Менее чем через четыре месяца у Франции будет новый президент. Возможно, даже женщина. После Трампа и Брексита нет уверенности, что опросы снова не лгут, и что правые националисты Марин Ле Пен не одержат победу. И даже если на этот раз катаклизма удастся избежать, существует реальная опасность того, что она представит себя единственной достойной доверия политической противницей либеральных правых. Левые радикалы надеются на успех Жана-Люка Меланшона (Jean-Luc Mélenchon), однако он все же представляется маловероятным.

У двух этих кандидатов есть один общий момент: они ставят под сомнение европейские соглашения и нынешний режим обостренной конкуренции между странами и регионами, что привлекает ряд утомленных глобализацией людей. В то же время нельзя забывать о различиях: несмотря на резкую риторику и зачастую тревожные геополитические представления, Меланшон все же сохраняет некий интернационалистский и прогрессистский порыв.

Есть опасность, что во время этой кампании все прочие политические силы (и крупные СМИ) будут довольствоваться критикой этих двух кандидатов и поставят их на один уровень как «популистов». Это новое самое страшное оскорбление в политике, которое, как известно, уже успешно применялось против Сандерса в США, может в очередной раз затмить один очень важный вопрос.

Популизм — ничто иное как сбивчивый, но оправданный ответ на возникшее у простых людей в развитых странах ощущение заброшенности на фоне глобализации и роста неравенства. Для формирования четкого ответа на эти вопросы необходимо опираться на популистские движения, наиболее интернационалистски настроенные (в частности на леворадикалов вроде «Подемос», СИРИЗА, Сандерса и Меланшона, несмотря на все их недостатки), потому что в противном случае победят национализм и ксенофобия.

Ошибка бюджетного соглашения 2012 года

К сожалению, кандидаты от либеральных правых (Фийон) и центристов (Макрон) собираются следовать стратегии отрицания: оба они будут отстаивать статус-кво по европейскому бюджетному соглашению 2012 года. В этом нет ничего удивительного: один договаривался о нем, а второй его применял.
Все опросы подтверждают, что два этих кандидата привлекают в первую очередь тех, кто выиграл от глобализации, с интересными, но вторичными по отношению к социальным вопросам нюансами. Они утверждают, что воплощают круг разума: когда Франция вернет доверие Германии, Брюсселя и рынков (с помощью либерализации рынка труда, сокращения трат и дефицита, упразднения налога для богатых и повышения НДС), тогда придет время требовать с наших партнеров шагов по жесткой экономии и долгу.

Проблема этой вроде бы рациональной риторики в том, что она таковой не является. Договор 2012 года стал монументальной ошибкой, который завел еврозону в ловушку, потому что не дает ей инвестировать в будущее. Исторический опыт говорит нам о невозможности сократить госдолг подобных масштабов без исключительных мер. Если, конечно, не выделять на его покрытие весь профицит в течение десятилетий, что стало бы серьезным ударом по инвестиционным возможностям.

С 1815 по 1914 год Великобритания целый век направляла огромный профицит на выплаты рантье и сокращение колоссального долга времен революционных войн (более 200% ВВП). Это пагубное решение привело к недостатку инвестиций в образование и дальнейшему упадку страны.

Госдолг

В то же время с 1945 по 1955 год Германия и Франция смогли быстро избавиться от схожей по масштабам задолженности с помощью отмены долгов, инфляции и чрезвычайного изъятия частного капитала. Все это позволило им инвестировать в рост. Сегодня следовало бы действовать схожим образом: навязать Германии парламентскую палату еврозоны для облегчения долговой нагрузки при сохранении демократической легитимности. В противном случае уже наблюдаемый в Италии спад инвестиций и производства перекинется на Францию и всю еврозону (признаки того уже есть).

Только погружение в историю может подсказать выход из нынешнего тупика, как недавно напомнили авторы великолепной «Всемирной истории Франции». Эту книгу можно считать настоящим противоядием от подъема национализма в стране. Более прозаичным и менее радостным образом, следует также внимательно присмотреться к праймериз правительственных левых (назовем их так, раз они не смогли организовать общие праймериз с радикальными левыми).

Важно, чтобы на праймериз победил кандидат, который пойдет по пути кардинального пересмотра европейских правил. Амон и Монтебур, по всей видимости, ближе к этому, чем Вальс и Пейон, при условии, что они отойдут от прежних позиций по общему доходу и французскому производству и, наконец, сформулируют четкие предложения по замене бюджетного договора 2012 года. Во время первых теледебатов он практически не упоминался, возможно, потому, что все они в свое время за него голосовали. Однако тем важнее как можно скорее прояснить ситуацию и представить детальную инициативу. Еще не все потеряно, однако действовать нужно быстро, если мы не хотим, чтобы Национальный фронт занял позицию силы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.