В эту пятницу (20 января) начинается новая эра в американской внешней политике. Нынешнего президента крупнейшей мировой державы, Дональда Трампа, отличает весьма своеобразный стиль. Контраст с Бараком Обамой заметен не только в форме, но, главным образом, в содержании.


Работая в ритме кампании, Трамп еще не успел в подробностях представить охват и влияние собственных заявлений о политических союзниках, финансовом рынке и стратегических противниках.


На протяжении восьми лет внешняя политика правительства Обамы, убаюканная собственной риторикой, курсировала между отдельными успехами и серьезными неувязками.


Общие черты дипломатии Обамы вырисовываются на основе трех предпосылок: 1) восстановить репутацию Вашингтона, подпорченную при администрации Буша — в период, отмеченный односторонними инициативами США на мировой арене — в рамках многосторонней системы; 2) сблизиться с Китаем, выстраивая сбалансированные и взаимовыгодные отношения для обеих сторон в международной торговле; 3) сократить вес американских обязательств в глобальной архитектуре безопасности и одновременно с этим понизить степень угрозы для национальной безопасности.


С другой стороны, дипломатия Twitter, предлагаемая новым хозяином Белого дома, указывает на то, что международный порядок можно вывернуть наизнанку. Пока что во внешней политике Трамп совершает довольно резкие движения.


Вопрос в том, как долго главнокомандующий сможет продолжать в том же ритме без ущерба для себя.


На самом деле Трампу будет нелегко изменить тональность внешнеполитической риторики ввиду влияния Конгресса, Пентагона и Госдепартамента США. Ему будет трудно претворять свою риторику в жизнь в обход этих учреждений. Речь идет об очень высоких рисках для стабильности его управления и устойчивости мира. Латинская Америка ожидает худшего; пребывающие в замешательстве европейцы и африканцы, по-видимому, вообще не входят в картину мира нового президента.


Между тем островная политика Вашингтона — это все, чего жаждет Китай, чтобы наметить контуры новой торговой географии мира. Ведь Китай, с его весом и потенциалом, еще не подключил все ресурсы своей подлинной власти.


Обама допустил ошибки во внешнеполитической стратегии, и это позволило России заполнить невероятных размеров вакуум власти в международной системе. Если Трамп сделает выбор в пользу безудержной эскалации с Китаем, возможно, появится новый вакуум, который может быть заполнен Пекином.


Трамп повторяет стратегию Никсона, но наизнанку. Никсон сблизился с китайцами в 1970-е годы, пытаясь сыграть на вражде между Москвой и Пекином и дестабилизировать власть СССР.


По крайней мере риторически, Трамп пытается вызвать у Китая враждебную реакцию, при этом сближается с Москвой в попытке парализовать китайскую власть.


Тем не менее Китай и Россия, кажется, уже заключили стратегический альянс с целью подорвать американскую мощь. Москва обязуется заполнить политический вакуум, а Пекин — экономический.


Поскольку альянс между Европой и Америкой, по всей видимости, не входит в круг приоритетов Трампа, этому новому порядку могут быть значительно облегчен путь к успеху. Кажется, Трамп этого еще не понял.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.