Эксперты по международным отношениям любят всякого рода аббревиатуры и сокращения — BRICS, G7, ЕС — облекая в них самые разные структуры власти, процветания и престижа.

Мне бы не хотелось особенно увеличивать этот и без того обширный список аббревиатур. Однако в контексте меняющегося международного порядка на ум неизбежно приходит сочетание Cirus (Китай, Индия, Россия и США в английском варианте) для обозначения наиболее важного квартета на мировой арене.

После победы Дональда Трампа все чаще звучит мысль о «конце Запада». Если под Западом подразумевается то же, что и во времена холодной войны: не столько географические границы, сколько мировоззрение, обусловленное рыночной экономикой, представительной демократией и системой международных правил, то сегодня он как минимум проходит проверку на прочность.

США и Великобритания (по мнению Черчилля, дуэт основателей идеи Запада) после Брексит и с приходом Трампа начали ставить под сомнение ряд основных положений, например, примат свободной торговли. Западный альянс, одним из столпов которого, с геополитической точки зрения, является НАТО (Организация Североатлантического договора), подвергается критике избранным президентом США.

Сама идея целостной Европы, на протяжении нескольких десятилетий занимавшая центральное место во внешней политике Вашингтона и Лондона, осталась в прошлом. Великобритания и особенно США предпочитают двусторонние договоренности, здесь понимаемые как отношения между национальными государствами, а не между странами и блоками.

Результатом этого становится не только ослабление позиций Европейского союза, но, как следствие, самой «Большой восьмерки», учитывая антипатию нового американского президента к многосторонним форумам.

В этом контексте, который, вероятно, оправдывает представления о «постзападном» мире, ясно, что США по-прежнему будут ведущим игроком. Хотя в ближайшие 15 лет Америка скорее всего уступит Китаю пьедестал самой крупной экономики в мире, удельный вес экономики и способность генерировать богатство и инновационные потоки будут по-прежнему определяться в основном Соединенными Штатами.

Если с избранием Трампа «мягкая сила» США, безусловно, сократилась, с геостратегической точки зрения, никто не может сравниться с американцами по мощи вооруженных сил и, конечно же, ядерному сдерживанию. В этом смысле США еще долго будут оставаться единственной сверхдержавой на планете.

При нынешнем мировом порядке Соединенные Штаты будут выступать одним из главных действующих лиц, но, безусловно, не гегемоном. Здесь, вне всяких сомнений, равным по силе соперником Америки будет Китая. Пекин согласен взять в свои руки штурвал экономической глобализации, от которого Америка Трампа, по-видимому, предпочитает добровольно отказаться.

Это справедливо не только для торговли — области, в которой Китай занимает важное место, в то время как США намереваются выйти из мегадоговоров в Азиатско-Тихоокеанском и атлантическом регионах, но и для сферы инвестиций и финансирования развития — отраслей, в которых китайские банки уже играют большую роль, чем все западные многосторонние учреждения (Всемирный банк и т. д.) вместе взятые. В сфере инноваций Китай уже оспаривает наряду со странами ОЭСР число патентных заявок, каждый год подаваемых в ВОИС (Всемирная организация интеллектуальной собственности).

При нынешнем мировом порядке бросается в глаза и то, что такие атрибуты, как размеры и «власть» (жесткая сила), начинают играть еще большую роль. В этом контексте стоит отметить присутствие Индии, которая при сегодняшней демографической динамике в ближайшие пятнадцать лет обгонит Китай как самая населенная страна в мире. Как я уже писал в другой статье, Индия в значительной степени пользуется «изменениями ДНК» китайской экономики. Индусы имеют в своем распоряжении большую территорию, управленческий класс и низкооплачиваемый ручной труд, так что у китайцев есть возможность передать им производство продуктов с более низкой добавленной стоимостью. Не случайно, что в 2016 году Индия второй год подряд регистрирует более высокие темпы экономического роста, чем Китай.

В результате Индия поможет значительно сместить кривую глобального спроса на сельскохозяйственную продукцию — поскольку ее население с ростом доходов резко увеличит и ежедневное потребление калорий. По мере реализации Индией масштабных инфраструктурных проектов повысится спрос на минералы. Побочные эффекты роста Индии и Китая ощутит на себе весь регион Юго-Восточной Азии, что приведет к дальнейшему увеличению удельного веса региона в мировой экономике.

Но, пожалуй, самым неожиданным членом квартета Cirus является Россия. Сегодня развитие страны тормозят не только оставляющие желать лучшего экономические показатели постсоветского периода и уныние в связи с неудавшимся превращением в демократию «по западному образцу», но и демографическая тенденция, согласно которой население России в 2050 году составит всего 110 миллионов человек — резкий спад по сравнению с нынешним показателем в 140 миллионов.

Во многих отношениях Россия предстает в невыгодном свете. Однако необходимо признать, что ее военно-стратегические активы, обилие природных ресурсов и стремление играть важную роль в ближнем зарубежье и даже в других частях мира гарантируют ей место в элите нового мирового порядка.

Стоит к этому прибавить относительную слабость Европейского союза и НАТО, неизвестный пока исход голосований на выборах во Франции в марте 2017 года, дружбу Трампа и Путина и собственно назначение Рекса Тиллерсона, поддерживающего личные отношения с хозяином Кремля, на должность госсекретаря США, и в новом международном сценарии России сразу можно отвести ключевую роль.

Я очень надеюсь на то, что идея с Cirus не подтвердится. Для этого Европейскому союзу необходимо вернуться на путь усиления интеграции. Также важно, чтобы США не «покинули» мир, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Японии следовало бы занять более активную позицию. Латинской Америке не мешало бы лидировать по показателям экономического роста, что, кажется, едва ли возможно. И, конечно же, в этой атмосфере ярко выраженного национального индивидуализма многосторонние отношения должны внезапно обрести второе дыхание.

Из-за отсутствия этих довольно маловероятных сценариев, нравится нам это или нет, мы должны свыкнуться с идеей о том, что лидирующим квартетом на мировой арене станет Cirus.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.