Хироси Токуно с братом шли в школу, когда в залив проскользнули два военных эсминца. Это было 1 сентября 1945 года. Прошло две недели с тех пор, как жители острова Шикотан сквозь радиопомехи услышали голос императора Хирохито, который сообщил невообразимую новость: Япония капитулировала, Вторая мировая война проиграна.

11-летний мальчик был в ужасе, он думал, что прибыли США. Весь Шикотан гудел от слухов о мстительных американцах. «Но потом я увидел красный флаг с серпом и молотом и понял, что это не американцы, а русские, Советский Союз», — рассказывает господин Токуно.

Три года русские и японцы кое-как жили бок о бок, пока не прибыл корабль, чтобы забрать 18 тысяч японских жителей острова и депортировать их на Японский архипелаг. Путь лежал через Сахалин и продлился два месяца, люди замерзали и голодали. Маленькая племянница господина Токуно умерла в пути, но сам он выжил. С тех пор он всегда мечтал вернуться на Шикотан. И вот у него может появиться последний шанс.

В четверг Синдзо Абэ проведет встречу на высшем уровне с президентом России Владимиром Путиным. Встреча состоится на курорте недалеко от Нагато, родного города премьер-министра. Двое мужчин попытаются положить конец территориальному спору, который до сих пор не давал соседям подписать мирный договор по итогам Второй мировой, хотя обе страны оказались перед лицом вызова со стороны быстро растущего Китая.

Аналитики невысоко оценивают шансы на заключение соглашения, которое могло бы наладить геополитику Восточной Азии. Российское общественное мнение с негодованием отказывается уступить хоть пядь земли. Но редкое сочетание наличия сильных лидеров в Москве и Токио, стратегических интересов обеих сторон и значительного смягчения японских требований означает, что впервые за много десятилетий можно хотя бы помыслить о том, чтобы договориться.

«В душе я (всегда) хотел вернуться домой, и надежда еще не угасла», — говорит господин Токуно, один из шести тысяч еще живых депортированных японцев. «Через 10–20 лет все бывшие островитяне умрут. Настал наш последний шанс».

Непростые отношения


Судьба господина Токуно была решена, когда эсминцы в 1945 году бросили якорь в заливе, но спор уходит корнями в события еще 90 годами ранее. Тогда Россия и Япония разделили 56 островов Курильской гряды по Симодскому договору. Четыре южных острова — Итуруп, Кунашир, Шикотан и группа Хабомаи — отошли к Японии. Остальные изначально считались российскими, хотя по последующим соглашениям их тоже передали Токио.

Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт и Уинстон Черчиль


На Ялтинской конференции в 1945 году Черчилль, Рузвельт и Сталин договорились, что после войны Советский Союз получит все Курильские острова. Однако Токио утверждал, что четыре острова на юге — часть японской территории. С тех пор Япония и продолжает упорствовать в своем требовании, оно стало ключевым вопросом для японских националистов и препятствием для добрых отношений с Москвой.

Шансы договориться основаны на комплексном сочетании политических, военных, экономических и стратегических расчетов, не говоря о личностях лидеров двух стран. Абэ — консервативный националист, чей отец, бывший министром иностранных дел, тоже пытался решить спор, но не смог. А Путин — сильный правитель, и его главная цель — вернуть России мощь и влияние любыми доступными средствами реальной политики.

Некоторые жители Шикотана верят, что за Шикотанским проливом, отделяющим остров от Японии, можно найти компромисс. Один из таких людей — Игорь Томасон, бывший русский солдат, а ныне рыбак и владелец бакалейного магазина. В это трудно поверить, но он завязал с господином Токуно дружбу.

Томасон — сын одного из пяти тысяч человек, доставленных на остров со всех концов Советского Союза, чтобы после 1945 года занять на Шикотане место японцев.  «Отдать острова невозможно, мы в нашем магазине даже печенье просто так не раздаем, — говорит Томасон, родившийся в той же деревне, что и Токуно, только спустя 30 лет после депортации японцев, — Но мы же цивилизованные люди. Если все хорошо объяснить людям с обеих сторон, то можно договориться. Просто надо делать это постепенно».

Подобные чувства на Шикотане — не редкость. «Пусть отдадут Шикотан японцам, может, им удастся заставить систему заработать, — говорит Эльвира, мать-одиночка двоих детей, днем работающая в детском саду, а ночью — в пекарне. — Взгляните на это гнилое место. Здесь нет ни нормальной работы, ни жилья, ни инфраструктуры. При японцах хотя бы деньги появятся».

Шикотан расположен более чем в семи тысячах километров от Москвы. Там живут две из десяти тысяч обитателей спорных Курильских островов. Единственное, на чем строится местная экономика, помимо рыбной ловли, — это российское военное присутствие. Туризм в упадке из-за российских ограничений.


Но на других островах редко встретишь такой же цинизм, как на Шикотане. «Итуруп, Кунашир и Шикотан — как три разные страны, все, что нас объединяет, — это погода», — говорит Сергей Киселев, редактор единственной местной газеты.

Итуруп пользуется инвестициями российского конгломерата «Гидрострой», а на Кунашире строят новые дороги, дома и школы в рамках государственной программы. «Весь Кунашир сегодня — одна большая строительная площадка, и наша экономика растет», — рассказывает местный мэр Константин Бутаков. Переговоры Москвы и Токио взволновали жителей Кунашира. «Думаю, Путин действительно может отдать маленькие острова. Если это произойдет, то все уедут. Какое у нас здесь может быть будущее, если остров станет японским?» — говорит 28-летний стоматолог Дмитрий Рудомин.

Население по другую сторону пролива приветствует сделку, а бывшие жители острова, такие как господин Токуно, уже значительно смягчили свои требования.

«Для бывших островитян не важно, будет ли это один остров или два. Они просто хотят, чтобы это произошло поскорее. Хотят иметь возможность свободно приехать в родные места, побывать на могилах предков. И ловить рыбу», — объясняет Мунео Судзуки, политик, который всю свою карьеру посвятил организации этой сделки.

В поисках решения


Серьезной политической проблемой стали национальные чувства. Как показывают опросы, россияне считают, что сохранить острова намного важнее, чем подписать мирный договор с Японией. Но аналитики уверены, что противоречия можно преодолеть. По опросу, проведенному летом, 71% россиян высказались против того, чтобы вернуть два меньших по размеру острова, Шикотан и Хабомаи, которые советское правительство в принципе было готово передать Японии в рамках советско-японской совместной декларации 1956 года. Но, хотя уровень протеста высок, он все же находится на самой низкой точке с 1998 года.

«Если бы Путин отдал все четыре острова, это стало бы проблемой, но если речь только о Шикотане и Хабомаи, то, вероятно, он может себе это позволить», — комментирует Дмитрий Стрельцов, специалист по Японии в МГИМО, и добавляет, что вторжение на Украину и аннексия Крыма в 2014 году повысили веру в президента внутри страны. «Если какой-то российский лидер и может позволить себе искать компромиссы с Японией, то только Путин».

Что касается Японии, то там Абэ приходится бороться с националистами, для которых решение — это либо все четыре острова, или ничего, но, учитывая, что он сам вырос из этой фракции, он может и пренебречь ее требованиями. В целом страна с нетерпением ждет урегулирования ситуации: лишь 25% японцев требуют возвращения всех четырех островов сразу. «Господин Абэ должен получить как минимум Хабомаи и Шикотан, и тогда ему понадобится какой-нибудь бонус, чтобы удовлетворить общественность. Вопрос в том, что это будет за бонус?» — рассуждает советник из ближайшего круга премьер-министра.

Поскольку обоим лидерам надо думать о том, как не обмануть ожидания своих граждан, их стратегические расчеты касаются не друг друга, а, скорее, Пекина и Вашингтона. Япония хочет переместить свои вооруженные силы южнее, чтобы ответить на предполагаемую китайскую угрозу, а тесный альянс Москвы и Пекина снится ей в ночных кошмарах, ведь тогда Япония окажется под давлением со всех сторон. Абэ хочет дружить с Россией или, по крайней мере, сохранять спокойный нейтралитет.

Пограничники-тихоокеанцы на утреннем смотре, остров Шикотан


Российский президент гордится своими приграничными соглашениями с крупными соседними государствами, включая Китай и Казахстан. С точки зрения Кремля, Япония — это последняя деталь мозаики, из которой складывается безопасность российских границ после окончания бурного столетия революции, Второй мировой войны и распада Советского Союза.

Также речь идет о возможности вбить клин между союзниками США, поддержавшими антироссийские санкции в результате действий страны на Украине. «Думаю, стратегия России заключается в том, чтобы использовать Японию как рычаг, запускающий диалог с Западом, или же в качестве лазейки в санкциях», — говорит Дмитрий Стрельцов.

Токио уверяет, что не намерен обсуждать этот вопрос. «Мы не собираемся нарушать санкции», — сообщает Хиросигэ Секо, министр экономического сотрудничества с Россией. Однако если на повестку дня будет вынесена сделка по Курилам, искушение может оказаться для Абэ чрезвычайно сильным.

Япония инвестирует в Россию меньше, чем в Бельгию или Новую Зеландию. Торговля идет чуть лучше, чем импорт нефти и газа. Российские чиновники говорят, что Абэ сделал умный шаг, предложив Москве экономическое сотрудничество в таких областях, как здравоохранение, образование и модернизация городов. «У господина Абэ очень хорошие советники. Они целятся в уязвимые места», — считает один российский дипломат. Японские деньги и технологии могли бы помочь России укрепить обширные и малонаселенные территории на границе с Китаем.

Геополитические факторы

Решение Путина определяются не местными экономическими нуждами. Россия расширила военное присутствие на островах. Пришедшие в упадок военные базы модернизировали, численность военного персонала на островах выросла. На прошлой неделе Москва объявила о намерении развернуть на Курилах новейшие береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион».

Большинство россиян не видят в этом никакого противоречия. Курильскую гряду они воспринимают как ворота российского подводного флота в Тихий океан и, соответственно, важный перевалочный пункт в случае конфликта с США. «Это не просто дело России и Японии, — говорит работник Курильского заповедника на Кунашире Юрий Карташов. — Есть еще один фактор — Америка. Если Япония не откажется от альянса с США, то никто никогда не отдаст ей ни пяди земли здесь».

Эти проблемы и формируют потенциальную договоренность. При любой договоренности Шикотан и Хабомаи, несомненно, вернутся к Японии, на что Россия согласилась еще в 1956 году. Площадь этих двух островов составляет всего 7% всего спорного архипелага, но эта сделка даст Японии 38% прав на использование океана, а пространство для рыбной ловли для страны еще более ценно, чем земля.


Япония хотела бы получить больше сухопутных территорий, включая Итуруп и Кунашир, но это вряд ли возможно. Обсуждается и идея совместного суверенитета и управления. Россия предпочла бы создать вокруг четырех островов особую экономическую зону какого-либо типа и опасается, что Япония обманывает себя, ища двойной смысл в обсуждениях будущего суверенитета. «С нашей стороны такого нет, — утверждает местный чиновник. — Говоря об управлении, мы говорим об экономике».

С таким количеством факторов в игре шансы на то, что в четверг сбудется мечта господина Токуно, похоже, невелики. «Вероятность возврата к декларации 1956 года — 20%. Но год назад она составляла всего 2%», — сообщает Стрельцов. Но и Абэ и Путин еще несколько лет останутся на своих постах. Если они смогут достичь прогресса на этой встрече, то шансы на успех еще есть.

Сидя за столом в своем магазине, где посетители могут выпить чаю и перекусить, Томасон показывает на окно, выходящее на залив: «Вон там, скорее всего, стоял дом Хироси Токуно». На поросшей травой вершине скалы над заливом видны ряды новых трехэтажных сине-белых домов.
«Туда больше нельзя пройти, там живут солдаты. В любом случае, это все уже дело прошлого».

Претензии по архипелагу


XVII век — клан Мацумаэ впервые в японской истории предъявляет претензии на Курильские острова, прежде населенные исключительно коренным народом, айнами. Российские историки утверждают, что острова первыми колонизировали русские купцы.

1855 — в соответствии с Симодским договором, установившим дипломатические связи между Россией и Японией, Курильские острова к северу от Урупа отошли к России. Япония же получила Южные Курилы начиная от Итурупа. Сахалин стал территорией под совместным управлением.

1875 — по Петербургскому договору Россия получила Сахалин в обмен на переход всей Курильской гряды под юрисдикцию Японии.

1905 — после поражения России в русско-японской войне Портсмутский мирный договор передал Японии контроль над южной половиной Сахалина.

1918 — союз нескольких западных держав и Японии воспользовался Курильскими островами как предлогом, чтобы вмешаться в гражданскую войну в России и вторгнуться в Восточную Сибирь.

1941 — из бухты Хитокаппу (ныне залив Касатка — прим. пер.) на острове Итуруп вышел японский флот, чтобы атаковать Перл-Харбор.

Февраль 1945 — Ялтинская декларация установила, что Советский Союз должен вступить в войну с Японией и за это получить Курильские острова и южную половину Сахалина. Позже Америка заявила, что не соглашалась на передачу Курил СССР.

Июль 1945 — Потсдамская декларация назначила условия для капитуляции Японии, ограничив суверенитет страны ее главным архипелагом, а также «теми малыми островами, которые мы укажем». Предписывалась имплементация Каирской декларации 1943 года, по которой Японию следовало изгнать с территорий, «захваченных при помощи силы и в результате алчности». Позже США заявили, что претензии Японии на южные Курилы как северные японские территории относятся к пункту о «малых островах».


Август — сентябрь 1945 — советские войска забирают у Японии Сахалин и Курилы. Убиты более 1500 советских и более 1000 японских солдат. Японские части на Южных Курилах сдаются без боя.

1947–1948 — депортация японцев и айнов с Курильских островов в Японию.

1951 — по Сан-Францисскому мирному договору Япония отказывается от всех претензий на Курильские острова и южный Сахалин. Позже США утверждают, что Шикотан и Хабомаи относятся скорее к Хоккайдо, а не к Курилам. Советский Союз отказывается подписывать договор, так что США и Великобритания не признают Курильские острова территорией СССР.

1956 — СССР и Япония подписывают совместную декларацию, по которой Шикотан и Хабомаи должны быть возвращены Японии в рамках мирного договора. США протестуют, Япония меняет курс, и Советский Союз отзывает свою подпись.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.