Российский посол в Латвии Александр Вешняков через месяц покинет свой пост, спустя почти девять лет работы. На его место назначен замсекретаря Совета безопасности России Евгений Лукьянов.

Журналист портала Delfi поговорила с Вешняковом о его успехах и неудачах на посту посла в Латвии, о натянутых отношениях между Россией и Латвией, об экспорте латвийских шпрот, о негативном влиянии санкций на торговые отношения России и Латвии, о переехавших в Латвию россиянах, о «черных списках», об инициативе Европарламента по борьбе с российской пропагандой, о маршах легионеров СС в Латвии, о победах пророссийских политиков на выборах в других странах.

Delfi: В Латвии вы уже 8 лет. С чем связан такой длительный срок?

Александр Вешняков: На самом деле, уже почти 9 лет: 12 февраля 2008 года я вручал верительную грамоту президенту ЛР Валдису Затлерсу. Обычная практика для послов — 4-5 лет, но если посмотреть на практику политических назначенцев (ранее Вешняков был председателем Центризбиркома России, — прим. ред.), то там сроки очень разнятся. Если дипломатическая работа назначенца устраивает и российский МИД, и президента России, то есть немало примеров, когда послы находятся в одной стране подолгу. Скажем, посол России Александр Суриков работает в Белоруссии с 2006 года, столько же пребывает в Финляндии посол Александр Румянцев…

Жесткого правила о том, что посол подписывает контракт на 3-5 лет, не существует. В советское время был поставлен рекорд: посол СССР в США (Анатолий Добрынин) проработал 24 года (с 1962 по 1986 годы). Мне до таких сроков далеко, да я и стремиться не буду.

— Почему новый посол Евгений Лукьянов — тоже политический назначенец, а не карьерный дипломат?

— Прерогатива назначать граждан РФ чрезвычайными и полномочными послами принадлежит президенту России — ему виднее, кого, когда и в какую страну направлять.

— Как вы оцениваете свои успехи на посту? Вы приехали, когда отношения Россия-Латвия были в довольно приличном состоянии, наш президент к вашему в гости ездил…

— Так оно и есть. Помню первую пресс-конференцию 12 февраля 2008 года, когда на вопрос журналистов «С чем вы сюда приехали?», я ответил: «С добром!» Под этими словами я понимал, что мы должны строить отношения на принципах взаимоуважения, учета взаимных интересов, прагматизма и добрососедства. Пока так и было, у нас многое получалось.

Одним из главных достижений на посту я считаю первый официальный визит президента ЛР Валдиса Затлерса в Москву, который удалось организовать в декабре 2010 года — все стороны оценили его, как успешный и полезный. Благодаря ему был заключен ряд важных соглашений в социальной и экономической сферах.

Мы закончили почти 20 лет длившиеся споры по дипломатической недвижимости. Была поставлена точка в вопросе собственности юрмальской резиденции посла РФ, что дало основания отремонтировать и утеплить ее. Кстати, в Россию я увезу картину с изображением этого дома, написанную местным художником. Решили и спор по санаторию «Янтарный берег» — по специальному соглашению, он находится в ведении управделами президента РФ, а взамен под резиденцию посла ЛР отошло здание в центре Москвы.

Тот визит дал мощный импульс для развития наших экономических связей. Взаимный товарооборот вырос более, чем в четыре раза с 3,1 миллиарда долларов в 2007 году до 13,5 миллиарда в 2014 году. Были поставлены рекорды по перевозке грузов по латвийской железной дороге в 2012 году — 60,6 миллиона тонн, а 2014 год был невероятно успешен для Рижского порта — он перевалил 41 миллион тонн грузов.

Приехав, я столкнулся с неудовлетворительными условиями работы нашего консульского отдела, куда в год обращаются десятки тысяч людей. Мне удалось убедить МИД России, чтобы нам дали возможность арендовать новые помещения — сперва на Дзирнаву, а потом — на Смилшу. Также мы выкупили и сейчас делаем капремонт бывшей в заброшенном состоянии части дома на Альберта, где живут наши дипработники. Жаль, в этом году все работы не успеем завершить.

Мне удалось помочь в возрождении Дней русской культуры в Латвии — они проводятся с 2011 года и пользуются большим успехом, что доказывает: русская культура тут живет и востребована. Этот интеграционный проект поддерживают президент Латвии и православная церковь, как это было во времена Первой республики — в 20-х годах XX века.

— Удалось ли решить до конца проблему с отменой российских виз для неграждан?

— Когда я приехал в Латвию, то больше всего соотечественники говорили о несправедливости института неграждан Латвии. Решение самой проблемы неграждан продвинуть не удалось, зато получилось исправить другую несправедливость. Неграждане говорили: «Мы считаем своей исторической родиной Россию (и обоснованно считают!). При этом со своим странным статусом мы можем свободно перемещаться по всей Европе, а для поездки в Россию надо покупать визу!» В июне 2008 года вышел Указ президента РФ, который исправил ситуацию…

В том Указе сразу была оговорка, что он не распространяется на совершеннолетних детей, родившихся после 1992 года, то есть в независимой Латвии. В 2008 году таких еще и не было (старшему исполнилось 16 лет), так что ездить без виз могли все желающие. Мы сигнализировали, чтобы эту тему рассмотрели и не делили неграждан на два сорта. В этом году число совершеннолетних неграждан, рожденных после 1992 года, приблизилось к 10 000, оговорка сработала — одна из студенток, учащаяся в России, была задержана на границе. Поднялся ажиотаж. В ближайшие месяц-два проблема будет окончательно решена — готовится Указ, который даст безвизовый въезд всем негражданам Латвии и Эстонии.

Еще один Указ, к которому я имею отношение: 8 мая 2014 года президент РФ принял решение о пожизненной поддержке ветеранов Великой отечественной войны, живущим в республиках Балтии: участникам боевых действий платят 1000 рублей (14,6 евро) в месяц, труженикам тыла — поменьше. К сожалению, эти герои, победившие страшную чуму 20-го века под названием нацистская Германия, здесь не получают должной заботы и понимания, а тем более материальной поддержки, в которой очень нуждаются.

Также мне удалось помочь восстановлению православной Кульневской церкви в Илзескалнсе (близ Резекне) и отстройке сгоревшего в 80-е годы XX века деревянного храма в городе Балви. В последнем проекте очень помогла администрация и жители Пскова. Также мы провели ремонт 209 воинских захоронений из 360 на территории Латвии — на это Россия перечисляла около 700 000 долларов ежегодно.

— Что вы считаете своими неудачами?


— К сожалению, как наша, так и латвийская сторона подтверждают, что сейчас отношения стран на низшей точке. Сведены практически на нет все контакты на высоком уровне. В итоге — падения по всем фронтам. В 2015 году общий товарооборот Латвия-Россия упал на 45%, в 2016 году — еще примерно на 40%. То есть выходим почти на цифры 2008 года, когда я приехал. По латвийской железной дороге перевозки уменьшатся примерно на 18% (около 80% — российские грузы), а Рижский порт по итогам года — в минусе на 8%.

— Вам не удалось организовать встречный визит президента России в Латвию, а ведь его звали сюда?

— Приглашение тогда и вправду было озвучено, но других действий по этому поводу латвийская сторона не предпринимала. Было и официальное приглашение нашему Патриарху Кириллу посетить Латвию, но президент Берзиньш сказал, что визит в 2014 году «пока нежелателен», а потом президент Вейонис подтвердил, что приглашение в силе, но на прямой запрос Латвийской православной церкви был дан ответ, что в 2016 году такой визит тоже нежелателен.

— В чем, на ваш взгляд, причины таких натянутых отношений?

— Думаю, это неадекватная оценка позиции России по многим вопросам международной политики — Украина, Сирия и другое. Кроме того, активное участие Латвии в санкционной политике Евросоюза, демонизация России и, конечно, черные списки, которые делают свое черное дело, что в конечном счете приводит к падению товарооборота, грузоборота и так далее.

— Есть страны, которые в санкциях участвуют, но отношения с Россией у них лучше?

— Да. Например, у Финляндии. Когда туда стало прибывать довольно много мигрантов с территории России, а также, в связи с санкциями, возникли проблемы с товарами, которые финны традиционно поставляли в Россию, президент Финляндии договорился о встрече с президентом России. Они все обсудили — проблема мигрантов была тут же решена. Что в подобных ситуациях делает Латвия? Сами знаете.

Для потепления нужен диалог, к которому мы готовы. Более того, летом здесь находился зампред правительства России Аркадий Дворкович. С нашей стороны было предложение, что он готов встретиться с премьером и министрами, обсудить ряд вопросов, сверить понимание ситуации. Премьер не нашел на него времени. Добро на встречу получил и.о. премьер-министра, министр земледелия Латвии Янис Дуклавс. Но что потом из этой встречи раскрутили местные СМИ? Неудобно было читать и слышать всю ту ахинею, которую они несли.

— С чем это связано? Травма военных лет?

— Наверное, и это. Но также — не от большого ума и мудрости тех, кто так строит межгосударственные отношения.

— Есть мероприятия в посольском корпусе, куда вас раньше звали, а теперь — нет?

— Есть. На традиционный завтрак после выборов президента США, который устраивал посол США, я в этом году приглашен не был. Хотя, многие послы там были. Видимо, не вписался в их формат.

— Как санкционный режим бьет по экономическим связям Латвия-Россия?

— Думаю, сильно. Особенно, по экономике Латвии. До 2014 года ВВП Латвии прирастал до 5%. Правительственный прогноз прироста на 2016 год — уже около 3%, а эксперты, в том числе ваш Центральный банк, прочат 1,4%. Санкции — оружие обоюдоострое: они колют Россию, но режут Латвию.

— Обращаются ли к вам за помощью местные представители бизнеса, чтобы выйти на Россию и установить отдельные контакты?

— Бизнес хорошо понимает, что сегодня окно возможностей все больше напоминает форточку, но и ее активно используют. На днях здесь прошел очередной деловой Форум наших столиц — Риги и Москвы — которые сотрудничают уже 15 лет. На нем искались ответы, как взаимодействовать хотя бы по товарам, которые не попадают под санкции. И довольно успешно.

Сильно мешает негативный информационно-политический фон. Бизнес — он ведь пугливый: чувствует, когда надо затаиться и придержать коней, а когда развиваться. Ряд инвестиционных проектов в Латвии с участием российских денег фактически свернут. Ушел Уралвагонзвод, планировавший производство грузовых железнодорожных вагонов под Елгавой. Ушел Лукойл. По свежей информации, процессы по расширению приостановил Северсталь. В то же время тут остается Уралхим, который в 2013 году построил терминал мощностью 2 млн. тонн в год — уже через год он вышел на проектную мощность. Был план по строительству второй очереди, но пока приостановили — если санкции пойдут и на удобрения, то деньги можно потерять.

В то же время там, где создаются условия для нормального взаимодействия, все получается. Например, при поддержке самоуправления, в начале 2016 году в Вентспилсе открылся филиал шоколадной фабрики «Победа», которая поставляет свою сладкую продукцию в Европу и США. Это хороший пример, как наш бизнес находит ниши даже в таких условиях.

— Что с российским газом?

— Это вопрос к вашему Минэкономики, насколько оно все рассчитало, предлагая свои инициативы и реализуя их в обход существующих договоренностей с Россией. Есть договор до апреля 2017 года с Latvijas gaze. Но ваше правительство решило разрушить монополию раньше. Один из акционеров LG Газпром уже сообщил, что нарушение договора может негативно сказаться на ценах, к тому же попытка гнаться за искусственным разделением газовой сферы может привести к подорожанию на рынке. Мнения разнятся: специалисты LG утверждают, что газ подорожает надолго, а ваше минэкономики говорит лишь о возможном временном всплеске цен, которые рынок урегулирует.

По-моему, более вероятен первый сценарий. Тем более, что специалисты отрасли за 25 лет доказали, что это было надежное партнерство с стороны всех акционеров — и Газпрома, и немецкой газовой компании, и латвийской. Они привели в современное состояние всю газовую систему — не было ни одного серьезного срыва.

— Насколько наши прерванные санкциями экономические связи прошли точку невозврата, когда торговые пути в Европу будут налажены в обход Латвии?

— Пока не все так печально. Но есть наглядный пример из прошлого, как это происходит: если бы между нашими странами не было заморозков в отношениях в 90-х, и Латвия для России была стратегическим партнером, то газопровод в Германию прошел бы по вашей территории и вы бы получали свою долю за перекачку, а если бы подключили к этому проекту ваше уникальное геологическое образование под Добеле, где можно было создать газохранилище на 50 млрд кубов газа (в десять раз больше Инчукалнса), это был бы клондайк Латвийской республики (не менее 380 млн. евро прямых доходов ежегодно), но эту возможность миллиардов вы упустили. Мы построим «Северный поток» по дну Балтийского моря. Хотя, первый вариант был дешевле для России и ЕС, и очень выгоден для Латвии.

Уверен, что новые заморозки когда-то пройдут, санкции отменят, вернутся некоторые традиционные товары и грузы, но не все. Чем дольше санкции, тем жирнее точка невозврата — товары уйдут на другие маршруты, а связи — в другие руки.

— Почему Россия стала сокращать транзит через Латвию?

— Мы прагматики — считаем деньги. Нам выгодно развивать свою инфраструктуру. Мы вложили большие деньги в строительство российских портов на Балтике — Усть-Лугу и Приморск. Да и Новороссийск очень активен последнее время. Теперь мы туда направляем грузы. Жаль, конечно, что не в пользу рубля изменился курс евро — доллар, но в итоге рублевые тарифы российских портов в Балтии стали более интересными для российских операторов, чем ваши в евро.

Одно дело, когда лидеры стран встречаются, общаются, снимают барьеры двойного налогообложения, а если, вместо нормального общения, разные бяки в СМИ, бизнес задумывается, стоит ли идти в такую страну.

В то же время, есть и позитивные примеры: по вашей железной дороге был прогноз спада гораздо больше чем на 18%, но благодаря появлению спроса и росту цены на каменный уголь в Европе, последние месяцы года количество груза через Латвию резко выросло. Этому способствовало и общение вашего министра сообщения с нашим министром транспорта. Недавно в рамках Транспортной недели в Москве они встречались и все обсудили. В том числе, и как сопредседатели межправительственной комиссии, которая ни разу не заседала с ноября 2013 года.

— Но вернемся к экономике. Как Россия относится к транзиту китайских грузов в Латвию? Не будет ли перекрывать путь?

— У Китая есть своя программа Нового шелкового пути. Их крупнейший перевалочный пункт «Большой камень» будет располагаться под Минском. Но у Белоруссии выхода к морю нет, поэтому Китай изучает варианты дальнейшего маршрута, в том числе этим занимался в рамках саммита 16+1 в Риге. Все зависит от ваших предложений. Россия с КНР — стратегические партнеры. Мы заинтересованы, чтобы по России путь шел, а как он выйдет на Европу — решение Китая, который ведет себя, как богатый жених.

— Когда Россия пустит назад латвийские шпроты и прочую рыбную продукцию?

— Летом-2015 была проверка наших надзорных органов, которые выявили системные нарушения в качестве вашей рыбной продукции. Были высказаны конкретные замечания. Ваша сторона провела серьезную домашнюю работу. Этим летом была повторная инспекция, которая сейчас готовит отчет, согласовывая его с партнерами Белоруссии и Казахстана. Из нашего контрольного органа была утечка информации, что не исключено позитивное решение по ряду предприятий ЛР.

— Сами-то вы шпроты любите и есть не переставали?

— Люблю. Шпроты — такой продукт, что его недопустимо есть каждый день в неограниченном количестве, но как определенного рода деликатес он может и стол украсить, и стать полезным дополнением рациона. Я лично убедился, что в России они до сих пор продаются. Осенью был в коротком отпуске в Кисловодске — захожу в магазин, а там «Золотые шпроты» из Риги. Купил, попробовал — они. И цена не такая уж большая. Я и в Россию из Риги уже шпроты купил на вывоз.

— Как посольство РФ контактирует с «новыми русскими» — россиянами, которые получили инвестиционные виды на жительство в Латвии? Многие из них достаточно критично настроены в отношении нынешнего руководства России.

— Приехало сюда немало. По данным Латвии, программой «инвестиции в обмен на вид на жительство» воспользовалось 13-15 тысяч иностранцев, из которых около 10 тысяч — граждане России. Многие обосновались тут семьями, их дети ходят в местные садики и школы, но немало и тех, кто тут постоянно не живет. В общем, это люди самых разных взглядов — мы взаимодействуем со всеми, у кого есть к нам вопросы, не разделяя наших граждан по политическим ориентациям.

— Для вас такие граждане — отрезанный ломоть? Или хотели бы вернуть их на родину?

— Это наши граждане, которые в силу жизненных и прочих обстоятельств временно оказались на территории Латвийской республики. Как у них дальше устроится судьба — их выбор. Мы страна открытая.

 — Они за помощью к вам обращаются?

— Когда припрет, все обращаются.

— Какая ситуация с пенсионерами и пенсиями живущих в Латвии российских граждан — не обеднели ли они?

— У нас есть две категории пенсионеров. 17 000 получают пенсию по линии Пенсионного фонда России, а 11 000 — по линии Минобороны, это военные пенсионеры, насчет которых есть специальное соглашение. Вторые в связи с падение курса рубля ничего не потеряли, сегодня их средняя пенсия по выслуге лет — около 500 евро, а по потере кормильца — около 290 евро.

Простые пенсионеры, проживающие в Латвии, определенные потери понесли. Им пенсии начисляются в рублях, а 2016 год был непростым — индексация прошла не в полном объеме инфляции (12,9%), а всего на 4%. Пенсионеры РФ, которые живут в России и там расходуют, потери перенесли легче, чем зарубежные россияне, которым рубли конвертировали в валюту вашей страны. В 2017 году правительство РФ обещало компенсировать инфляцию полностью — около 6%.

— Социальную помощь вы пенсионерам не оказывали?

— Они могут претендовать на нее в случае совсем тяжелой ситуации, обратившись в посольство РФ за материальной поддержкой. Например, мы оказываем помощь малоимущим, ветеранам войны, которым Латвия поддержки не оказывает — выделяли 70-100 евро на конкретное заявление.

— Насколько сейчас велик поток жителей Латвии, желающих получить российское гражданство?

— Статистика такая: в 2012 году гражданство России получили 2900 человек, в 2013 году — 3400, в 2014 году — 2500, 2015 год — 1500, в этом году — около 1000. Число желающих получить гражданство уменьшается. Для многих движущим мотивом была возможность раньше начать получать гарантированную пенсию. Размер нашей пенсии стал не столь привлекательным, чего не скажешь о возрасте выхода: для женщин — 55 лет, для мужчин — 60 лет.

— Что будет с программой квотирования образования жителей Латвии в вузах России?

— Программа работает более 10 лет. Ею уже воспользовались более 1000 выпускников латвийских школ. В прошлом году на квоту минобразования РФ порядка 85 мест было подано 190 заявлений. Лоббируем, чтобы программа и дальше работала.

— Правда ли, что после такого образования для работы в России надо отказаться от латвийского и получить российское гражданство?

— Никаких законодательных требований на сей счет нет. Но я не исключаю, что на каких-то предприятиях приоритет отдается гражданам РФ — допускаю, что гражданин Латвии может проиграть конкурс на место, к примеру, в банке. Но знаю, что немало латвийцев нашли себе работу в России, не меняя гражданства. Мы не ставим цели, чтобы эти студенты оставались в России — это их свободный выбор. Но думаю, что примерно половина остается.

— Что думаете по поводу очередного пополнения черных списков — только этой осенью в Латвию не впустили журналистку Эллу Таранову, актера Дмитрия Певцова, протодьякона Андрея Кураева?

— Это черное дело Латвийской республики. Судя по последнему инциденту с Кураевым, ваша страна начинает понимать, что все это какой-то абсурд, пора одуматься.

— Не было попыток потребовать озвучить эти списки, чтобы люди понапрасну не ехали?

— Такая у вас практика — она свидетельствует об уровне и культуре отношения к людям. Латвийская сторона говорит, что можно оспорить списки в суде. На практике эти попытки заканчиваются ничем, поэтому многие и связываться не хотят. Все это оставляет горький осадок и создает негативный фон, а мы, исходя из принципов дипломатии, вынуждены реагировать — принимать зеркальные меры.

— На кого зеркально обменяют, к примеру, Кураева и Певцова?

— Не знаю пока.

— По поводу невъезда Кураева, было высказано очень неожиданное предположение о том, что причина — наличие у патриарха Кирилла вида на жительство в Латвии. Могли бы вы прокомментировать такой слух?

— Вообще-то, у нас есть правило, что слухи не комментируем, а тем более — довольно бредовые, на мой взгляд. Иногда кому-то интересно выдавать разного рода предположения — они потом выстраиваются в тренд, в плену которого живут эти люди…

— Что вы думаете об инициативе Европарламента по борьбе с российской пропагандой, в том числе с агентством Sputnik, которое финансирует новостной портал о жизни Латвии.

— Печальная история. Хотя, посмотрев итоги, я понял, что далеко не большинство европарламентариев голосовало за эту резолюцию. Когда принимают запреты? Если твоя аргументация неубедительна, проще всего защитить ее, запретив иную позицию. Так поступал Советский союз в отношении к зарубежным СМИ: глушил «Голос Америки», «Свободу»… Теперь на такой путь встает Евросоюз. Печально.

Кстати, я периодически читаю информацию местного «Спутника» — не видел ничего враждебного или необъективного в отношении Латвии. Ярлыки подрывника и пропагандиста никак не клеятся.

— А вы читаете «Медузу», которая пишет о России из Латвии? Как оцениваете? Неужели им нельзя было работать из России?

— Читаю, хоть и не на постоянной основе. Даже интервью им давал — его они передали объективно. Ко многим другим их материалам у меня тоже претензий нет. Я вообще регулярно смотрю не только официальные российские СМИ, но и оппозиционные, так что хорошо представляю палитру мнений. Могла бы «Медуза» существовать в России? Наверное, она оценивает, что не могла бы, что ей здесь более комфортно. Но ведь «Эхо Москвы» живет и работает в России уже 25 лет.

— Прокомментируйте, пожалуйста, заявление Михаила Ходорковского телеканалу ЛТВ, что Латвия, как часть Балтийского региона, является «горячей точкой», на которую нынешняя власть России отвлекает общественное мнение из-за проблем внутри страны.

— Ходорковский — интересный человек. Мы лично не знакомы, но я неплохо представляю себе его непростую судьбу. Сам он в России не живет, но почему-то считает, что Латвия там преподносится «горячей точкой». В этом вопросе я больше доверяю мнению другого человека, который живет в России — послу Латвии Астре Курме. В феврале этого года ваши журналисты спросили, как она оценивает информационное поле России в отношении к Латвии? Она ответила: «Информация скорее нейтральная, что я считаю позитивным». Я больше доверяю такому источнику, чем тому, который нагнетает ситуацию из-за рубежа.

— Марши легионеров у памятника Свободы все же отражаются в российских СМИ далеко не нейтрально.

— Так не маршируйте! Не позорьте столицу европейского государства. Если марши совершаются, так и освещаться будут, с учетом нашей оценки второй мировой войны и той цены, которую мы заплатили за победу над абсолютным злом нацистской Германии. Поэтому нечего удивляться резкой реакции российских СМИ. Но повод вы даете сами.

В целом же, читая самые разные СМИ и просматривая разные телепрограммы, могу лишь согласиться с Астрой Курме. Нет линии на показ исключительно в негативном виде Латвийской республики. И совсем иную картину я наблюдаю в латышских СМИ: позитивные материалы о России — большая редкость, а негативных — абсолютное большинство.

— По версии Ходорковского (и не только), если в Латвии начнут принимать законы, которые сильно прижмут русскую общину, это может стать поводом для нападения России, чтобы защитить своих. На ваш взгляд, как будет реагировать Россия?

— На этот счет существует обновленная Концепция внешней политики России, которую 30 ноября утвердил президент РФ. Цитирую: «Россия, приверженная универсальным демократическим ценностям, включая обеспечение прав и свобод человека, видит свои задачи в том, чтобы:

1) добиваться уважения прав и свобод человека во всем мире путем конструктивного, равноправного международного диалога с учетом национальных, культурных и исторических особенностей и ценностей каждого государства;

2) противодействовать попыткам использования правозащитных концепций в качестве инструмента политического давления и вмешательства во внутренние дела государств, в том числе в целях их дестабилизации и смены законных правительств;

3) защищать права и законные интересы соотечественников, проживающих за рубежом, на основе норм международного права и международных договоров Российской Федерации…»

— То есть развития событий, как в фильме BBC «Третья мировая война: в командном пункте» в вашей Концепции не предусмотрено?

— Про этот фильм я сразу сказал, что это провокация. Нет никаких оснований говорить о сепаратистских организациях — за восемь лет работы здесь я таких не встретил. А у них на этом построен весь сценарий. На мой взгляд, цель такого фильма — продолжить курс на демонизацию России, также это помогает решению вопроса по увеличению расходов на содержание НАТО и дискредитации тех, кто пытается вести диалог с Россией — к ним приклеивают ярлык агентов Кремля.

Чего стоит инцидент в Макдональдсе, когда британский военный избил латыша, а в британской прессе заявили, что это была российская провокация. А я-то считал, что BBC и Telegraph — солидные издания, которые не могут опускаться до уровня желтой прессы.

Обвиняя Россию в «кремлевской пропаганде», они сами занимаются настоящей низкопробной пропагандой. Пора остановиться и не раскручивать эту спираль.

— На ваш взгляд, что могли бы сделать власти Латвии, чтобы местные русские не почувствовали себя ущемленными?

— Все просто. Любое государство, имеющее разделенное общество, имеет ограниченные возможности для своего развития. Ваше общество разделено по закону — почти 250 тысяч неграждан, это латвийцы второго сорта. Этот статус вводился, как временная мера, но, может, пришло другое время, пора от нее отказаться?

— Разговоры об этом в преддверии столетия республики шли…

— Но уже почти затихли. Позиция России тут основана на рекомендациях международных организаций. Первое: надо автоматом дать гражданство родившимся здесь детям неграждан, президент Затлерс это предлагал, но решить не смог, Вейонис сказал «как же так, мы до сих пор плодим граждан несуществующей страны — СССР», и какая на это реакция? Мракобесие.

Второе: необходимо облегченное получение гражданства для пожилых людей — им уже сложно выдерживать экзамены, а у вас чуть не половину желающих срезают именно при их сдаче.

Третье: в местах компактного проживания нацменьшинств использовать и их язык в общении с местными властями. У вас — ни в коем случае, вплоть до санкций языковой комиссии.

Четвертое: участие неграждан в местных выборах. Разве справедливо, что приехавшие сюда граждане ЕС через несколько месяцев имеют право быть избранными и избирать в местные органы, а прожившие тут всю жизнь законопослушные и платящие налоги неграждане — нет.

Все эти международные рекомендации у вас игнорируются.

— В США пришел к власти Трамп, который анонсировал свое желание наладить продуктивный диалог с Россией, во Франции в президентской гонке лидирует «пророссийский» Франсуа Фийон… Это тенденция? Смогут ли Россия и Европа снова повернуться друг к другу лицом?

— Действительно, это новый тренд, на который очевидно есть спрос в разных странах мира. К упомянутым вами примерам можно добавить Болгарию, Молдавию… Хотелось бы надеяться, что этот тренд будет развиваться, и в 2017 году мы перейдем от политики конфронтации к разрядке. И России не надо ни к кому поворачиваться — мы и не отворачивались. Вспомните историю с Дворковичем — это вы от нас отвернулись. Если же на протянутую руку нам показывают кое-что другое — это ваш выбор.

Надеюсь все же, что, переболев враждой, мы снова будем вместе. Только побыстрее бы. Ведь иногда болезнь может привести к серьезным осложнениям, а хотелось бы, чтобы и следа не осталось.

— Свежая новость: палата представителей конгресса США приняла законопроект, ограничивающий перемещения российских дипломатов в стране. Дипломатов планируют посадить на 40-километровый «поводок». Что об этом думаете? А если предложение о таком «поводке» появится в Латвии?

— Это говорит о том, что вирус русофобии в Америке еще очень живуч. Наверное, потребуется немало времени, чтобы от него избавиться. А если уж Латвия пойдет по такому пути — зеркального ответа не миновать. И в этой части поводок будет очень коротким. Думаю, что до такого не дойдет.

— В России работать планируете?

— У меня есть выбор. Пока же хочу как следует отдохнуть.

(Публикуется в сокращении).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.