Угроза, исходящая от России, «пугающа». Дания рискует подвергнуться государственной хакерской атаке, способной вывести из строя деятельность больниц и электростанций. Это заявление сделал Клаус Йорт Фредриксен (Claus Hjort Frederiksen) в своем первом интервью в качестве министра обороны. Россия собирается установить ракеты, которые могут достичь Копенгагена, поэтому Дания вынуждена резко усилить оборону, чтобы вместе с НАТО продемонстрировать мощное сопротивление агрессии Путина, подчеркивает он.



Полтора месяца назад Клаус Йорт Фредриксен в первый раз вошел в Министерство обороны в качестве главного руководителя вооруженными силами страны. Он отлично понимал, что Россия со своим агрессивным поведением является самой большой угрозой и что угроза террора увеличивается.



Но картина угроз, которая вырисовывается в голове опытного политика 69 лет, — это картина совершенно другого калибра.



После ухода из Министерства финансов Йорт провел переговоры с высшими чинами Министерства обороны, нынешним министром обороны США, встретился с послами других стран и руководителями, чтобы составить себе представление о том, каким угрозам подвергается Дания, какие области являются приоритетными для вооруженных сил страны в будущем.



В своем первом интервью после вступления в должность министра обороны Клаус Йорт Фредриксен рассказывает о том мире и той картине угроз, которым, по его мнению, подвергается Дания.



И картина вырисовывается мрачная.



«Вырисовывается очень серьезная и пугающая картина угроз непосредственно для Дании», — говори Клаус Йорт Фредриксен после получения всей информации.



Поэтому он выступает с призывом к датчанам:



«Мы в Дании должны четко понимать, что нам всем в той или иной форме угрожает опасность. И мы вынуждены действовать с учетом этого», — говорит он.



Угроза России пугающа



Беспокойство министра обороны вызывает в первую очередь угроза, исходящая от России и Владимира Путина. Агрессивное и пугающее поведение России настолько мощно, что Йорт говорит о возвращении к территориальной обороне времен холодной войны. Он говорит о возвращении к времени, когда Дания вынуждена усиливать свои вооруженные силы ракетами и расширением своего участия в НАТО, чтобы быть в состоянии «удерживать русских» от нападения.



«Я родился сразу после Второй мировой войны. Я рос, жил и был военнообязанным во время холодной войны. Я верил, что мы после 1989 года, когда пала стена, теперь будем жить в более надежном мире. Страшно констатировать, что этого практически нет и что угроза вернулась на европейскую землю», — говорит Клаус Йорт Фредриксен.



Угроза России идет в первую очередь по двум следующим направлениям, считает министр обороны.



Это традиционное направление, когда великая военная держава Россия угрожает и вмешивается, что уже проявилось в аннексии Крыма и вмешательстве на востоке Украины. Эта угроза, по мнению министра, растет.



«Мы можем констатировать, что русские уже сейчас устанавливают в Калининграде новые ракетные системы, радиус действия этих ракет позволяет достичь Копенгагена. Это безусловно серьезный риск», — говорит Клаус Йорт Фредриксен.



Поэтому он настаивает на том, чтобы Дания активно участвовала в общей европейской противоракетной обороне, принятой в 2012 году.



Нападение российских хакеров может парализовать деятельность больниц



Вторым направлением является новая растущая угроза в форме кибернападений. Разведка на этой неделе назвала эту угрозу самой большой угрозой Дании.



Клаус Йорт говорит о хакерских атаках из разных мест в мире, но в первую очередь, по его словам, речь идет о российских поддерживаемых государством хакерских группах, угрожающих Дании, которые «будут вмешиваться в наши демократические процессы».



Он приводит в качестве примера хакерское нападение на демократическую партию США во время предвыборной президентской кампании. Комиссия, расследовавшая это событие, констатировала, что Россия непосредственно руководила нападением и повлияла на выборы путем утечки сведений.



Но Йорт называет как очень серьезный риск также и другие более непосредственные разрушительные нападения на основы нашего общества.



«Российские поддерживаемые государством хакерские группы готовы совершать нападения на больницы, инфраструктуру и подачу электричества, взламывая компьютерные системы, срывая вызовы врачей и медицинское обслуживание в системе здравоохранения», — говорит он.



Просто, чтобы «парализовать» нашу демократию:



«Это способ дестабилизировать наши страны и демократии физическим и действенным образом, это предъявляет сильное и острое требование к нашей готовности защищаться от таких нападений. В первую очередь речь идет о русских хакерских группах, которые при поддержке государства контролируют действия здесь (в стране), что для меня является очень пугающей перспективой. Потому что если действительно можно парализовать страну, распространяя среди населения страх и неуверенность, то мы разрушает весь фундамент демократии», — говорит Клаус Йорт Фредриксен.



«Мы испытываем очень большое давление»



Среди других угроз, на которых должны концентрировать свое внимание вооруженные силы, он называет результаты наблюдений в Арктике, где он тоже может «констатировать усиление российской военной активности», охрану внешних границ ЕС для остановки миграции и террор. В решении задачи террора во все бόльшей степени должны привлекаться вооруженные силы, например, нанося бомбовые удары по организациям типа ИГИЛ (запрещена в России, прим. редакции) на Ближнем Востоке.



Поэтому армия должна участвовать в международных операциях и защищать собственную территорию, считает он.



В то же время появляется растущая неуверенность в связи с тем, что президента США скоро будут называть Дональд Трамп (Donald Trump).



Трамп заявил, что он не будет гарантировать американскую защиту тем странам НАТО, которые не вносят нужный вклад в военную систему альянса.



На встрече НАТО в Уэльсе в 2014 году участники договорились, что все страны ставят себе целью выделить такие расходы на оборону, чтобы они составляли по меньшей мере 2% ВНП.



Из 28 стран НАТО это условие выполняют только пять стран, согласно данным НАТО за последний год, и Дания затратила на оборону в 2016 году примерно 20 миллиардов крон, то есть приблизительно 1,17% ВНП.



ВНП Дании в 2017 году, согласно данным Министерства экономики и внутренних дел, будет составлять 2 триллиона 97 миллиардов крон. Если Дания будет тратить на оборону сумму, соответствующую требованиям НАТО, оборонный бюджет увеличится примерно на 20 миллиардов крон, то есть примерно в два раза.



«Мы испытываем очень большое давление со стороны нынешней администрации Обамы, а также в связи с тем, что сказал будущий президент Трамп о необходимости увеличить наши расходы на оборону в соответствии с поставленной целью, то есть до 2%», — говорит он.



Дания будет вынуждена увеличивать расходы на оборону



Поэтому Йорта говорит, обращаясь к датчанам, что Дания вынуждена усиливать свою оборону.



В течение весны или начала лета он хочет выступить с инициативой выделить больше денег на оборонный бюджет в 2017 году.



«Все находятся в той или иной форме под угрозой, и если мы должны защититься от нее, то нашей общей защитой должна быть НАТО и наше общее сдерживание. Мы вынуждены показать необходимую силу и для этого выделить необходимые деньги, чтобы удержать русских от каких бы то ни было попыток. Это главное в нашем видении мира», — говорит он.



Он пока не говорит точно, сколько денег, по его мнению, необходимо выделить на оборону в кронах или процентах от НВП.



Клаус Й. Фредриксен: Процент наших расходов на оборону от НВП будет четко контролироваться, поэтому мы должны все это выполнить. И достижений этой цели очень трудно.



Berlingske: В плане правительства на 2025 год выделяется 800 миллионов крон на оборону, полицию и исследования террора. Как выглядит Ваша инициатива в этой связи?



— Мне очень трудно сказать это. Сейчас мы будет составлять новый экономический план, а я уже больше не являюсь министром финансов, поэтому у меня нет последних откорректированных цифр. Но мы должны ясно показать датскому народу, что мы поставлены перед очень и очень конкретными рисками, которыу нельзя игнорировать. И многие другие страны, в частности Германия и Швеция, в настоящее время увеличивают свои бюджеты.



— Если целью Дании в настоящий момент является выделить 2% ВНП, то есть, это дополнительно примерно 20 миллиардов крон. Реально ли это в принципе?




— Не думаю. Но посмотрим.



— Если это не реально, то что делать с прессом, который мы, по Вашим словам, испытываем со стороны США и Трампа, чтобы быть под защитой НАТО?



— Как мне кажется, мы должны при обсуждении будущего оборонного бюджета дать обороне больше ресурсов. Мы вынуждены это делать в связи с существующими угрозами. И правительство тоже сказало об этом в своей программе. Проблема нынешнего обсуждения состоит в том, что если потребность установлена, то нужно помнить о необходимости найти деньги. Надеюсь, что нынешняя комиссия, рассматривающая потребности обороны, сможет найти те средства, которые мы просим для обороны.



— Если нереально достичь 2%, почему просто не оставить те инвестиции в оборону, которые есть у нас сейчас?



— Дело в том, что на международном уровне признано существование растущих рисков. США, которые уже столкнулись с неким кибернападением, несут и так очень большие расходы. Мы вынуждены внести свой вклад для нейтрализации угроз, которых я говорил. Основным принципом НАТО является один за всех и все за одного. Если на кого-то совершено нападение, то мы считаем это нападением на всех. И здесь выдвигается требование к взносам, которые страны НАТО платят за гарантированный порядок безопасности, и думаю, что датчане хорошо понимают, что наша страховая премия не должна быть дешевле, чем страховая премия других стран.



«Мы думали, что история научила нас»



Раньше раздавались резкие критические замечание от, в частности, Нильса Тённига (Niels Tønning), председателя Главной организации офицеров Дании, о том, что политики или должны выделять больше денег на оборону или уменьшить требования.



— Клаус Йорт, что заставляет Вас думать, что вооруженные силы могут купировать все угрозы?




— В настоящее время мы пока еще не подготовил проект предложений для представления в комиссию, обсуждающую оборонные расходы. Речь идет о многочисленных процессах в экономике. Одним из вопросов, которым мы должны заняться сейчас, является анализ бюджета обороны, то есть, что мы можем сделать, чтобы он был более эффективным. Я не имею в виду уменьшение ассигнований на оборону, но мы должны все проанализировать, чтобы понять, насколько мы эффективны. Из моего прошлого как министра финансов я знаю, что главным условием для всех государственных и частных предприятий является необходимость все время следить за тем, чтобы работа шла в соответствии со своими расходами.



Уже с 1 января 2018 года можно будет видеть конкретные действия Дании в условиях новой холодной войны против русских. Здесь 200 датских солдат будут размещены вблизи русской границы как часть общих войск НАТО в Прибалтике.



Это не потому, что 200 датских солдат, как мы полагаем, могут остановить русскую армию. Но русские должны знать, что территориальная оборона начинается здесь на этой соседней территории, и если они пересекут эту линию, то вступит в силу общая солидарность НАТО. Эта территория снова становится, к сожалению, приоритетом. А мы думали, что история научила нас.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.