Средствам массовой информации, которые не следуют линии Кремля, уже давно сложно закрепиться на российском медийном рынке. В результате профессионально работающие государственные СМИ фактически пользуются монополией в русскоязычном мире, подавляя независимые мнения и вытесняя материалы, критикующие официальную Россию.


Теперь на рынке появилась новая цифровая сеть для русскоязычной аудитории. Ее создатели надеются прорваться сквозь барабанный бой кремлевской риторики, сосредоточившись на локальных проблемах и повседневной жизни людей.


Во вторник в рамках проекта «Настоящее время», созданного при поддержке финансируемой Соединенными Штатами станции «Радио „Свободная Европа"/Радио „Свобода"» и действующего в партнерстве с радиовещательной станцией «Голос Америки», был запущен круглосуточный русскоязычный телеканал. В прошлом году в рамках проекта был создан сайт. Цифровая сеть, в штате которой около 100 сотрудников, работающих в Праге, и корреспондентов, работающих по всему региону, будет осуществлять вещание в 11 странах бывшего СССР, включая Россию, Украину, Центральную Азию и страны Балтии.


«В центре нашего внимания — реальные люди и повседневные проблемы, — сказала в интервью изданию Foreign Policy директор телеканала „Настоящее время" Дейзи Синделар (Daisy Sindelar). —Видеосюжеты действительно посвящены повседневным, но общечеловеческим проблемам — таким как коррупция, бедность и здравоохранение».


Проект был создан после того, как чиновники Европейского Союза усилили критику СМИ, контролируемых Кремлем. Зачастую при освещении таких вопросов, как конфликт на Украине, НАТО, а также внутренних проблем в странах с большим количеством русскоязычного населения, тон задают российские государственные средства массовой информации вроде RT и Sputnik. Иногда они своей ложной информацией продвигают споры и разногласия.


«Россия пытается нарушить стабильность и повлиять на мнения и взгляды в западных сообществах, — говорит Анна Фотыга (Anna Fotyga), евродепутат от Польши, член Европейского совета и автор представленного в прошлом году доклада ЕС о дезинформации со стороны российских СМИ. — Я считаю, что русскоязычная спутниковая и цифровая сеть является прекрасным ответом на эту угрозу».


Возможно, телеканалу «Настоящее время» будет трудно отвлечь внимание аудитории от хорошо финансируемых государственных СМИ, «накачанных» драмами, скандалами и отличающихся пафосом и глянцем. Новому телеканалу придется укладываться в бюджет гораздо скромнее, чем те средства, которыми располагают официальные и авторитетные СМИ. При этом местные телеканалы, входящие в сеть, через которые «Настоящее время» распространяет в России свой контент, часто не решаются транслировать зарубежные программы, опасаясь, что, идя против официальной линии, они могут лишиться доходов от рекламы.


«В ближайшее время мы не ожидаем, что наше появление в России даст особо значимый результат», — говорит Синделар.


Создатели проекта «Настоящее время» считают, что им больше повезет, если они будут обращаться к многомиллионной русскоязычной аудитории региона через смартфоны, используя видеосюжеты, рассказывая об отдельных людях и затрагивая проблемы местного значения. С помощью цифровых платформ уже удалось набрать с января 2016 года более 200 миллионов просмотров на таких сайтах, как YouTube, Facebook и в российской социальной сети «ВКонтакте».


Гленн Кейтс (Glenn Kates), шеф-редактор отдела цифрового вещания канала «Настоящее время», сказал, что команду вдохновила растущая популярность коротких видеороликов с субтитрами в Facebook, предлагаемых такими СМИ, как «Аль-Джазира+», Buzzfeed и другими новостными сайтами, которым лучше других удалось охватить аудиторию в социальных сетях.


«Я видел, что эти видео способны вызывать у людей интерес, и понял, что нет оснований сомневаться в том, материал, который работает там, будет работать», — сказал он.


Каналу «Настоящее время», который связан с американским Советом управляющих по вопросам вещания и финансируется правительством США, также придется бороться с критикой о том, что у него тоже есть собственная «проплаченная» государством редакционная точка зрения.


Синделар не согласна с этим и заявляет в ответ, что российское правительство вливает миллионы в свою глянцевую индустрию СМИ, не давая независимым каналам возможности выражать другие точки зрения. По ее словам, «Настоящее время» не навязывает политических мнений, а только освещает проблемы прав человека и законности.


«Мы предлагаем русскоязычной аудитории одну из немногих альтернатив тем средствам массовой информации, работа которых четко координируется государством, — говорит Синделар. — Я думаю, что в итоге мы получим аудиторию, которая знает, что может прийти к нам и получить достоверную информацию по важным для них вопросам — без какого-либо пиара, глянца, искажения смысла и подтасовки фактов».


То, что они акцентируют внимание не на политике, а рассказывают о жизни людей, позволит им распространять свой контент в России, утверждают Синделар и Кейтс. Некоторые программы вроде проекта «Неизвестная Россия» дают представление о жизни в разных уголках России и рассказывают зрителям о людях, живущих в отдаленных регионах, в которых мало кто из россиян когда-нибудь бывал. В других программах предлагаются практические советы. Например, проект «Бизнес-план» представляет собой цикл сюжетов о создании стартапов на Украине.


Но в программах будут и более острые темы. Например, в одном из показанных недавно материалов использованы видео- и аудиозаписи со смартфона, запечатлевшие ужасную сцену — грубые и жестокие действия полиции (и попытку замять этот инцидент) в России.


В других цифровых материалах используется анимация, позволяющая разобраться в малопонятных вопросах — вроде нового и сложного закона о видеонаблюдении в России.


«Наш проект становится мощным инструментом в тех случаях, когда мы можем показать россиянам по всей стране, что проблема, которая кажется очень локальный или характерной для какого-то одного города, на самом деле представляет интерес для всех», — отметила Синделар.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.