Когда президенту Колумбии Хосе Мануэлю Сантосу (Jose Manuel Santos) в субботу вручали премию мира, Генри Киссинджер (Henry Kissinger) был желанным гостем в ратуше Осло. В тот же вечер Киссинджера можно было видеть среди гостей во время Нобелевского банкета.

Как известно, Киссинджер несет ответственность за миллионы погибших в Азии. А в этот день он мог наслаждаться блеском вручения Нобелевской премии.

Киссинджер был также одним из архитекторов военного переворота в Чили в 1973 году. Он заявил: «Не могу понять, как мы можем стоять и смотреть на то, что страна становится коммунистической из-за безответственных людей. Это слишком серьезно, чтобы чилийские избиратели сами смогли решать это».

«Нет» Далай Ламе. «Да» Киссинджеру

Когда лауреат премии мира Далай Лама приехал в Норвегию в 2014 году, премьер-министр Эрна Сульберг (Erna Solberg) и председатель стортинга Улемик Томмесен (Olemic Thommesen) отказались встречаться с лауреатом Премии мира. Решение было принято в надежде смягчить руководство Китая.

Но Киссинджер, который, вероятно, является самым противоречивым получателем Нобелевской премии мира, был тепло встречен правительством.

Министр культуры Линда Хеллеланд (Linda Helleland) была в таком восторге от встречи с Киссинджером на банкете, что выложила хвастливую фотографию «события» на собственной странице в Facebook со следующим текстом: «Женщины правого крыла в красном на Нобелевском обеде этим вечером. Мы имели удовольствие побеседовать с Генри Киссинджером, бывшим государственным секретарем США и лауреатом Нобелевской премии».

 


Бывший премьер-министр и член Рабочей партии Гру Харлем Брундтланд (Gro Harlem Brundtland) тоже была сфотографирована улыбающаяся вместе с Киссинджером.

Поведение руководства Нобелевского института и Университета Осло невероятно тягостно

На следующий день после банкета Киссинджер была главным оратором на встрече, организованной Нобелевским институтом и Университетом Осло в зале Университета. Он говорил о мире во всем мире вместе с советником президента Джимми Картера (Jimmy Carter) по вопросам безопасности Збигневом Бжезинским (Zbigniew Brzezinsky). Это должно было быть торжественным открытием Форума Нобелевской премии мира (Nobel Peace Prize Forum).

Кто несет ответственность за этот скандал?


Каким образом Нобелевский институт и Университет смогли додуматься до того, что именно ястреб Киссинджер должен торжественно открывать этот новый форум? И NRK транслировала это событие для всех.


Там в богатом традициями зале стояли два старых и седых человека, Киссинджер (94 года) и Бжезинский (88 лет), и произносили свои заранее написанные речи. После этого их «интервьюировал» директор Нобелевского института. Ни одного критического вопроса. Ни одной новой мысли. Что могут эти люди сказать о мире во всем мире?

Ничего. Это было действительно невыносимо тяжело.

Значит, для руководства Нобелевского института и Университета оказалось невозможным найти людей с новыми для нашего времени мыслями?

Значит, руководство Нобелевского института не способно найти хотя бы одну единственную женщину-борца за права человека, которая смогла бы произнести для торжественного открытия речь о мире? Я встречал много таких женщин на разных континентах и мог бы назвать, по меньшей мере, 50 имен.

Действительно ли Университет Осло не может найти молодых ученых, которые смотрят на мир иначе, чем эти двое вышедших в тираж ястребов войны из США?

Для СМИ это не было тягостно


Визит Киссинджера в Осло не был тягостным не только для Нобелевского института и Университета. Он не был тягостным и для СМИ, за небольшим исключением.

Две различные норвежские группы подали в норвежскую прокуратуру заявление на Киссинджера еще до того, как он приземлился в аэропорту Гардермуен. Ни одному норвежскому журналисту не пришла в голову идея позвонить в государственную прокуратуру, учрежденную для того, чтобы расследовать действия военных преступников и военные преступления.

Они могли бы задать один единственный вопрос: что вы делаете с заявлением на Генри Киссинджера?

Вместе с Пером Эдгаром Коккволдом (Per Edgar Kokkvold), нынешним руководителем Совета радиовещания, я говорю: «Норвежским журналистам необходимо найти для себя наколенники, чтобы было удобно ползать перед власть имущими».

На прошлой неделе со мной связались из программы дебатов Dagsnytt Atten. Меня спросили, не хотел бы я обсудить визит Киссинджера с Нобелевским институтом и Университетом. Я, конечно же, сказал да.

Но никаких дебатов не было, потому что у тех, кто заплатил за приезд Киссинджера в Норвегию, «не нашлось времени» для дебатов.

Невероятно трусливо. Вот так просто можно остановить важные общественные дебаты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.