«Вместе с Италией мы совершим великие дела». Лицо Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson) расплывается в уверенной улыбке, когда я подхожу представиться на вечеринке после ужина клуба Альфальфа в кафе Милано в Джорджтауне. Будущий госсекретарь США, утвержденный комиссией Конгресса и ожидающий решающего голосования всего Сената только что принял участие в ежегодной встрече самого закрытого вашингтонского клуба, где вице-президент Майк Пенс (Mike Pence) представлял главу Белого дома, который занят подготовкой новых указов. «Пять из восьми самых богатых людей мира, — пошутил Пенс, поддержав атмосферу вечера, — присутствуют здесь, в этом зале. У меня складывается впечатление, будто я сижу на собрании у нас в кабинете». Потом он объявляет: «Трамп построит большую прекрасную непроницаемую стену. Она будет высотой пять метров и пройдет как раз между западным крылом Белого дома и конференц-залом. А оплатит ее строительство газета New York Times».


В эти времена демократы и республиканцы расходятся во всем, кроме Кафе Милано, где несколько дней назад ужинала и Хиллари Клинтон. После официальной части вечера Тиллерсон приходит на праздник, организованный Франко Нускезе (Franco Nuschese) — возможно, единственным человеком в Вашингтоне, способным сегодня собрать в одном зале бывшего госсекретаря Джона Керри (John Kerry) и его преемника. В ожидании тальолини с трюфелем, выпивая вино «Брунелло ди Монтальчино», новый глава дипломатии обменивается несколькими словами о будущем администрации президента.


На улице бушуют протестные акции в связи с указом по мигрантам, прибывающим из семи исламских государств, но по этому поводу Тиллерсон уже высказался во время слушаний в Сенате: «Я не являюсь сторонником меры по исключению определенной группы лиц. Что касается создания списка мусульман в США, мне нужно намного больше информации о том, как это будет организовано». Его отношения с Италией развивались в прошлые годы, когда он руководил компанией Exxon, главным образом, в постоянном взаимодействии с коллегами из Eni.


Таким образом, само собой разумеется, что, говоря об ожиданиях в отношении нашей страны, он начал с борьбы с терроризмом: «Нам необходим ливийский опыт Италии». Это логичное утверждение, но не совсем само собой разумеющееся, учитывая, что в нашей бывшей колонии заинтересовано множество других стран. Это важно также потому, что с точки зрения разведки, контактов, наземных операций, ливийский вопрос оставался почти всецело в руках Италии, которая ожидает оперативных встреч с новой администрацией, чтобы определить, как продолжать срочную, уже начавшуюся работу.


Второй пункт, о котором говорит Тиллерсон, несколько интереснее тем, как он о нем говорит: «Нам также необходима Италия как ответственный член Европейского Союза, способный следить за его единством в том, что касается украинского вопроса». Первая любопытная особенность связана с тем, что он упоминает ЕС как привилегированного собеседника, несмотря на поддержку Брексита, который выразил президент Трамп. Вторая — намек на единство по украинскому вопросу, в котором США до сих пор оказывали давление на союзников, чтобы они стояли единым фронтом, поддерживая сохранение введенных против России санкций, пока она не будет полностью соблюдать минские соглашения.

 

Таким образом, Вашингтон не пойдет на уступки, пока Москва не сделает первого шага к примирению. Это предположение подтверждает также нескромное решение Тиллерсона, поставившего в качестве своего заместителя Полу Добрянски (Paula Dobriansky), занимавшую пост заместителя госсекретаря по вопросам демократии и международным делам в администрации Буша и имеющую украинские корни. Третий пункт, в связи с которым он обращается за помощью к Риму, — это «ведение диалога с Путиным», в том числе в преддверии встречи «Большой семерки» в Таормине.


Италия уже давно начала контактировать с новой администрацией через посла Варриккио (Varricchio), и в скором времени предусмотрены прямые переговоры Трампа и премьера Джентилони (Gentiloni). После инаугурации советник по дипломатическим вопросам итальянского правительства Марианджела Дзаппиа (Mariangela Zappia) приезжала в Вашингтон, чтобы встретиться с советником по национальной безопасности Флинном (Flynn). При этом на пост посла США в Риме была утверждена кандидатура казначея республиканской партии Лью Эйзенберга (Lew Eisenberg). В Ватикане США могут представлять Билл Саймон (Bill Simon) или Калиста Гингрич (Calista Gingrich), жена бывшего спикера Палаты представителей. Пресс-атташе Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) сказал нам, что Италии предстоит решить, приглашать ли снова Путина на саммит G7, а это значит, что этот вопрос уже находится на повестке дня.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.