Нынешний период требует быстрого переосмысления известных понятий. Даже демократия, а точнее, либеральная демократия, нуждается в новом определении. Не так давно, в начале 2000-х годов и особенно в ходе арабских бунтов, обсуждалась дилемма «гражданские волнения — либеральная демократия»; затем, на фоне событий, последовавших одно за другим в некоторых странах, ломали голову над связью между социальными медиа и демократией.


В ходе президентских выборов в США, прежде всего применительно к предвыборному методу Трампа, рядом помещали такие понятия, как популизм, политика, построенная на игре на социальных чувствах, и демократия; в результате, с победой Трампа выбор остановился на термине «твитократия».


Раньше все было просто. Либеральная демократия, социалистическая демократия, развивающаяся демократия. Те режимы, что не попадали в эти категории, мы могли классифицировать как недемократические. Однако сегодня понятие «твитократия» может употребляться в отношении самых развитых демократий, например, таких стран, как США и Германия. Более того, раньше мы могли проводить корреляцию между видом демократии и применяемой экономической моделью и достаточно спокойно объяснять причинно-следственные связи.


Примеры из Европы


В то время как в период после Второй мировой войны, например, в западногерманской демократии препятствовали созданию ультранационалистических партий на том основании, что они расчистят путь фашизму, сегодня Конституционный суд отклоняет поданный в 2013 году иск о запрете ультраправой Национал-демократической партии (NPD), созданной во времена нацистской Германии.


Кроме того, в качестве председателя Европейского Парламента (ЕП), самого восприимчивого к демократическим процессам в странах — членах ЕС института, который яростнее всех отстаивает понятие «европейскость» и «европейское гражданство», выбирают Антонио Таяни (Antonio Tajani), близкого друга бывшего премьер-министра Италии Берлускони (Berlusconi), замешанного в скандалах и, в конечном счете, приговоренного к тюремному заключению. Берлускони возглавил партию «Вперед, Италия», которая во многом держится на правом фланге, а на выборы 2008 года пошел с партией «Народ свободы», в которую объединились его партия и неофашистский «Национальный альянс». Его друг Таяни стал председателем ЕП как кандидат, поддерживаемый христианскими демократами; социал-демократы проиграли.


Если у ЕП будет такой председатель, тогда кто возглавит Европейскую Комиссию — невозможно не подумать об этом.


Примеры из мира


Можно найти множество примеров странностей, возникающих в ходе мирового развития. Эта ситуация — на повестке дня Всемирного экономического форума в Давосе. Новый лидер США, страны, известной в качестве крепости капитализма, настаивает на своеобразном неомеркантилизме; он занят тем, какая иностранная компания, куда вложит деньги; он говорит, что введет высокие налоги, если, например, немецкие автомобильные гиганты будут вкладывать инвестиции в Латинскую Америку. При этом глава Китая, страны, которая хранила верность экономике, основанной на центральном планировании, выступает в защиту глобализации.


О том, есть ли скандальный компромат на Трампа, объявляет Путин, а не институты, призванные защищать честь главы государства; ничего такого нет, говорит российский лидер. Более того, о том, что эти обвинения — работа «глубинных» структур в США, которые на дух не переносят Трампа, говорит опять же Россия.


Еще один жизненный пример можно привести из нашего региона. В борьбе с ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) Турция, член НАТО, давно призывала своих союзников к активному сотрудничеству и просила военной поддержки. В то время как западные союзники кокетливо готовятся примазаться, Россия впервые в истории проводит совместную операцию с Турцией.


Все эти события указывают на две альтернативы. Или мы будем адаптироваться к новой ситуации, или подумаем о том, что есть смысл вспомнить «старое», и, исходя из этого, займем позицию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.