Спор по поводу самых южных Курильских островов — Итурупа, Кунашира, Шикотана и Хабомаи — является точкой напряженности в отношениях между Японией и Россией с того момента, когда они были захвачены Советским Союзом в 1945 году. Спустя более 70 лет российско-японские отношения все еще нельзя назвать нормальными из-за продолжающегося территориального спора. В значительной мере именно исторические факторы помешали решению этого вопроса. К их числу относятся демография, ментальность, институты, география и экономика — все это стимулирует проведение жесткой политики, а не готовность к компромиссу. Первые четыре фактора способствуют сохранению тупиковой ситуации, тогда как экономика в виде нефтяной политики связана с определенной надеждой на разрешение.


Претензии России на Курилы восходят к 17-му веку, что происходило в результате периодических контактов с Японией через Хоккайдо. В 1821 году была де-факто установлена граница, в соответствии с которой Итуруп стал японской территорией, а российская земля начиналась с острова Уруп. Впоследствии по Симодскому трактату (1855 год) и Санкт-Петербургскому договору (1875 год) все четыре острова были признаны территорией Японии. В последний раз Курилы сменили своего владельца по результатам Второй мировой войны — в 1945 году в Ялте союзники, по сути, согласились передать эти острова России.


Спор по поводу островов стал частью политики холодной войны во время переговоров по заключению Сан-Францисского мирного договора, статья 2c которого заставляла Японию отказаться от всех своих претензий на острова Курильской гряды. Однако отказ Советского Союза подписать это соглашение оставил эти острова в состоянии неопределенности. В 1956 году была подписана совместная Советско-японская декларация, которая де-факто означала завершение состояния войны, но не смогла разрешить территориальный конфликт. После ратификации в 1960 году американо-японского Договора безопасности дальнейшие переговоры были прекращены, и так продолжалось до 1990-х годов.


Однако после окончания холодной войны в 1991 году, казалось, появилась новая возможность для разрешения этого вопроса. Несмотря на бурные события в мировых делах, позиции Японии и России по вопросу о Курилах не претерпели особого изменения по сравнению с 1956 годом, и причиной подобного положения были пять исторических факторов, находившихся за рамками холодной войны.


Первый фактор — демографический. Население Японии уже сокращается из-за низкого уровня рождаемости и старения, тогда как население России уменьшается с 1992 года из-за избыточного употребления алкоголя и по причине других социальных недугов. Этот сдвиг вместе с ослаблением международного влияния привел к появлению обращенных в прошлое тенденций, и обе нации, в основном, пытаются теперь разрешить этот вопрос, глядя назад, а не вперед. При наличии подобных установок можно сделать вывод о том, что стареющее население Японии и России лишают премьер-министра Синдзо Абэ и президента Владимира Путина возможности вести переговоры из-за прочно укоренившихся взглядов в отношении вопроса о Курилах.


Все это также на руку ментальности и восприятию внешнего мира, которые формируются на основании того, как преподается история, а в более широком смысле на основании того, как ее преподносят средства массовой информации и общественное мнение. Для России развал Советского Союза оказался сильным психологическим ударом, сопровождавшимся потерей статуса и власти, поскольку многие бывшие советские республики отделились. Это существенным образом изменило границы России и создало значительную неопределенность относительно будущего российской нации. Хорошо известно, что во времена кризисов граждане часто проявляют более сильные патриотические чувства и чувства защитного национализма. Спор о Курилах заполняет существующую в России пустоту, а также представляет собой повод выступить против воспринимаемой эмоционально исторической несправедливости, совершенной Японией.


Восприятие Японии в России во многом формировалось под воздействием вопроса о Курильских островах, и так продолжалось вплоть до окончания холодной войны. Антияпонская пропаганда стала обычным явлением после русско-японской войны 1904-1905 годов, и она была усилена в результате японской интервенции во время гражданской войны в России (1918-1922 гг.). Это заставило многих русских поверить в то, что в результате все заключенные ранее договоры были аннулированы. Однако победа России над Японией во Второй мировой войне покончила с предыдущим унижением и укрепила символическое значение Курильских островов, которые стали олицетворять (1) необратимость результатов Второй мировой войны и (2) статус России как великой державы. С этой точки зрения, передача территории рассматривается как пересмотр итогов войны. Поэтому контроль над Курилами сохраняет важное психологическое значение для русских.


Япония пытается определить свое место в мире в качестве «нормального» государства, расположенного рядом с набирающим все большую силу Китаем. Вопрос о возвращении Курильских островов непосредственно связан я национальной идентичностью Японии, а сами эти территории воспринимаются как последний символ поражения во Второй мировой войне. Российское наступление и захват «неотъемлемой территории» Японии способствовали укреплению ментальности жертвы, что стало преобладающим нарративом после окончания войны.


Подобное отношение усиливается японскими консервативными средствами массовой информации, которые часто поддерживают внешнюю политику правительства. Кроме того, националисты нередко используют средства массовой информации для ожесточенной атаки на представителей академического мира и политиков, которые намекают на возможность достижения компромисса по этому вопросу, и в результате остается мало пространства для маневра.


Это, в свою очередь, оказывает влияние на политические институты как Японии, так и России. В 1990-х годах позиции президента Бориса Ельцина были столь слабыми, что он опасался возможного импичмента в том случае, если Курильские острова были бы переданы Японии. Одновременно центральное российское правительство было ослаблено в результате усиления влияния региональных политиков, в том числе двух губернаторов Сахалинской области — Валентина Федорова (1990 — 1993 гг.) и Игоря Фахрутдинова (1995 — 2003 гг.), которые активно выступали против возможной продажи Курил Японии. Они делали ставку на националистические чувства, и этого оказалось достаточно для того, чтобы воспрепятствовать завершению работы над договором и его реализации в 1990-е годы.


После прихода к власти президента Путина Москва подчинила своему влиянию региональные правительства, однако другие институциональные факторы также способствовали сохранению патовой ситуации. Одним из примеров может служить идея о том, что ситуация должна созреть, и тогда какой-то вопрос или проблема могут быть решены. В первоначальный период своего правления президент Путин имел возможность, но не имел желания вести переговоры с Японией по поводу Курил. Вместо этого он решил потратить время и энергию на то, чтобы разрешить китайско-российский пограничный конфликт за счет вопроса о Курильских островах.


После возвращения на пост президента в 2013 году Путин стал все больше зависеть от поддержки националистических сил, и маловероятно, что он будет готов уступить Курилы в каком-то значимом смысле. Недавние события в Крыму и на Украине ясно демонстрируют то, как далеко готов Путин пойти для защиты национального статуса России.


Японские политические институты, хотя они и отличаются от российских, также поддерживают жесткий вариант поведения на переговорах в отношении Курил. В результате реформ, проведенных после окончания Второй мировой войны, доминирующее положение в Японии занимает Либерально-демократическая партия (ЛДП). За исключением периода с 1993 года по 1995 годы и с 2009 года по 2012 годы ЛДП имела и продолжает иметь большинство в национальном законодательном собрании, и по сути ее партийная платформа по поводу возвращения четырех южных островов Курильский гряды с 1956 года является составной частью национальной политики.


Кроме того, в результате краха рынка недвижимости в 1990-1991 годах Либерально-демократическая партия выдвинула лишь двух эффективных премьер-министров — Коидзуми Дзюнъитиро и Синдзо Абэ, и оба они для сохранения своих позиций опираются на поддержку националистов. И, наконец, региональная политика в Японии играет важную роль, а избранные политики на острове Хоккайдо подталкивают центральное правительство к тому, чтобы оно занимало напористую позицию в этом споре. Взятые вместе, все эти факторы не способствуют достижению такого компромисса, который предусматривал бы возвращения всех четырех островов.


Сахалин и Хоккайдо подчеркивают важность географии и региональных интересов в этом споре. География оказывает влияние на то, как люди видят мир, а также на то, как они наблюдают за формированием и реализацией политики. Наиболее важные российские интересы относятся к Европе, затем следуют Ближний Восток и Центральная Азия, и только после этого Япония. Вот один пример — значительную часть времени и усилий Россия посвящает вопросу о расширении НАТО на восток, в восточную часть Европы, а также негативным последствиям, связанным с событиями в Крыму и на Украине. Что касается Японии, то для нее альянс с Соединенными Штатами, Китай и Корейский полуостров имеют больший приоритет, чем отношения с Москвой. Японское правительство должно также учитывать давление общественности, которая требует решения вопросов с Северной Кореей относительно похищения людей и ядерного оружия, что Абэ несколько раз обещал сделать. В результате вопрос о Курилах часто отодвигается на второй план.


Вероятно, единственным фактором, способствующим возможному разрешению вопроса о Курилах, являются экономические интересы. После 1991 года и Япония, и Россия вступили в период длительного экономического кризиса. Российская экономика достигла самой низкой точки во время кризиса своей национальной валюты в 1997 году, а в настоящее время она сталкивается с серьезными трудностями из-за обвала цен на нефть и введенных экономических санкций. Однако разработка нефтяных и газовых месторождений в Сибири, в процессе которой происходит объединение японских капиталов и российских природных ресурсов, способствует сотрудничеству и возможному разрешению вопроса о Курилах. Несмотря да введенные санкции, 8% потребленной Японией нефти в 2014 году было импортировано из России, а увеличение потребления нефти и природного газа в значительной мере связано с последствиями катастрофы на атомной электростанции в Фукусиме.


В своей совокупности исторические факторы в значительной мере обусловливают продолжение застоя в решении вопроса о Курильских островах. Демография, география, политические институты и отношение граждан Японии и России — все это способствует формированию жесткой позиции на переговорах. Политика в области нефти предоставляет некоторые стимулы обеим нациям для разрешения спорных вопросов и нормализации отношений. Однако пока этого оказалось недостаточно для того, чтобы выйти из тупика. Несмотря на возможную смену лидеров во всем мире, основные факторы, загнавшие этот спор в тупик, вероятнее всего, останутся без изменений.


Майкл Бакалу является членом Совета по делам Азии (Council on Asian Affairs). Он получил степень магистра в области международных отношений в Сеульском университете, Южная Корея, а также степень бакалавра в области истории и политических наук Университета Аркадии (Arcadia University). Взгляды и мнения, выраженные в этой статье, принадлежат исключительно ее автору как частному лицу и не обязательно отражают взгляды какой-либо организации, с которой у него имеются связи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.