Бывший глава нефтяного концерна ExxonMobil Рекс Тиллерсон в среду был утвержден Сенатом в должности государственного секретаря США. Российская тема была одной из главных во время сенатских слушаний, учитывая тревогу многих законодателей относительно тесных связей ExxonMobil и Москвы. Достаточно критические заявления Тиллерсона в адрес России и его слова о необходимости укреплять и расширять отношения США с союзниками привлекли на его сторону 56 голосов сенаторов. Однако вопрос о том, как может выглядеть российская политика администрации Трампа, остается открытым.


За утверждение Рекса Тиллерсона в должности госсекретаря проголосовали все республиканцы, трое демократов и независимый сенатор. Против него — 43 сенатора-демократа, которые считают, что человек, который отказался назвать Владимира Путина, санкционировавшего бомбардировки Алеппо, преступником, который не осудил нарушения прав человека в Саудовской Аравии, Китае и на Филиппинах, который ушел от ответа на вопрос, является ли рукотворным процесс всемирного потепления, не может возглавлять внешнеполитическую службу Соединенных Штатов. Как подытожил свои чувства один из самых непримиримых критиков Тиллерсона сенатор-демократ Крис Мерфи, «у нас есть основания опасаться, что господин Тиллерсон будет руководить Госдепартаментом так, как он руководил компанией ExxonMobil, где он постоянно действовал вопреки интересам Соединенных Штатов».


Сторонники Тиллерсона выделяют другие качества нового госсекретаря. «Господин Тиллерсон возглавлял глобальный концерн с 75 тысячами работников, у него сложились тесные отношения по всему миру, и он понимает решающую роль, которая принадлежит США в мире», — заявил глава международного комитета Сената Боб Коркер. Сам президент Дональд Трамп во время приведения нового госсекретаря к присяге так сформулировал его задачу: «Пришло время взглянуть ясными глазами на внешнюю политику. Для всех нас будет лучше, если мы будем действовать в согласии, а не конфликтовать. Мир редко был свидетелем таких конфликтов, которые мы видим сегодня».


Однако первой проблемой, с которой придется столкнуться новому госсекретарю, скорее всего, будет проблема сугубо внутренняя. Более 800 сотрудников Госдепартамента подписались под обращением к руководству внешнеполитического ведомства, в котором выражено резкое несогласие с указом Дональда Трампа о приостановлении допуска в США граждан семи стран. В Госдепартаменте сорок лет существует специальный канал, с помощью которого дипломаты могут свободно выразить критику решений руководства. Эта традиция здоровых дебатов поддерживалась всеми госсекретарями.


На этот раз письмо, еще не дошедшее до госсекретаря, попало в прессу, и на него отреагировал пресс-секретарь Белого дома, предложивший служащим Госдепа либо соблюдать указ президента, либо уходить с работы. Между тем в отставку ушла целая прослойка руководства Госдепартамента, назначенная президентом Обамой, в том числе кадровые дипломаты, занимавшие ключевые посты заместителей госсекретаря. Кое-кто из них был отправлен в отставку. Как правило, с приходом нового президента назначенцы прежней администрации подают заявления об отставке, кое-кто ее получает, кто-то — нет. На этот раз этот процесс напоминает «опасную чистку», пишет в своем сообщении в Twitter бывшая заместитель госсекретаря по евроазиатским делам Лора Кеннеди. Среди покинувших Госдепартамент и бывший помощник госсекретаря Виктория Нуланд, профессиональный дипломат, специалист по России, убежденный сторонник жесткой формы общения с Кремлем.

 

Во время слушаний в Сенате Рекс Тиллерсон, к удивлению некоторых наблюдателей, высказал более традиционные взгляды на отношения с Россией, чем его новый начальник президент Трамп. Он, например, пояснил, что считает необходимым действовать в отношениях с Кремлем с позиции силы, посетовал на то, что американский ответ на российское вмешательство в дела Украины не был достаточно решительным. Словом, он дал поводы думать, что получение им ордена из рук Владимира Путина не превратило бывшего главу ExxonMobil в поклонника российского президента.


Впрочем, главным (с точки зрения американских наблюдателей) вопросом, который пока остается без ответа, остается вопрос: кто, собственно, будет формулировать американскую внешнюю политику?


«Я не представляю, как может выглядеть внешняя политика администрации Трампа, потому что я не знаю, будет ли Тиллерсон обладать реальными полномочиями, — говорит Стивен Бланк, бывший профессор колледжа сухопутных сил, сотрудник Американского внешнеполитического совета. — Пока мы слышим разного рода заявления, в том числе с угрозами, исходящие от разных представителей Белого дома. Помощник Трампа по национальной безопасности Майкл Флинн пригрозил сегодня Ирану по следам испытания баллистической ракеты. Эти заявления, как мне кажется, делаются без предварительной подготовки, надлежащего обсуждения, анализа фактов. Поэтому я просто не знаю, что Тиллерсон может сделать в роли госсекретаря».


Радио Свобода: Возьметесь сделать предположения о возможной российской стратегии Дональда Трампа?


«Я думаю, что они намерены заключить некую сделку с Россией, поступившись американскими интересами в Европе и на Украине. Дональд Трамп уже уступил, согласившись на проведение встречи с Владимиром Путиным, Путин, можно сказать, прорвал изоляцию. Белый дом фактически ничего не говорит об Украине. Разговор об отмене санкций пока не ведется, я думаю, по причине резкой оппозиции такой мере в Конгрессе со стороны обеих партий. Но не исключено, что президент Трамп хочет отменить их. С моей точки зрения, признаком реального изменения взглядов президента на отношения с Россией станут резкие заявления из Белого дома по поводу действий России на Украине», — говорит американский военный эксперт Стивен Бланк.


Профессор-политолог Марк Катц из университета имени Джорджа Мэйсона считает, что опыт Рекса Тиллерсона в роли руководителя крупнейшей корпорации, имевшей дело с Россией, может ему очень пригодиться в роли госсекретаря, избавив от иллюзий, которые могут быть у президента Трампа. Однако пока невозможно судить, насколько президент будет опираться на своего госсекретаря в определении международной стратегии и политики США.


«Сейчас многие обеспокоены признаками того, что администрация Трампа принимает решения исключительно силами тех, кто находится в Белом доме, и без консультаций с министерствами, как это, например, произошло с президентским указом о приостановлении въезда в США граждан семи стран. Поэтому я не удивлюсь, если мы станем свидетелями подобного подхода к внешней политике, по крайней мере в начальной стадии президентства Трампа. То есть Дональд Трамп и его помощники в Белом доме будут устанавливать внешнеполитические приоритеты самостоятельно, без консультаций с Госдепартаментом. Проблема заключается в том, как показывает пример иммиграционного указа, что последствия таких решений, в том числе и побочные, могут оказаться непредвиденными. Вопрос, сумеет ли президент Трамп признать опасность игнорирования совета профессионалов и изменить подобную практику?» — говорит Марк Катц.