Как правило, новоиспеченным президентам практически сразу приходится проходить проверку на прочность из-за кризисов и провокаций, организованных иностранными противниками. Проверка избранного президента Дональда Трампа началась еще до его вступления в должность, и пока что он реагирует на нее отрицанием, уклончивыми высказываниями и попыткой уйти от прямого ответа.

Эта проверка на прочность приняла форму дерзкого вмешательства России в ход президентских выборов в США, когда она взломала серверы национального комитета Демократической партии (НКДП) и электронный ящик главы предвыборного штаба Хиллари Клинтон Джона Подесты (John Podesta).

В противовес тому, о чем Трамп заявил на прошлой неделе, о кибервторжении россиян было известно задолго до выборов. В июне Эллен Накасима (Ellen Nakashima) из Washington Post сообщила, что россияне взломали системы НКДП. 7 октября высокопоставленные чиновники разведывательных агентств заявили, что именно Россия стоит за этими хакерскими атаками  и что «только самые высокопоставленные чиновники России могли санкционировать» их. Очевидно, они имели в виду президента России Владимира Путина.

Возможно, Трамп пропустил это заявление разведывательного сообщества. Он был слишком занят скандально известным видео Access Hollywood, которое The Washington Post опубликовало в тот же день. В тот момент этот видеоролик привлек внимание большинства представителей СМИ. Казалось, он может существенно уменьшить шансы Трампа на победу в выборах. Однако Трамп выдержал это испытание, и через месяц состоится его инаугурация. Но после вступления в должность президента Трампа ожидает гораздо более серьезная проблема – проблема, которую он, по всей видимости, не готов решать.

На минувшей неделе чиновники разведывательных агентств пришли к выводу, что одним из мотивов хакерских атак России было стремление помочь Трампу одержать победу на выборах.


Выводы ЦРУ и ФБР относительно вмешательства России и мотивов, лежавших в его основе, не изменят исход выборов. В понедельник, в штатах должно состояться голосование выборщиков, и нет никаких сомнений в том, что Трамп победит.

На протяжении своей предвыборной кампании Трамп много раз подчеркивал свою приверженность принципу «Америка в первую очередь». Он вдохновил своих сторонников, убедив их, что он откажется от того внешнеполитического курса, которому следовал президент Обама в течение восьми лет, и от того консенсуса, которым руководствовались президенты от обеих партий на протяжении нескольких десятилетий.

Но если противостояние попыткам России вмешаться в американскую демократическую систему не соответствует его принципу «Америка в первую очередь», тогда что соответствует? Реакция Трампа указывает на совершенно иную философию и принципы, которые можно назвать скорее «Трамп в первую очередь», а не «Америка в первую очередь». Очевидно, его чутье подсказывает ему в первую очередь защищать самого себя.

После президентских выборов хакерские атаки России стали главной проблемой. Это серьезная угроза национальной безопасности США, с которой Трампу предстоит разобраться, а также предмет бурных политических дебатов, которые угрожают существенно осложнить процесс перехода власти.

Позиции Трампа в отношении Путина и хакерских атак России привели в замешательство и встревожили действующих и бывших чиновников, которые обладают немалым опытом в этих вопросах. Его дружеское отношение к Путину противоречит взглядам чиновников из обеих партий, которые считают российского лидера инициатором агрессивных кампаний в различных частях мира.

Предложение Трампа попытаться взломать личный электронный ящик Клинтон, которое он высказал летом во время конвенции Демократической партии, было непростительный шагом, несмотря на то, что оно было сделано в шутку. Трамп долгое время отказывался всерьез воспринимать данные о том, что именно Россия провела эти хакерские атаки. Он даже сказал, что это мог сделать кто угодно, «кто-то на диване весом 400 фунтов».

Когда неделю назад поступили известия о том, что ЦРУ пришло к выводу, что Россия пыталась помочь Трампу одержать победу на выборах, в ответ он написал в Твиттере критическое замечание в адрес разведывательного сообщества. В нем он подчеркнул, что это говорят те же люди, которые в преддверии войны в Ираке утверждали, будто у Саддама Хусейна есть оружие массового уничтожения. Тогда ЦРУ совершило трагическую ошибку, но разве избранному президенту  нужно было публично упрекать или провоцировать это агентство?

Все это существенно испортило отношения между Трампом и разведывательным сообществом, которым ему скоро предстоит руководить. Это должно встревожить как избранного президента, так и представителей этого сообщества. Это также поссорило его со многими республиканцами в Конгрессе, которые объединились с демократами в своем требовании провести тщательное расследование мотивов хакерских атак и которые уже подвергают сомнению кандидатуру Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson), которого Трамп выдвинул на должность госсекретаря, поскольку тот слишком хорошо относится к Путину.

Между тем, политические последствия хакерских атак еще больше усилили настроения, возникшие в связи с исходом выборов, который удивил представителей обеих партий. Клинтон уверена, что хакерские атаки россиян и заявления главы ФБР, касавшиеся ее электронных писем, стоили ей победы на выборах.

Посреди всего этого оказался Обама, который, несомненно, поддерживал Клинтон и был разочарован победой Трампа. В ходе своей пресс-конференции, которая состоялась в пятницу, 16 декабря, он уклонился от ответа на ряд прямолинейных вопросов, продемонстрировав, что он старается сохранить рабочие отношения с Трампом в течение переходного периода и одновременно с этим хочет сделать акцент на выводах разведывательного сообщества. Как он сказал, «в России мало что происходит без ведома Владимира Путина».

После своего избрания Трамп отказывался следовать тому пути, который можно назвать очевидным в свете выводов разведывательного сообщества. Самым простым вариантом было бы отреагировать так, как отреагировали многие представители Конгресса, то есть выразить негодование в связи с кибервторжением и призвать к проведению тщательного расследования, призванного ответить на вопросы, как это произошло и что нужно сделать, чтобы предотвратить подобное в будущем. Вместо этого Трамп продолжил озвучивать свои сомнения в обоснованности выводов разведывательного сообщества и указывать на ангажированность тех, кто эти выводы принимает.

Возможно, Трамп боится, что чем обоснованнее будут выглядеть выводы разведывательных агентств о том, что Россия хотела помочь ему и навредить Клинтон, тем менее легитимной будет выглядеть его победа.

Или же, возможно, все его твиты и заявления — это всего лишь прелюдия к голосованию выборщиков, которое состоится 19 декабря и после которого он почувствует большую свободу и сможет поддержать тех, кто призывает Конгресс к проведению собственного расследования в дополнение к проверке, которую инициировал Обама.

В последние несколько дней некоторые его советники, по всей видимости, начали готовиться к такой смене позиций. Однако американский народ — и советники Трампа — уже поняли, что за Трампа может говорить только сам Трамп. И они хорошо знают, что Трампу крайне трудно признавать свои ошибки.

Ситуация усугубляется еще и тем, что избранный президент совершенно не заинтересован в том, чтобы ежедневно знакомиться со сводками разведки, что является стандартной процедурой для американских президентов. Это ставит перед нами вопрос о том, как он собирается руководить внешней политикой США. Будет ли он изучать все доступные данные перед принятием окончательных решений? Кого он будет слушать и кому будет доверять? И сможет ли он наладить доверительные отношения с теми ресурсами разведывательного сообщества, которые окажутся в его распоряжении?

До вступления Трампа в должность президента остается еще целый месяц. Однако он уже оказался в центре серьезного спора, который определит характер начального этапа его президентства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.