2017-ый год с точки зрения урегулирования конфликтов начался довольно активно. Еще в начале года президент Молдовы посетил Приднестровье, продолжились переговоры по урегулированию кипрского вопроса, возникло напряжение и сразу же состоялись переговоры между Сербией и Косово. На этом фоне процесс урегулирования карабахского конфликта не демонстрирует тенденцию прогресса.


Все эти встречи были значимы. Впервые после 2008 года состоялся визит президента Молдовы в Приднестровье. Это было жестом со стороны новоизбранного молдавского президента, который демонстрирует его намерение возобновить прекратившиеся с 2014 года переговоры и начать прямой диалог с Приднестровьем.


Интересны также стартовавшие в начале года переговоры по урегулированию кипрского вопроса по формату прямых переговоров между главами двух частей острова — Кипрской Республикой и непризнанной Турецкой Республикой Северного Кипра. В январе переговоры не достигли конечного результата, но была достигнута договоренность о продолжении работы на уровне экспертов и возобновлении переговоров после разработки совместных подходов по ряду несогласованных вопросов.


В начале года рост напряжения наметился в отношениях Косово и Сербии, который был охарактеризован, как самый острый кризис в отношениях сторон с провозглашения независимости Косово в 2008 году. Причина кризиса была в попытке возобновления железнодорожного маршрута Белград — Косовска — Митровица и возникшими вокруг этого противоречиями. Однако, при посредничестве Евросоюза сразу же была организована встреча президентов и премьер-министров двух сторон, в результате которой была достигнута договоренность продолжить ряд встреч на высшем уровне. «Мы договорились взять паузу и попытаться серьезно поговорить или вообще не разговаривать, не говорить ничего плохого о другой стороне»,- после встречи отметил премьер-министр Сербии Александр Вучич.


Несмотря на сложности, противоречия и острые вопросы, во всех этих конфликтах очевидна воля сторон идти на диалог, готовность мирно обсуждать существующие вопросы. И самое важное, во всех вышеуказанных случаях стороны идут на прямые переговоры — Молдавия с Приднестровьем, Сербия с Косово, а Кипр с Северным Кипром.


Увы, нельзя того же сказать о карабахском конфликте. Год начался на фоне эскалации, случившейся в декабре прошлого года, посредникам не удается получить согласие Азербайджана на установление мер доверия, в том числе, на внедрение механизма расследования инцидентов на линии соприкосновения войск, а политический диалог вообще отсутствует. О том, чтобы сесть за стол переговоров с Нагарно-Карабахской Республикой, Азербайджан и вовсе не хочет слушать. Вместо этого, из Баку продолжают звучать заявления и угрозы о возобновлении войны, невозможности предоставления независимости Арцаху (Карабаху) и так далее.


Самое основное отличие карабахского конфликта от вышеуказанных конфликтов в риторике и взаимоотношениях обществ сторон конфликта. Во всех этих трех случаях действует постоянная беспрепятственная коммуникация между обществами двух сторон — признанной и непризнанной или полу-признанной стороной, не звучат угрозы военной расправы и не внедряется ненависть в отношении другой стороны. В то время, как Азербайджан продолжает внедрение армянофобии в сознание своего общества и осуществление репрессий в отношения лиц и неправительственных организацией, которые сотрудничают с армянами.


Армения и Арцах всегда подчеркивают важность мирного урегулирования конфликта, желание и намерение мирно жить рядом друг с другом. Президент Армении в своих выступлениях всегда подчеркивает, что не считает азербайджанский народ вражеским народом. В Дилиджане во время открытия международной школы Серж Саргсян заявил: «Я откровенно желаю, чтобы в этой школе учились также и азербайджанские студенты. Я уверен, что этот день настанет, и я хочу, чтобы этот день настал как можно быстрее». Кроме этого, в его выступлениях часто повторяются такие выражения, как «для армянского народа нет вражеских народов», «наш народ ждет лучшее будущее, чем предсказывают некоторые лидеры, распространяющие пропаганду войны и ненависти» и так далее.


Власти Армении всегда настаивали на том, что народ Арцаха (Карабаха) сам должен решать свое будущее. А это означает, что не только статус Карабаха должен быть определен по результатам волеизъявления карабахского общества, но и карабахская сторона должна непосредственно полноценно участвовать на переговорах. Азербайджан препятствует реализации как одного, так и другого.


Все это показывает, что, несмотря на продолжительные усилия армянских сторон и выражаемую готовность властей Армении и Арцаха, азербайджанские власти не готовы к конструктивному диалогу, не имеют достаточной политической воли, чтобы сесть за стол переговоров с Арцахом и достичь политического урегулирования карабахского конфликта.


Слова премьер-министра Сербии о том, что не нужно говорить что-то плохое в адрес другой стороны, более чем уместны для Азербайджана. Пока официальный Баку не обладает достаточной политической волей, трудно проводить параллели с европейскими примерами урегулирования конфликтов и говорить о возможности заимствования их опыта. Сегодня и Сербия, и Молдова, и Кипр готовы сесть за стол переговорах с другой, непризнанной или полу-признанной стороной конфликта, а Азербайджан только угрожает возобновлением войны и распространяет ненависть к армянам. И было бы более чем логично, если бы международное сообщество обратило внимание Азербайджана на этот вопрос.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.