Ситуация в Ливии стремительно меняется. За последние месяцы командующий Национальной армией Ливии Халифа Хафтар установил контроль практически над всей Киренаикой (восточной Ливией). В сентябре 2016 года он захватил важнейшие нефтяные терминалы на побережье — в так называемом «нефтяном полумесяце», который включает портовые города Рас-Лануф, Эс-Сидер, Марса-эль-Брега и Зувейтин, через которые экспортируется около половины ливийской нефти. Это значительно ослабило финансовую базу Правительства национального согласия (GNA) в Триполи во главе с Фаизом Сараджем и усилило позиции альтернативного центра власти в Бенгази. В конце января силы Хафтара окончательно выбили из пригородов Бенгази боевиков движения «Ансар аш-Шариа». Таким образом, был ликвидирован один из последних оплотов исламистов на востоке Ливии. В целом, под контролем войск Хафтара оказалась почти вся Киренаика (восточная Ливия), где сосредоточены основные запасы ливийской нефти. В Киренаике, в отличие от остальной Ливии, установлен относительный порядок, местные власти намерены даже печатать собственную валюту. Образование автономного квазигосударства Киренаика — главный результат второй гражданской войны в Ливии, вспыхнувшей в 2014 году. Первая гражданская война в 2011 году (вкупе с иностранной интервенцией) привела к свержению режима Муамара Каддафи и фактическому распаду Ливии как государства.


Последние успехи Халифы Хафтара имеют серьезные последствия как для самой Ливии, так и для всей геополитической ситуации в Средиземноморье. Хафтар опирается на Палату представителей (HoR) в Тобруке, которая присвоила ему звание фельдмаршала. Он выступает против западного плана объединения Ливии под эгидой Правительства национального согласия (GNA) в Триполи, который осуществляется при международном посредничестве через спецпосланника генсека ООН Мартина Коблера. Хафтар характеризует Коблера в самых нелестных выражениях и называет контакты с ним «тратой времени».


Правительство в Триполи поддерживают ООН и западные страны, властную структуру в Тобруке и лично Хафтара — Египет, ОАЭ и Россия. Однако не все так однозначно: Франция играет на два фронта и держит на востоке Ливии подразделения спецназа, которые оказывают Хафтару логистическую и боевую поддержку в боях с исламистами.


Египет как крупнейшая региональная держава — главный союзник Хафтара, а египетская территория — естественный тыл Киренаики. Исторически Египет всегда имел виды на Ливию (каких-то 50 лет назад Гамаль Абдель Насер и Муамар Каддафи даже объединялись в одном государстве). Сегодня Египет рассматривает восточную Ливию как буферную зону в борьбе с исламским терроризмом. Эта тема для Египта очень чувствительна: развалившееся ливийское государство стало третьей по значению базой (после Сирии и Ирака) для исламских экстремистов. Ливийский филиал «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) поставил под свой контроль широкий отрезок побережья — от Дерны на востоке до Сабраты на западе Ливии. Другая джихадистская группировка — «Ансар аш-Шариа» — до последнего времени орудовала в Бенгази — втором городе страны. Египетское руководство неоднократно заявляло, что в случае обострения обстановки начнет антитеррористическую операцию на территории Ливии.


Аннексия восточной Ливии (или создание там буферного государства) жизненно необходима Египту и по другим причинам. Присоединение Киренаики поможет решить демографическую проблему Египта, распределить население по длинной береговой полосе, а также пополнить казну за счет ливийской нефти. Для сравнения, население Египта превышает 90 миллионов человек, всей Ливии — около 6,5 миллиона. Египетское военное руководство поддерживает Хафтара и по личностным соображениям. Хафтар — представитель той же офицерской касты, что правит Египтом, он учился в египетских военных академиях в 70-е годы. Без сомнения, Хафтар имеет обширные связи в Каире еще со времен Насера, Садата и Мубарака.


Россия также заинтересована в укреплении центра власти в Бенгази — по экономическим, геополитическим и идеологическим причинам. По мнению многих обозревателей, с помощью Халифы Хафтара Москва пытается вернуть утраченные после устранения Муамара Каддафи нефтяные и инфраструктурные активы в Ливии. На Западе широко распространена точка зрения, что Россия может закрепиться на ливийском побережье при содействии Египта и Алжира. Согласно итальянскому телевидению RAI, Хафтар уже подписал с Россией соглашение, в рамках которого Россия построит две военные базы — вблизи Тобрука и Бенгази. Французский аналитик Жан-Пьер Филью опасается повторения «сирийского сценария» в Ливии. Он считает, что Россия значительно активизировала свою экспансию в Средиземноморье после избрания Дональда Трампа президентом США. В любом случае, российско-восточноливийские (или российско-киренаикские) отношения в последние месяцы вышли на принципиально новый уровень. Хафтар дважды посетил Москву, где провел встречи с главами МИД и Министерства обороны. В январе этого года он посетил авианосец «Адмирал Кузнецов» и провел видеоконференцию с министром обороны Сергеем Шойгу. Хафтару нужны оружие, медикаменты и медицинская помощь для раненых бойцов. Многие уверены, что эту помощь от России он получит — несмотря на формально действующее эмбарго ООН на поставки вооружений в Ливию. Хафтар проходил обучение в военных академиях не только Египта, но также СССР, он даже говорит по-русски.


Евросоюз с тревогой следит за сближением Халифы Хафтара с Россией. Европейские лидеры пытаются отговорить Москву от оказания военной помощи мятежному фельдмаршалу. По мнению ЕС, Хафтар может дополнить ближневосточную «диктаторскую ось» в одном ряду с Башаром Асадом и египетским президентом Ас-Сиси. В этой связи руководство Италии постоянно находится на связи с российским МИД и информирует своих партнеров по Евросоюзу. Позиция европейцев однозначна: Хафтар может играть ведущую роль в вооруженных силах Ливии, но ни в коем случае не в гражданском правительстве. Такая позиция объяснима: Хафтар является ярым противником прозападного Правительства национального единства в Триполи, навязанного ливийцам через ООН. Он — воплощение независимой Киренаики, хотя и не заявляет об этом открыто.


Вопреки упомянутому эмбарго ООН на поставки вооружений, армия Хафтара хорошо вооружена, имеет даже боевую авиацию. Очевидно, что наряду с арсеналами, оставшимися от Каддафи, она использует новое оружие, поставляемое напрямую из Египта. Очевидно, что речь идет о российском оружии, с которым ливийские и египетские офицеры знакомы очень хорошо.


Хотя Хафтар принадлежит к племени Фирджан, разбросанному по всей Ливии, по месту рождения и корням фельдмаршал связан с Киренаикой. Халифа Хафтар — родом из города Адждабия, который некоторое время был даже автономным центром государства Киренаика. Здесь он вырос, учился, а в 1964 году закончил военную академию в Бенгази. Более 20 лет Хафтар был сподвижником Муамара Каддафи, с которым он порвал в 1987 году. После вынужденного изгнания Хафтар прожил 20 лет в США, он имеет американское гражданство и, согласно многим источникам, имел тесные связи с ЦРУ. Хафтар вернулся в Ливию из эмиграции во время революционных событий 2011 года. Однако громко он заявил о себе лишь в мае 2014 года: обосновавшись в Тобруке, он объявил операцию «достоинство Ливии» против исламистов. Соседний Египет, где в 2013 году к власти пришли военные, безоговорочно поддержал Хафтара.


Ливия исторически состояла из трех провинций: Киренаика (западная Ливия), Триполитания (Восточная Ливия) и Феццан (юг), которые имели свои четко выраженные особенности и традиции. После получения независимости в 1951 году эти три области были объединены, а правителем Ливии стал эмир Киренаики Мухаммед Идрис ас-Сенуси, который постоянно проживал в «восточной столице» — Бенгази. После революции 1969 года группа офицеров во главе с Муамаром Каддафи перенесла столицу на восток — в Триполи. Сам Каддафи был родом из восточноливийского города Сирт. Он унифицировал Ливию и перераспределил нефтяные доходы в пользу западной столицы — Триполи. Однако недовольство племенных кланов Киренаики, на которую приходится 80% нефтяных богатство страны, никуда не делось.


Именно в столице Киренаике — Бенгази в 2011 году началось вооруженное восстание против режима Каддафи. В 2012 году Киренаика объявила о создании автономии.


Несмотря на попытки Запада удержать Ливию под контролем Правительства национального согласия (GNA) в Триполи во главе с Фаизом Сараджем, у него нет достаточных военных ресурсов и поддержки внутри страны. Сможет ли объединить всю Ливию фельдмаршал Хафтар? Вряд ли, однако для установления порядка в восточной Ливии сил у него хватит. Одновременная поддержка Египта и России делает позицию Халифы Хафтара достаточно прочной. Единственный фактор риска — его возраст (73 года).


Судя по всему, дело идет к неизбежному разделу Ливии, причем Киренаика зашла в процессе отделения достаточно далеко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.