать его у власти.

Тем не менее Эрдоган не может позволить себе слишком уж сильной нерешительности. Ему нужны русские.

В отношении сирийского конфликта Москва, очевидно, заключила с Анкарой своего рода «соглашение о моратории»: Россия предоставляет Турции свободу действий в сирийской пограничной зоне, а Анкара, в свою очередь, мирится с воздушными атаками русских на Алеппо (Россия так или иначе уже больше года доминирует в воздушном пространстве Сирии) и признает Асада в составе временного правительства. Кардинальную смену курса турецкий премьер Йылдырым недавно объяснил следующим образом: долгое время Анкара требовала от мирового сообщества свергнуть сирийского лидера. Россия поддерживает Асада, якобы обещающего сохранение стабильности в Сирии и регионе в борьбе против исламистов.

Поэтому турецкие вооруженные силы прилагают все силы для того, чтобы предотвратить автономию курдской провинции в северной части Сирии. С этой целью турецкая армия, совместно со своими союзниками — арабскими ополченцами, пытается завоевать буферную зону на севере Сирии. В этот регион могли бы вернуться без малого три миллиона сирийских беженцев, в данный момент проживающих в Турции.

Ситуация не меняется

Однако в настоящее время турецкое наступление приостановлено, войска до сих пор стоят у небольшого городка Эль-Баб, в данный момент удерживаемого террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ) (террористическая организация, запрещенная в России — прим. пер.). С одной стороны, причиной тому является сопротивление джихадистов, с другой — виновата тактика турецкой армии. В отличие от сирийских, а также российских военных, турецкие войска не стремятся немедленно сровнять с землей целые деревни и городские районы ради того, чтобы уничтожить противника.

Но Эрдогану нужны успехи. Путин будет предоставлять турецкой армии свободу действий ровно до тех пор, пока она сможет отчитываться о своих достижениях. Москва, как и Анкара, намерена не допустить создания курдской автономной зоны, чтобы избежать раскола Сирии. Эрдоган, похоже, собирается настаивать на размещении своих войск в регионе — но для этого ему требуется согласие Путина.

Уже в январе главы государств собираются встретиться снова и, вероятно, снова в России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.