Вот уже третью неделю полиция Стамбула ищет Абдулгадира Машарипова (Abdülgadir Masharipov; 16 января, в стамбульском районе Эсеньюрт турецкая полиция арестовала Машарипова — прим.пер.).


Террорист, который утром 1 января напал на клуб «Рейна» в Стамбуле и от имени ИГИЛ (запрещена в РФ — прим.ред.) убил 39 человек, отмечавших наступление нового года, — гражданин Узбекистана, таджик по национальности. Такова, по крайней мере, официальная информация на данный момент.


Более того, с каждым днем появляются новые сведения, но официальных заявлений по ним нет.


Например, следующая информация: несмотря на то, что в район, где было совершено нападение, полиция прибыла в течение трех-пяти минут, и террорист еще был там, при этом в непосредственной близости были приняты меры предосторожности, Машарипов без труда покинул место преступления и скрылся в неизвестном направлении…


Или информация о том, что в то время как город находился в режиме повышенной бдительности, преступник отправился в Зейтинбурну, к своей семье и, забрав своего четырехлетнего сына, бежал…


Пока убийца не найден, каждый день становится отдельным источником мучения для полиции Стамбула. И не только для полиции, а для всей службы безопасности и соответственно правительства.


На днях мы беседовали с одним высокопоставленным чиновником. «Там у нас проблемы», — сказал он, не считая нужным скрывать смущение, когда разговор зашел о поимке нападавшего на клуб «Рейна». И добавил: «Представьте, что убийца посла был из полицейской организации».


Посол России в Анкаре Андрей Карлов, о котором говорил чиновник, был убит 19 декабря, и к тому же в тот момент, когда министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu) летел в Москву на переговоры по Сирии.


Совершил убийство Мевлют Мерт Алтынташ (Mevlüt Mert Altıntaş), сотрудник полиции, который был убит на месте преступления в результате перестрелки со своими коллегами. Алтынташ входил в состав караульного наряда — пусть не личной охраны, — многих авторитетных лиц, включая президента и премьер-министра.


Ответственность за убийство не взяла на себя ни одна организация, но в социальном окружении и образовательном опыте убийцы были обнаружены связи с тайной организацией Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen).


По специальному запросу, с которым президент России Владимир Путин обратился к президенту Тайипу Эрдогану, на следующий день после произошедшего турецкой полиции стала помогать группа российских специалистов с целью пролить свет на это преступление и выяснить, кто за ним стоит.


Для меня было интересно, что на вопрос о теракте в Стамбуле последовал ответ, связанный с другим терактом в Анкаре.


Но даже это показывает, что в сознании компетентных органов есть убеждение, что весомый вклад в эти теракты внесла та проблемная ситуация, в которой структура безопасности государства и общественный порядок оказались после кровавой попытки государственного переворота 15 июля.


Становится понятно, что, когда в структурах безопасности, которые годами были фактически подчинены конструкции гюленистов, началась чистка, возникла серьезная проблема государственной памяти. Если вернуться на два года назад, есть неопределенности, пробелы, отмечают государственные чиновники, не желающие называть своих имен.


К двум этим тяжелым проблемам следует добавить еще одну: невозможность поймать Адиля Оксюза (Adil Öksüz).


Это преподаватель богословского факультета Сакарийского университета, который, как предполагается, являлся негласным «имамом террористической организации гюленистов (FETÖ) в военно-воздушных силах» и был задержан на базе Акынджи близ Анкары, где располагался штаб участников попытки госпереворота в ночь на 16 июля.


Иными словами, это один из немногих лидеров организации, которые, как считается, передавали незаконной в Турции структуре поручения Гюлена, проживающего в Пенсильвании.


Как известно, Оксюз после задержания (по одной из версий, у него были обнаружены современные электронные устройства) был доставлен в жандармерию. В ту ночь, когда все вокруг напоминало поле битвы, он сказал, что прибыл «посмотреть на земли», которые собирался приобрести. Оксюз не смог объяснить, как в этих условиях он попал на военную базу, на которую не пускают гражданских лиц, но в суде, куда его поспешно доставили, он был освобожден.


Министр юстиции Бекир Боздаг (Bekir Bozdağ) недавно отметил, что Оксюза, возможно, «кто-то» укрывает, но не уточнил, кто это может быть.


Его поимка важна по той причине, что, как сообщали газеты, американские власти (возможно, чтобы увильнуть от запроса об экстрадиции) говорили: «Поймайте Оксюза. Если он скажет, что получил приказ от Гюлена, это облегчит вам работу». В прессе также прошла информация о том, что Оксюз уже давно бежал в США.


Опытный журналист Фехми Кору (Fehmi Koru), обращая внимание на эту ситуацию, говорит, что, если учесть технологии, которыми располагает полиция на нынешней стадии, трудно объяснить, почему не удается поймать Оксюза и где он может быть.


Все эти три темы — не только внутренние дела страны… Поэтому можно сказать, что доля ответственности лежит и на Национальной разведывательной организации. Тем не менее, следует признать, что основную ответственность в том, чтобы пролить свет на эти важные темы, в рамках которых может идти речь о репутации правительства, несет полиция, а точнее, министерство внутренних дел.


У главы этого министерства Сулеймана Сойлу (Süleyman Soylu) непростая задача. С одной стороны, ИГИЛ, с другой — теракты Рабочей партии Курдистана. В то же время на повестке дня — меры, необходимые для проведения референдума о переходе к президентской системе, который может состояться в апреле в случае соответствующего исхода второго тура голосования в парламенте.


Но эти три темы не менее важны, и, с точки зрения репутации правительства страны, было бы полезно как можно скорее решить эти проблемы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.