Стивен Бэннон (Stephen K. Bannon) нарушил привычный ход американской политики и помог Дональду Трампу стать президентом США. Сумеет ли он подорвать основы Римской католической церкви, объединив силы с теми католиками правого толка, которые выступают против папы Франциска?


Мрачные взгляды Бэннона резко контрастируют с жизнерадостным характером папы, который не раз критиковал «ворчунов» и «вечно жалующихся и разочарованных пессимистов».


Бэннон считает, что «иудео-христианский Запад переживает кризис». Он призывает к возвращению к «церкви воинствующей», которая «будет сражаться за нашу веру против новых варваров», угрожающих «полностью искоренить все, что мы получили в наследство за последние 2-2,5 тысячи лет».


Пока папа Франциск настаивает на диалоге с мусульманами, Бэннон указывает на «долгую историю борьбы иудео-христианского Запада против ислама» и приводит в пример события VIII века, чтобы прославить «предков», которые одержали победу над исламом на поле боя и «помешали ему прийти в наш мир, будь то Вена, или Тур, или другие места».


«Посмотрите, что сейчас происходит, — настаивает Бэннон. — Вы поймете, что сейчас идет война огромных масштабов».


Бэннон выступил с этими своими комментариями в 2014 году в «Институте защиты достоинства человека» (Institute for Human Dignity), ультратрадиционалистской организации, которая находится в Риме и которая сотрудничает с самыми решительными противниками папы Франциска. Среди них можно назвать кардинала Реймонда Берка (Raymond Burke), который критиковал Франциска настолько резко, что ему даже пришлось публично заявлять о том, что он не обвинял понтифика в ереси.


На этой неделе Джейсон Горовиц (Jason Horowitz) из New York Times привлек внимание к католическому проекту Бэннона, опубликовав статью, в которой говорится, что во время поездки в Рим на церемонию канонизации папы Иоанна Павла II и Иоанна XXIII Бэннон встретился и «наладил связи» с Берком.


Ни Бэннону, ни Трампу, ни, если уж на то пошло, Берку не удастся повлиять на невероятную популярность папы Франциска среди американских католиков. Однако статья Горовица привлекла внимание к той борьбе, которая разворачивается внутри церкви — особенно внутри американской католической церкви — вокруг методов руководства папы Франциска, его акцента на борьбе с бедностью, его настойчивых призывов принимать беженцев и иммигрантов, а также его относительной открытости к современным веяниям.


Массимо Фаджиоли (Massimo Faggioli), профессор теологии в университете Вилланова, который много времени посвятил изучению Ватикана, считает, что папа Франциск вызвал по отношению к себе такую же враждебность со стороны правых католиков, какую Обама вызвал со стороны политиков правого крыла. Франциск — это первый папа родом из Латинской Америки, поэтому его взгляды на экономику обусловлены тем опытом, который он получил у себя на родине. Более того, Франциск принял итоги Второго Ватиканского собора 1960-х годов «во всей полноте, а не только на словах».


Подавляющее большинство консервативных американских епископов и католических мыслителей, разумеется, присягнули в верности папе. Но, по словам Фаджиоли, многие из них довольно часто критически отзываются об отношении Франциска к вероучению (по его словам, этот папа — «пастырь, а не идеолог») и к реформам Второго Ватиканского собора, в результате которых произошел сдвиг в сторону большего уважения к религиозному многообразию.


С первого взгляда может показаться, что некоторые экономические взгляды Бэннона пересекаются с взглядами Франциска. В своем выступлении в Риме Бэннон выступал против «жестокой формы капитализма, суть которой состоит в том, чтобы обеспечить богатством лишь крошечную группу людей».


Но, как отмечает Фаджиоли, Бэннон связывает свою критику капитализма с национализмом, что в гораздо большей степени сближает его с такими ультраправыми группировками 1920-х и 1930-х годов, как националистическая группировка «Французское действие», которую Ватикан осудил. С другой стороны, Франциск сохраняет сосредоточенность на различных глобальных проблемах, включая изменения климата.


Кэтлин Кавени (Cathleen Kaveny), профессор права и теологии в Бостонском колледже, считает, что взгляды Бэннона противоречат католической традиции отказа от «апокалиптического» отношения к миру. По ее словам, церковь учит нас, что «нельзя попасть в Царство Божие, уничтожая то, что есть в этом мире».


В прошлом году подавляющее большинство американских католиков проголосовали за Трампа, и, вполне возможно, многим из них нравятся отдельные аспекты националистических взглядов Бэннона. Однако напряженность в отношениях между Трампом и Франциском, вероятнее всего, будет нарастать. Как это ни иронично, внешняя политика Обамы была гораздо ближе к позициям Ватикана, чем внешняя политика Трампа, несмотря на оппозицию со стороны многих американских епископов.


Шаги Трампа, направленные против беженцев и иммигрантов, мобилизовали даже консервативных епископов, которые выступили с решительной критикой в адрес президента. Тот факт, что примерно треть американских католиков — это латиноамериканцы, в значительной мере влияет на мнение церкви.


Бэннон вряд ли захочет, чтобы Трамп заставил американских католиков выбирать между их президентом и папой. Однако сейчас ведется борьба за то, чтобы установить значение как американизма, так и католицизма. И взгляды Бэннона могут спровоцировать внутри церкви такую же борьбу, какую он уже разжег в политике.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.