Если сидящие за клавиатурой спецназовцы Владимира Путина надеются взламывать электронные системы во время президентских выборов во Франции, как они делали это в Америке, то они, скажем так, немного не в форме. И их сверхусердная марионетка Джулиан Ассанж (Julian Assange), австралийский анархист, который устроил нам WikiLeaks, судя по всему, начинает немного нервничать.


Прошла уже неделя с тех пор, как Ассанж заявил, что похитил телеграммы и электронную переписку с упоминаниями о трех наиболее значимых кандидатах, но никто во Франции особого (а то и вообще никакого) внимания на это не обратил. Телеграммы оказались старыми и были неплохо изучены в прошлом, к тому же из более традиционных источников стали известны и другие скандалы — гораздо более громкие, более свежие и более сексуальные.


Поэтому российские государственные новостные сайты попытались поддержать Ассанжа. Новостное агентство Sputnik, изо всех сил старающееся написать что-нибудь занимательное об этом не заслуживающем внимания сообщении, слепило второго февраля сюжет из различных сообщений в Twitter. Там авторы издеваются над теми, кто утверждает, что последнее заявление WikiLeaks является частью российского заговора по подрыву демократии — вроде того, в результате которого выборы президента США Дональда Трампа якобы превратились в нечто похожее на плохой сериал по сюжету «Маньчжурского кандидата».


«WikiLeaks против французских кандидатов в президенты: кто является действительным „агентом Кремля"?» — гласил заголовок. Вывод, конечно же был таким — никто из вышеперечисленных.


Но за прошедшие с тех пор дни все больше и больше начинает казаться, будто бы Ассанж (по крайней мере) весьма отчаянно стремится повлиять на выборы, до которых теперь остается три месяца. Он делает все возможное, чтобы сосредоточить имеющиеся у него материалы на тех кандидатах, которые в финальной битве за пост президента Франции, вероятнее всего, столкнутся с ультраправой популисткой и националисткой Марин Ле Пен (Marine Le Pen).


Последней из попыток Ассанжа стало интервью газете «Известия», в котором он заявил, что располагает «очень интересным» материалом о независимом кандидате Эммануэле Макроне (Emmanuel Macron), который он нашел… (так, приготовьтесь) в электронных письмах Хиллари Клинтон. И опять российская пресса бросилась распространяться об этой смутной угрозе — франкоязычные ленты новостей RT и Sputnik очень уж старались. А непосредственно французская пресса? Сообщала как-то не очень — или вообще ничего.


Все это стало, скорее, лишь петардой, а не сверхновой звездой, но все-таки ситуацию стоит проанализировать.


Почему же Ассанж и его русские друзья так страстно желают помочь Ле Пен, даже при том, что им и демонстрировать-то особо нечего? Потому что Ле Пен, как и Трамп (или, точнее, как его советник Стив Бэннон), хочет разрушить старую политическую систему и взамен предложить всего лишь ностальгию, своих друзей, полицию и Путина.


В 2014 году она не только получила кредиты от банка, контролируемого российским государством (когда французские учреждения предоставлять ей кредиты отказались), но она и члены ее партии сделали все, чтобы морально поддержать насильственную аннексию Крыма Путиным. И вообще, Ле Пен вряд ли знает, когда нужно перестать восторгаться Россией, и даже утверждать, что именно США начали холодную войну, а также беспрестанно изображать бедного Путина как жертву всевозможных агрессий Запада.


(Справедливости ради следует отметить, что мы знаем о российском кредите, потому что некто, не связанный с WikiLeaks, взломал аккаунты соратников Ле Пен еще в 2014 году. Нечестные приемы в киберпространстве используют всюду).


Если популистская волна, символами которой стали Брексит и Трамп, сохранится, то Ле Пен и другие кандидаты на европейских выборах в этом году (в частности в Голландии и Германии) могут воспользоваться поддержкой Путина/Ассанжа, сотрудничая с администрацией Трампа с целью подорвать устои Европейского Союза или уничтожить его (в том виде, в каком мы его знаем), а также в корне ослабить НАТО.


Все это доставит Путину удовольствие, причем, этот сценарий вполне вероятен. Мы слышали, как человек, которого Трамп направляет в Брюссель в качестве посла в Европейском Союзе, будучи вне себя от радости из-за сознания своей нравственной эквивалентности, без тени смущения делает сравнения с Советским Союзом и его распадом. И, конечно же, мы слышали, как сам Трамп в своем интервью, данном накануне Суперкубка США по американскому футболу журналисту и обозревателю телеканала Fox News Биллу О'Рейли (Bill O'Reilly), оправдал Путина, имеющего, по словам О'Рейли, репутацию «убийцы».


«Есть много убийц. У нас есть много убийц. А вы что думаете, наша страна — такая невинная?», — произнес Трамп уже ставшие скандально известными слова. Этим он дал понять, что человек, армия которого использует тактику выжженной земли против мирного населения у себя в стране и в Сирии, и оппоненты которого заканчивают свои дни, становясь жертвами отравления, или погибая от пули, имеет много общего с предыдущими американскими администрациями.


Николя Энен (Nicolas Hénin), автор книги «Русская Франция» (La France Russe), предсказывал подобного рода аргументы из уст близких кремлевских друзей. Это типичный путинский новояз — в духе оруэлловского романа «1984» (говоря словами из самого романа). Как Энен резко заявил в своем интервью The Daily Beast, «он будет творить мерзости и пытаться заставить людей поверить, что „мы ведем себя как подонки потому, что и вы тоже творите мерзости "».


После Соединенных Штатов Франция является ключевым фактором в реализации надежд Кремля нарушить единство и дискредитировать идеалы Запада. Ле Пен хочет существенно ослабить Евросоюз или вообще выйти из него. А Ле Пен — это ключ к Франции.


Согласно общепринятому мнению и результатам опросов, прогноз (как бы там ни было) неизменен — в первом туре голосования, который состоится 23 апреля, Ле Пен займет первое место, а остальные — по крайней мере, четыре кандидата — будут бороться за крохи. Тот, кто займет второе место (даже выиграв доли процентного пункта), затем будет участвовать во втором туре 7 мая.


Когда Ассанж впервые начал пытаться рекламировать свои старые телеграммы, он говорил о 3630 документах, в которых «упоминается» кандидат от консерваторов Франсуа Фийон (François Fillon), однако удивляться было нечему, поскольку Фийон занимал пост премьер-министра в течение пяти лет, а имена глав правительств, как правило, упоминаются часто. До недавнего времени Фийон считался основным претендентом на президентский пост и вероятнее всего победил бы во втором туре. Дело в том, что официальная позиция Фийона в значительной степени создает предпосылки для тесных связей между Парижем и Москвой. Однако не в такой степени, как позиция Ле Пен.


Ассанж также отметил, что у него имеются некоторые письма от бывшего председателя избирательного штаба США Хиллари Клинтон Джона Подесты (John Podesta), в которых, помимо прочего, говорится о семейной политической династии Ле Пен, занимающей антииммигрантскую позицию, а в случае с отцом Марин, Жан-Мари Ле Пеном — отличающейся плохо скрываемой антисемитской риторикой. Но в нынешнем французском политическом контексте это ей никак не навредит. И Sputnik не мог удержаться и процитировал одно из писем, которое она, видимо, считает лестным: «Ле Пены — очень близкие „родственники" Трампа, хотя они гораздо более образованы».


К тому времени, когда Ассанж дал на этой неделе интервью «Известиям», политический ландшафт изменился. Согласно нескольким статьям, опубликованным в почтенном сатирическом и склонном к проведению расследований еженедельнике Le Canard Enchainé, Фийон зачислил свою жену Пенелопу и двоих сыновей на госслужбу в качестве ассистентов в аппарате парламента, что позволило им заработать за несколько лет около миллиона долларов, не выполняя никакой конкретной работы. Обратите внимание, что во Франции это не является противозаконным, но ярый католик Фийон проводил кампанию, выступая в качестве образца добросовестности, и обещал при этом сократить 500 тысяч рабочих мест государственных служащих. Так что он как кандидат находится сейчас в крайне затруднительном положении.


В понедельник в ходе продолжительной пресс-конференции Фийон извинился за свои действия, говоря, что времена изменились, и то, что раньше было приемлемым, сейчас таковым не является. Но он пообещал продолжить участие в президентской гонке, если, конечно, ему все-таки не предъявит обвинение суд, который разбирается в том, что сейчас, разумеется, известно как «Пенелопагейт».


У Марин Ле Пен есть некоторые подобные проблемы. Европейский парламент, членом которого она является, потребовал ее вернуть около 400 тысяч долларов, выплаченных двум ее соратникам, которые якобы работали не в парламенте, а в ее политической партии. Она просто отказалась это сделать и, как и Трамп, похоже, практически неуязвима и не реагирует на обвинения в коррупции — по крайней мере, на данный момент.


Между тем, крайне непопулярный президент-социалист Франсуа Олланд (François Hollande) не баллотируется на новый срок, его партия пребывает в печали и, несмотря на некоторую динамику своего недавно выдвинутого кандидата, ультралевого и «ярко-зеленого» Бенуа Амона (Benoît Hamon), шансов, похоже, не имеет. При этом на самом радикальном левом фланге слабые надежды социалистов на первый тур гаснут под натиском независимого кандидата Жан-Люка Меланшона (Jean-Luc Mélenchon).


Что освобождает поле для деятельности 39-летнего независимого кандидата-центриста Эммануэля Макрона — восходящей звезды и инвестиционного менеджера в банке Ротшильдов, а также бывшего министра экономики при Олланде, который получает поддержку как разочаровавшихся социалистов-левоцентристов, так и оказавшихся в неловком положении бывших сторонников Фийона.


Макрон уже вырвался вперед согласно опросам общественного мнения, по данным которых он должен занять второе место в первом туре и, возможно, одержать сокрушительную победу над Ле Пен во втором. Она уже называет свою кампанию битвой «патриотов» с «глобалистами» и говорит, что считает Макрона (которого она называет «убежденным глобалистом», и который также является сторонником интеграции Западной Европы, и, в принципе, дружелюбно относится к США, но не к Трампу) своим наиболее вероятным противником.


В этот год выборов все возможно, и, в конечном счете, молодость и энтузиазм Макрона (некоторые называют его «экзальтацией») на общественной сцене могут оказаться не по вкусу большинству французских избирателей. Фийон, который находится в крайне неопределенном положении, может еще вернуться.


Однако справедливым было бы предположить, что Ле Пен останется фаворитом Путина, и Москва со своими полезными марионетками вроде Ассанжа сделают все возможное, чтобы ее избрали президентом.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.