Один читает нотации, вторая громогласно обличает, третий надсадно кричит. Их троих поддерживает большинство французского электората. В эти выходные в Лионе Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron), Марин Ле Пен (Marine Le Pen) и Жан-Люк Меланшон (Jean-Luc Mélenchon) провозгласили упразднение прежних расколов и формирование новых единств. Разумеется, каждый вокруг себя. И по-своему: кандидат от «Вперед!» играет гаммы, глава Национального фронта излагает свою программу, а лидер «Непокорной Франции» представляет свою голограмму.


Если Бенуа Амон (Benoît Hamon) пытается собрать вокруг себя истинных левых, а Франсуа Фийон (François Fillon) до недавней бури объединял самых правых, вышеупомянутая троица вступает в борьбу за право стать лучшим глашатаем стремления французов перевернуть страницу. Страницу партий (Макрон), «каст» (Меланшон) или «глобалистов» (Ле Пен).


В гимнах о преодолении разногласий все трое решили на свой лад интерпретировать девиз Республики «свобода, равенство, братство». Причем найденные ими значения представляются диаметрально противоположными. Эммануэль Макрон представляет триптих как оду «совместной жизни» в стране, где различия только обогащают людей. Марин Ле Пен превращает его в меч отвоевания «национального суверенитета». Жан-Люк Меланшон вывешивает его как знамя гуманистической и интернациональной борьбы. Стили у всех троих тоже свои. Бывший министр экономики пытается примерить на себя роль объединителя, рискуя в итоге получить странную смесь околоевангельских заповедей и идеологической пресности в обертке набивших оскомину формулировок. Лидер Нацфронта играет в спасительницу и пророка, утверждая, что достаточно говорить «от имени народа» для победы над «финансовым глобализмом» и «джихадистским глобализмом». Наконец, заручившийся поддержкой коммунистов кандидат примеряет роль трибуна, поставив свой несомненный талант оратора и теоретика на службу революционным и утопическим иллюзиям.


Их подход к позиции «не правые и не левые» тоже неодинаков. Макрон говорит о Миттеране и Шираке, цитирует Симону Вейль (Simone Veil) и Филиппа Сегена (Philippe Séguin), мечтает работать с рациональными представителями всех лагерей. Марин Ле Пен в свою очередь обещает отделаться от представляющих деньги правых и левых в пользу объединения «патриотов», а это пока созвучно пустому пожеланию.


Макрон и Ле Пен находят поддержку у разных слоев населения, однако первый представил себя заслоном на пути кандидата, «которая говорит не от имени народа, а от имени собственной горечи. Меланшон и Макрон обращаются к разным левым, но лидер «Непокорной Франции» сделал своей главной мишенью «бывшего министра, который испортил людям жизнь». Меланшон и Ле Пен, в свою очередь, проигнорировали друг друга, хотя им обоим свойственна критика Европы и финансов, порабощающих народы. В нынешней бурной кампании Лион стал настоящей столицей громких призывов.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.