Во вторник, 21 февраля, российский независимый журналист и публицист Аркадий Бабченко покинул Россию и выехал в Чехию. На Родине журналист стал мишенью для массовой травли после того, как опубликовал пост в «Фейсбуке» о авиакатастрофе Ту-154 Минобороны над Черным морем. Тогда Бабченко публично отказался участвовать во всеобщем трауре по погибшим. По его словам, ему безразлична смерть сотрудников ансамбля Александрова, которые «летели в Сирию петь и плясать перед летчиками для поднятия боевого духа, чтобы им лучше бомбилось», а также гибель девяти журналистов федеральных телеканалов — «сотрудников агентств массовой пропаганды». В блиц-интервью «Апострофу» журналист рассказал о том, собирается ли вернуться на Родину, что изменится в России после 2018 года, почему выпустили активиста Дадина, и что Кремль намерен делать с Донбассом.


«Апостроф»: Что заставило вас покинуть Россию и выехать в Чехию? Идет ли речь о моральном давлении на вас, которое усиливалось после ваших заявлений об ансамбле Александрова?


​Аркадий Бабченко: Появилась информация о том, что на меня хотят завести уголовное дело и посадить уже совсем «по-взрослому». Я не стал дожидаться, что там решат товарищи в погонах в отношении меня. Поэтому решил им облегчить задачу и уехать из России. Пока что побуду здесь (в Чехии — прим. ред.).


— Как долго вы намерены пробыть в Чехии? Рассматриваете ли вы вариант о возвращении спустя какое-то время в РФ?


— Я собираюсь вернуться. Надеюсь, что буду здесь недолго, конечно. Но как пойдет, не от меня зависит.


— Чем намерены заняться в Чехии?


— У меня нет возможности заниматься журналистикой как таковой. По большому счету, в РФ на всех оппозиционных журналистов наложен запрет. То, чем я занимался, это была журналистика в соцсетях. Откуда писать в «Фейсбук», где находится моя материальная «пушка» в Москве или в Праге — особой разницы нет. Тем же самым и займусь. Я в Москве особо не выходил никуда, и старался как можно меньше контактировать с внешним миром. Не думаю, что могут быть особо большие изменения в этом здесь, в Чехии.


— Почему вы именно в Чехию решили сбежать? Вот, скажем, депутат Госдумы Вороненков нашел родственников в Херсонской области и переехал на Украину…


— Когда я вырасту большим и стану коммунистом, и женюсь на оперной певице, то тоже приеду к вам в Киев. На самом деле, у меня так сложились обстоятельства. Мне просто предложили сюда приехать пожить, и я с радостью воспользовался этим предложением.


— Как вы можете охарактеризовать нынешнюю власть в РФ?


— В России произошла узурпация власти. На мой взгляд, это произошел силовой захват власти в 2012 году, когда весь центр Москвы был наполнен и армией, и милицией — с тех пор устанавливается автократия, строй, который по законам развития, становится только сильней и сильней. Никаких других вариантов у него быть не может.


— Могут ли произойти изменения после президентских выборов в 2018 году?


— 2018 год не будет иметь никакого значения, потому что, до тех пор, пока есть Владимир Путин, другой власти в РФ не будет. Путину сейчас всего 65 лет, он в замечательной физической форме. И медицина достигла таких высот, что у власти он может находиться еще лет 40.


— То есть ничего экстраординарного от грядущих выборов в России ждать не следует?


— Конечно, потому что никаких выборов в России нет. Это не выборы — это очередной спектакль по назначению Путина царем на трон.


— Какие приемы могут быть использованы Кремлем во время стартовавшей предвыборной кампании? Будет происходить борьба вокруг общего врага, или будет использоваться напряженность в Донбассе?


— Владимиру Путину не нужно использовать никаких приемов. Большинство теперь его действительно поддерживает. Оппозиционное движение задавлено. Ведь, как уже говорилось, в России происходит сейчас тоже, что в Германии в 1938-1939 году. Тогда Гестапо столкнулось с такой проблемой: им не было кого сажать. Не потому, что они всех пересажали, а потому что общественное мнение в Германии к тому моменту изменилось. И страна реально начала поддерживать Гитлера — почти на 100%. Вот в России сейчас происходит ровно тоже самое. Общественное мнение меняется и все начинают аплодировать Владимиру Путину, его рейтинг действительно сейчас большой.


— Два года спустя убийства Немцова: как продвигается расследование? Как обстоят дела с отношением к оппозиции в целом в контексте грядущих выборов?


— По Немцову — не могут ничего найти, не могут ничего установить и никого допросить. Кремль будет и дальше давить оппозицию. Они приняли решение не сажать, или проводить репрессии, это же нарушение прав, и могут по ВВС о них еще какую-то гадость рассказать. Поэтому они приняли стратегию о выдавливании людей из страны. Сначала это невнятные предупреждения, намеки, потом открыто: либо выезжаешь, либо тебя посадят.


— Стало известно о том, что на свободу выпустили активиста Дадина. Это проявление какой-то намеренной демонстрации псевдосвободы в рамках предвыборной кампании в России?


— Я думаю, это эксцесс исполнителя. Возможно, не было телефонного звонка напрямую. Им не сказали, как судить. Суд просто взял и начал судить по закону. В России такое бывает, когда судьи без прямого нажима сверху, и выпускают людей.


— Что, по вашему мнению, стоит ожидать Украине на Донбассе?


— В Донбассе будет все тоже, что и ранее — обострения раз в полгода. На ближайшие год-два события будут развиваться в таком ключе. Что будет дальше? Если сейчас какой-то эксперт или политолог будет рассказывать, что будет дальше — не верьте ему. Никто этого не знает. Мир меняется. Никто не мог представить за две недели до Брексита, что произойдет Брексит, никто не мог представить, что победит Трамп.


— В последнее время появилось много «мирных» планов, даже Янукович в своих письмах Западу предлагает свой вариант урегулирования конфликта. Как, по-вашему, Кремль смотрит на эти предложения?


— Кремль не собирается ни уходить из Донбасса, ни что-либо вообще с ним делать. Кремлю плевать. Все эти разговоры о том, что он хочет Донбасс впарить Украине — это ерунда, ему все равно. Его эта ситуация устраивает вполне. Какие-то переговоры, обмен какой-то, пожалуйста. Сам Путин ничего делать не собирается, потому что не знает, что с Донбассом дальше делать. На данный момент: есть Донбасс, ну хорошо, пускай будет. В какой-то момент, когда ситуация изменится, его можно будет использовать для нового наступления, новой большой войны.


— То есть, по вашему мнению, масштабной войны Кремля нельзя исключать?


— Кремль вполне может начать большую войну не только на Донбассе, на Украине и за ее пределами. Почему-то сейчас превалирует такое мнение, что Путин с Донбассом попал в ловушку. Ничего подобного. Пока на данный момент, он выиграл все войны, которые начинал, и добивался всего, чего хотел.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.