Государственная конференция по обороне в Сэлене вызвала поток мнений по поводу событий прошлого. От умеренных политиков и со страниц газет мы слышим: «российская военная агрессия», «нужно улучшить шведскую оборону и политику безопасности», «крепость государства важнее повышения детских пособий», «Россия и Владимир Путин заняли другое, более сильное положение, чем несколько лет назад».


Угрожающие сценарии напоминают то, как Маккарти в 1950-х вел охоту на своих зарубежных антагонистов (тогда это были коммунисты), а сегодня эта мания наращивания вооружений кажется устаревшей и дикой. Особенно в связи с тем, что сферы стратегических интересов крупных держав и их союзников (на Западе это НАТО) уже сформировались и стабильны.

 

Конечно, непредсказуемый элемент есть в действиях как крупных держав, так и арабских стран. Об этом генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) по телевизору разговаривал с Рейнфельдтом (Fredrik Reinfeldt). Что касается России, сказал он, то нужно встречать ее «силой и твердостью», но также «открыто и с готовностью к диалогу». «Мы не можем изолировать Россию», — добавил он. Мудрое озарение, которое в Швеции, по-видимому, в основном партиям Альянса удалось втиснуть в рамки своей пропаганды запугивания, связанной с необходимостью наращивать оборону.


Между тем, очень печально, что все, кто сегодня осуждает правление Путина, не выясняют, на какой почве оно возникло. В телепередаче «Исходя из документов» («Как создать Путина») от 20 июня нам предлагались несколько интервью с экономистом Джеффри Саксом (Jeffrey Sachs) и другими знающими участниками событий. Речь шла о том, как окружающий мир отозвался на глубочайший кризис в России.


Тот кризис сформировался на фоне правления Ельцина при поддержке сомнительных иностранных советников и «шоковой терапии» Егора Гайдара. В результате национальные активы были распроданы олигархам, а инфляционная экономика повергла народ в крайнюю бедность и нужду.


Страны «семерки» тогда не проявили никакого интереса к тому, чтобы помочь обанкротившейся России, списав долги или выделив финансовую помощь, хотя этим могли бы поддержать «процесс демократизации» и сближения с Европой. Буш-старший категорически отказался, как потом сделал и Клинтон.


Когда позднее в 2000 году Путин стал президентом, «вернул стране достоинство», повысил пенсии и зарплаты, которые до этого просто не выплачивались, он тоже пытался сблизиться с ЕС — но безуспешно.


Я бы хотел, чтобы образ современной России подавался более точно, а не только лишь как повод для усиления обороны страны. Можно черпать вдохновение в тех двух программах о России в рамках передачи «Исходя из документов».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.