Эта неделя не была удачной для тех, кто стремится к сотрудничеству и развитию отношений между соседними странами Норвегией и Россией. Почему срываются все попытки нормализовать отношения после трех лет, когда почти не было контактов на высшем уровне?

Вначале пришло сообщение от норвежской Службы безопасности полиции (PST) о том, что она констатирует со стороны России растущую угрозу жизненно важным норвежским интересам в таких областях, как оборона и органы, принимающие политические решения.

Затем руководитель Службы безопасности полиции Бенедикте Бьёрнланд (Benedicte Bjørnland) рассказала о том, что русские, используя многочисленные методы, в первую очередь, хакерские атаки на адреса электронной почты, пытаются проникнуть в норвежское общество. И спустя всего несколько часов после этого пришло сообщение о том, что комитет Стортинга по внешней политике и обороне отменил запланированный визит в Россию.

Нежелательны в России

Два члена комитета Борд Вегар Сульйелль, представитель Социалистической левой партии, и Трине Скей Гранде, представительница левой партии Венстре, оказались занесенными в список нежелательных для России лиц. Это было сделано, потому что Норвегия ввела санкции против ряда российских политиков. Санкции были введены после того как Россия в марте 2014 года аннексировала украинский Крымский полуостров. И руководителю комитета Анникен Хюитфельдт (Anniken Huitfeldt), представительнице Рабочей партии, не оставалось делать ничего другого, кроме как отменить визит.

На этой неделе норвежская служба разведки заявила о растущей угрозе со стороны России. Норвежский министр иностранных дел посещал Россию в последний раз более трех лет назад. Единственным членом правительства, отважившимся совершить поездку на восток, был член Партии Прогресса Пер Сандберг (Per Sandberg), который в июне 2016 года в Петербурге принял участие в заседании по вопросам рыболовства.

Многие спрашивают себя, почему так произошло, и какую стратегию должна выбрать Норвегия, а также и Россия, чтобы восстановить отношения.

Визит комитета Стортинга по внешней политике и обороне планировался давно, и были большие надежды, что это может снова наладить политические контакты между Норвегией и Россией.

Контакты на более низком уровне

В течение всего этого периода существовали, естественно, обычные контакты между Норвегией и Россией, но политические контакты были заморожены. Происходили встречи функционеров и встречи на более низком политическом уровне. И министры иностранных дел Бёрге Бренде (Børge Brende) и Сергей Лавров вежливо приветствовали друг друга на международных встречах.

Но визит делегации Стортинга, состоящий из пяти человек, во главе с Анникен Хюитфельдт был, тем не менее, чем-то иным. Предполагалось, что этот визит мог бы заложить основы для участия норвежского министра иностранных дел в крупной конференции об Арктике, которую Россия собирается провести в Архангельске в конце марта.

Руководитель внешнеполитического комитета Совета Федерации Константин Косачев посетил Осло в июне 2016 года во главе российской политической делегации. В тот раз русские решили не посылать в Норвегию людей, которые занесены в список нежелательных лиц, одобренный ЕС совместно с Норвегией как наказание за то, что Россия аннексировала Крым.

По словам участников заседаний, проходивших в Стортинге, беседы проходили жестко, но обе стороны посчитали, что поддерживать диалог важно. Косачев, который, согласно мнению многих, является одним их тех, кто формирует российскую внешнюю политику, пригласил Анникен Хюитфельдт и комитет по внешней политике и обороне нанести ответный визит в Россию, и визит был первоначально запланирован на осень 2016 года.



Российский «стоп-список»

Тогда норвежские власти не знали, что существует российский «стоп-список» норвежских политиков — как ответ на то, что Норвегия присоединилась к «черному списку» ЕС. Не ясно, когда русские составили этот список, но исходя из аргументации, появившейся позднее, это, видимо, произошло, когда Норвегия в августе 2015 года заявила, что санкции относятся также и к Шпицбергену.

Незадолго до того случилась большая сенсация: 19 апреля 2015 года российский заместитель премьер-министра Дмитрий Рогозин совершил промежуточную посадку в Лонгйирбюене по пути к российской научной станции у Северного полюса. Рогозин — один из российских политиков, занесенных в санкционный список ЕС и Норвегии.

Но 29 ноября прошлого года норвежское Министерство иностранных дел получило — как ответ на свой санкционный список — список людей, которым не разрешен въезд в Россию. В этом списке были также Борд Вегар Сульйелль и Трине Скей Гранде.

«Я не буду говорить, почему именно эти двое занесены в список», — ответила на пресс-конференции официальный представитель МИД Мария Захарова на вопрос NRK после того как стало известно, что такой список существует. Она только указала, что это часть малопродуктивной дипломатической игры, которую затеяли Норвегия и ЕС.

Политическая бомба

Таким образом, норвежское Министерство иностранных дел уже в конце 2016 года сидело на небольшой политической бомбе. Планирование поездки делегации Стортинга в Москву уже началось, и, исходя из обычной дипломатической практики, делегацию нужно было составлять из лиц, представлявших как правительство, так и оппозицию.

Министерство иностранных дел получило, таким образом, политический мяч в свои руки. Оно могло бы осторожно проинформировать Стортинг, что такой-то человек не должен быть включен в делегацию во избежание дальнейших проблем в сложных и без того отношениях с Россией. Но тогда возникла бы серьезная опасность, что эта информация просочится в прессу и таким образом раскроет существование российского «стоп-списка».

Альтернативой стали попытки найти решение в форме компромисса с русскими, который бы позволил Сульйеллю и Скей Гранде приехать в Россию так, чтобы не стало известно о существовании норвежских политиков, которым запрещен въезд в Россию.

Лихорадочная деятельность

В следующие два месяца в Москве и Осло шла лихорадочная деятельность по поиску компромисса, ведь речь шла также и об участии министра иностранных дел Бёрге Бренде в престижной российской встрече в Архангельске.

Министерство иностранных дел России особо рассчитывало на то, что эта встреча продемонстрирует позицию России другим странам, имеющим свои интересы в Арктике; было также запланировано, что Владимир Путин примет участие в некоторых заседаниях этой встречи.

ЕС ранее проявлял гибкость в вопросах об участии в международных встречах лиц, занесенных в санкционный список. В течение долгого времени казалось, что компромисс, который позволил бы Скей Гранде и Сульйеллю приехать в Москву, можно было найти.

Но норвежская сторона никогда не высказывала желания полностью удалить из санкционного списка российских парламентариев, было подчеркнуто, что это увязывается с решением кризиса на Украине.

Проблемой для норвежских властей было также и то, что хотя Скей Гранде и Сульйелль, возможно, получили бы визу как часть компромисса, гарантированного российским Министерством иностранных дел, тем не менее, не было уверенности в том, что их пустили бы в Россию.

Остановлены в аэропорту


Ранее уже случалось, что лиц с действующей визой задерживали в аэропорту Москвы и отсылали назад с первым самолетом — несмотря на то, что российские дипломаты делали все возможное, чтобы разрешить им въезд в страну.

Россия — большая страна с многочисленными органами, каждый из которых хочет сказать свое слово, а пограничный контроль находится в руках у могущественной службы безопасности ФСБ. Норвежские политики верхнего эшелона власти без разрешения перейти границу в транзитном зале аэропорта Шереметьево в Москве — это был страшный сценарий для норвежской дипломатии, которая действительно могла планировать улучшение норвежско-российских отношений.

«Норвежские власти должны теперь сами решить, будут ли они опубликовывать „стоп-список“ или нет», — заявила официальный представитель МИД Мария Захарова в беседе с NRK 3 февраля. Таким образом, она перебросила мяч на сторону норвежских властей.

Соответствующий российский список нежелательных граждан ЕС был опубликован уже давно, но Норвегия пока придерживает список своих граждан. Мы знаем, что бизнесмен Атле Берге (Atle Berge) и научный сотрудник Норвежского института внешней политики Юлие Вильхельмсен (Julie Wilhelmsen) находятся среди тех, кому запрещен въезд — видимо, по различным причинам.

«Черные списки», тем не менее, создали тяжелый климат, который в настоящее время, видимо, никто не может исправить.

Небольшое утешение

Небольшим утешением для норвежско-российских отношений является норвежская группа Wardruna, которая в выходные снова привлекла тысячи россиян в концертные залы, чтобы пропеть для них свои песни на древненорвежском. Statoil продолжает сотрудничество с российской Роснефтью, а на прошлой неделе руководитель Statoil Эльдар Сэтре побывал в Москве для обсуждения работы норвежского энергетического гиганта в самой большой стране мира.

На севере сотрудничество в области рыболовства и организации спасательных операций продолжается как обычно, норвежская береговая охрана сообщает, что количество российских беженцев вдоль побережья Северной Норвегии в 2016 году сократилось вдвое по сравнению с предыдущим годом. Все это происходит, не вызывая никаких сенсаций.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.