Европейский проект не сдержал обещаний. Он должен был дать гражданам процветающую и инновационную экономику, которая создает качественные рабочие места, однако привел лишь к росту безработицы, усилению неравенства, упадку соцобеспечения, обострению налоговой конкуренции государств и ослаблению контроля над производством и финансами.


Первыми результатами такого провала становятся разбитые жизни, принесенная в жертву молодежь и усиление повсюду в Европе националистических и ксенофобских партий. Европе нужен новый проект, с большей долей демократической, социальной и экологической составляющих. На фоне Германии Франция играет первостепенную роль для начала таких перемен. Поэтому французские президентские выборы станут решающими для будущего Европы.


Новый курс на государственном, социальном и экологическом уровне


Усиление безработицы и слабый экономический рост становятся результатом неэффективных решений в экономической политике. Стремление европейцев слишком быстро сократить дефициты бюджетов с 2011 года (американцы тем временем лишь еще больше расширили собственный для стимулирования занятости и экономического роста) подорвало подъем экономики. Поставленное перед странами-членами обязательство по быстрому сокращению дефицита до отметки не более 0,5% не имеет никаких экономических оснований и вынуждает их проводить рецессивную политику в кризисный период.


Во время предвыборной кампании в 2012 году Франсуа Олланд обещал добиться пересмотра европейских соглашений, чтобы получить возможность для проведения обратной политики. Как бы то ни было, ничего подобного сделано не было, рост еврозоны застрял у нулевой отметки, показатели безработицы ухудшились, социальный кризис обострился, а националистические крайности укрепляют позиции.


Приход СИРИЗА к власти в Греции в 2015 году и динамика «Podemos» в Испании дали надежду на демократическую революцию, способную положить конец жесткой экономии. Франции следовало бы ухватиться за предоставленную возможность и помочь этим странам в стремлении изменить европейские правила. Тем не менее французские власти упустили уже второй шанс и решили сохранить европейский ошейник с пактом ответственности и реформой трудового права.


Продолжение прекрасно всем известно: предложения СИРИЗА натолкнулись на стену презрения европейского руководства. Глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker) даже заявил, что «не может быть демократического выбора против европейских соглашений». Греция еще больше погрузилась в кризис, а во Франции возникло сильнейшее противодействие закону Эль-Хомри.


Президентские выборы 2017 года во Франции станут решающими для перспектив Европы. В зависимости от результата перед Францией открываются три пути: подтверждение курса на жесткую экономию с продвижением структурных реформ, «Фрексит» или выход из Евросоюза и новый европейский проект с упором на государственную, социальную и экологическую сферу.


Конструктивное неподчинение


Третий путь невозможен без политики «конструктивного неподчинения», которая подразумевает отторжение диктатов Европейской комиссии и переориентацию европейского проекта.


Несмотря на все их отличия, Бенуа Амона (Benoît Hamon), Жана-Люка Меланшона (Jean-Luc Mélenchon) и Янника Жадо (Yannick Jadot) объединяет стремление к созданию плана подъема европейской экономики, гармонизации налоговых систем государств и отказу от соглашений о свободной торговле. Эти предложения ведут к пересмотру действующих правил ЕС и формированию нового европейского проекта.


У Франции, второй державы еврозоны, есть возможности, чтобы изменить ситуацию и поставить социальные и экологические нужды выше жестких бюджетных правил Еврокомиссии. Особенно если она предложит другим странам (в частности Греции, Италии, Испании и Португалии) присоединиться к новому проекту.


Таким образом, результаты президентских выборов 2017 года крайне важны для будущего Европы. Готовность левых договориться о едином кандидате может спасти миллионы граждан, чьи жизни были разрушены годами жесткой экономии, и открыть новый горизонт для Европы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.