Убийство американского посла в Триполи Кристофера Стивенса (Christopher Stevens) вечером 11 сентября 2012 года, в штаб-квартире ЦРУ в ливийском городе Бенгази было одним из самых незаурядных событий, свидетелем которых становился Ближний Восток в последние годы. Под влиянием этого события произошел один из самых крутых поворотов в американской внешней политике.

 

Конкретных доказательств пока нет, но все признаки указывают на то, что нападение на Стивенсона подтолкнуло США к ополчению против всех исламистских движений на Ближнем Востоке, прежде всего «Братьев-мусульман». Американское руководство, которое до этого момента пыталось управлять арабской весной в направлении своих интересов, и отчасти это удавалось, после убийства своего посла в Ливии пришло к решению о том, что сохранить прежний статус-кво в регионе более «разумно». Возобладала мысль, что «в случае еще большей свободы в регионе может произойти взрыв, в результате которого неизвестно, что возникнет».

 

Отправной точкой таких событий, как поддержка государственного переворота в Египте в 2013 году, выработка негласной позиции на стороне Башара Асада в Сирии, сближение с Ираном, инициация ряда операций в Турции, было произошедшее в Бенгази в ночь на 12 сентября 2012 года.

 

США, делая все это, не только ввели в замешательство своих традиционных союзников в регионе, над некоторыми районами они полностью потеряли контроль. Одним из них была Ливия, с которой были связаны самые трудные времена политической карьеры бывшего госсекретаря США Хиллари Клинтон (Hillary Clinton).

 

***

 

Ожидалось, что свержение Муаммара Каддафи, правившего страной с 1969 по 2011 годы, в результате внешней интервенции, а затем — возможно, по заговору иностранных спецслужб, — линчевание и убийство Каддафи в его родном Сирте принесет в Ливию свободу. На той стадии, к которой сейчас подошел процесс распада, называемый «революцией» уже даже противниками Каддафи, Ливия была фактически поделена тремя отдельными администрациями. В столичном Триполи есть правительство, которое официально поддерживает ООН. Город Мисурата и его пригороды контролируются силами ополчения. А на востоке страны задает тон генерал Халифа Хафтар (Halife Hafter). Парламент в городе Тобрук лоялен Хафтару. Кроме того, есть локальные районы, в которых доминируют небольшие вооруженные группы.

Ливия, которая в период до Каддафи, была разделена на три главных вилайета, Триполи, Феццан и Барка, снова возвращается к этой старой структуре. Но на этот раз на раздел во многом повлияло внешнее вмешательство и воля.

 

Самый сильный из местных административных центров в Ливии, где, несмотря на все усилия ООН и международного сообщества, обеспечить национальное единство не удается, представляет генерал Халифа Хафтар. 73-летний Хафтар пользуется поддержкой Египта и Объединенных Арабских Эмиратов. Две эти страны, с одной стороны, усиливают Хафтара с военной и экономической точек зрения, с другой — пытаются укрепить и его международные позиции.

 

На прошлой неделе генералу Хафтару был подан еще один сигнал поддержки. Россия, которая ранее устами замминистра иностранных дел Геннадия Гатилова отмечала, что Ливию должен контролировать Хафтар, приняла генерала на борту своего авианесущего крейсера, ставшего на якорь в порту Тобрук. Это был посыл, обращенный ко всему западному миру и, главным образом, администрации США: «Теперь я в Ливии».

 

Россия, которая со свержением Каддафи понесла в Ливии потери на уровне, как минимум, четырех миллиардов долларов, открыто предлагая генералу Хафтару поддержку, надеется как компенсировать финансовые потери, так и твердо обосноваться в Ливии. Отмечается, что между двумя сторонами было достигнуто согласие по таким вопросам, как передача оружия силам Хафтара, ветирование резолюции ООН об эмбарго на поставку вооружений в Ливию, оказание экономической помощи. Хафтар, согласно сообщениям, которые уже сейчас нашли отражение в прессе, пообещал России, по меньше мере, две военные базы в Ливии.

 

То, что в Ливии Россия демонстрирует свой вес на стороне Хафтара, видимо, осложнит положение правительства Триполи, которое поддерживает ООН. Вероятность вовлечения страны в гражданскую войну теперь зависит от позиции и подхода Хафтара к другим группам. Возможный ход событий в случае выбора генералом войны очевиден на примере Сирии.

 

***

 

Обычно, говоря об «империализме», имеют в виду США и западные страны, это очень распространенная привычка. Но это чрезвычайно ошибочный подход, поскольку он может создать впечатление, будто у других стран, таких как Россия и Китай, нет имперских целей. Шаги России, которая постепенно повышает свое влияние в исламском мире, от Сирии до Ливии, от республик Средней Азии до Крыма, конечно, обусловлены ее империалистическими целями. Аналогичным образом и Китай, протягиваясь вглубь Африки, стремится создать и защитить свою зону интересов.

 

Хотя Дональд Трамп, который 20 января официально приступит к своим обязанностям в качестве 45-го президента США, известен своими теплыми сигналами в адрес России, во всех регионах, где США имеют влияние, он столкнется с сапогами российских солдат. Продолжится ли эта демонстрация дружбы, которая имеет место до официального вступления Трампа в должность президента, когда речь зайдет об интересах его страны, мы все увидим.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.