Американские политики, журналисты и политологи вновь яростно спорят о Швеции. Споры ведутся о том, насколько же плохо шведам на самом деле, и переживает ли страна волну преступности вследствие иммиграции.


Дополнительного жара дебатам добавила брошенная вскользь реплика Трампа, но шведы не впервые становятся объектом подобного внимания.


Что же есть в соседней с нами стране такого, что она вызывает такое кипение страстей в США?


Критика Швеции имеет давние традиции


Даг Бланк (Dag Blanck), профессор, занимающийся изучением Северной Америки в Университете Упсалы, проводит параллели с 1930-ми годами. Тогда была опубликована книга «Швеция: средний путь» (Sweden: the Middle Way), которой суждено было сыграть очень важную роль.


Президент Рузвельт отнесся к книге очень внимательно и нередко ссылался на нее. Благодаря книге Швеция обрела непропорционально большую роль в американской политике, принимая во внимание то, насколько невелика сама страна, говорит Бланк в беседе с Aftenposten.


Демократы использовали Швецию как пример для подражания и для того, чтобы защищать «Новый курс» Рузвельта. Консерваторы отвечали критикой шведской модели.


Лавина откликов


На этот раз все началось с того, что Трамп в субботу подверг резкой критике шведскую иммиграционную политику:


«То, что произошло в Швеции вчера вечером. В Швеции! Можно ли в это поверить?» — заявил президент во время «встречи с избирателями».


Не успел он это произнести, как его слова вызвали целую лавину откликов: от проверки фактов до пародий в Twitter, а также официальное обращение посольства Швеции в Госдепартамент США.


Трамп удостоился также резкого комментария от премьер-министра Стефана Лёвена на предмет того, что «все должны отвечать за точное изложение фактов».


Но в консервативных СМИ, уже давно имеющего зуб на нашего милого брата, «шведская история» вызвала противоположную реакцию:


«Возможно, Трамп выразился не вполне ясно, но Швеция переживет волну насилия со стороны иммигрантов», настаивал Fox News в во вторник. Консервативный телеканал неоднократно использовал Швецию в качестве примера всего того отрицательного, что может повлечь за собой масштабная иммиграция.


«Швеция — страна, которую правоэкстремистские силы в США на протяжении многих лет используют как пример для устрашения», — говорит консультант по связям с общественностью и политолог Элизабет Викандер (Elizabeth Wikander).


Она выросла в США, но сейчас живет в Швеции.


«Швеция изображается как страна, которая зашла слишком далеко и теперь от этого страдает. Это утверждение покоится на старом представлении о Швеции как о социалистическом государстве, которое находится гораздо левее, чем оно есть на самом деле».


«Травля» Швеции имеет давнюю историю


«Травля Швеции» правыми получила дальнейшее развитие во времена холодной войны, говорит шведско-американский историк Ларс Трегорд (Lars Trägårdh).


«Это можно видеть в речи президента Дуайта Эйзенхауэра на съезде республиканцев в 1960 году», — говорит профессор, работающий в институте Ersta Sköndal Bräcke högskola.


Американский президент привел Швецию в качестве примера социалистического государства, которое распадается из-за своей политики всеобщего благосостояния, рассказывает Трегорд.


«Шведскому премьер-министру это не понравилось, он попытался осторожно заметить, что, возможно, то, что сказал президент, не вполне соответствовало действительности. Мы с удовольствием информировали бы о том, что тут происходит, так было сказано. Почти как реакция на слова Трампа сегодня», — уточняет Бланк.


Во времена холодной войны фронт между Востоком и Западом был границей между социализмом и капитализмом. Швецию и скандинавских социал-демократов часто причисляли к социалистическим, объясняет Трегорд.


«Это сохранилось и до наших дней», — говорит профессор.


Они опасались тайной «шведизации» Обамы


В последний раз республиканцы и консерваторы активно мешали Швецию с грязью после приходи Барака Обамы в Белый дом в 2009 году. Утверждалось, что в повестка дня Обамы стояла «тайная шведизация» США.


«В ходе активных дискуссий о реформе здравоохранения, затеянной Обамой, «правые» и Fox News говорили: «Мы не хотим видеть этого у себя в США, мы не хотим становиться такими, как Канада или Швеция». «Левые» Швецию защищали», — говорит Бланк.


«Их волнует не Швеция сама по себе, они хотят использовать нас в качестве аргумента во внутриполитической дискуссии. В дискуссиях в самой Швеции США нередко играют похожую роль», — добавляет он.


Дебаты о Швеции развязал финансовый кризис


Еще одной важной причиной того, что Швеция на этот раз оказалась в центре дебатов, был финансовый кризис. Крах банковской системы и автомобильной промышленности привел к тому, что на какое-то время американские власти взяли под контроль несколько крупных компаний.


Многие экономисты, в частности, лауреат Нобелевской премии Пол Кругман, после банковского кризиса в 1990-е назвал «шведское решение» возможным образцом для подражания для США.


Нападки на Швецию принимали такой размах, что министр финансов Тимоти Гейтнер вынужден был заверить взволнованных американцев в том, что превращать США в Швецию не планируется.


Когда бывший министр финансов Бу Лундгрен приехал в Вашингтон, чтобы объяснить, как шведы разрешили собственный банковский кризис, американские политики решили не общаться с ним, «чтобы их не ассоциировали с социализмом», по сообщениям ABC.


Весь тот период, что Обама был президентом, в ультраконсервативных СМИ сохранялись подозрения в том, что его подлинной целью было превратить США в «огромную Швецию». Когда Обама посетил Швецию в 2013 году, консервативная Washingtоn Times писала, что президент «из кожи вон лез, чтобы расхваливать Швецию, — в отличие от США».


На кону стоит многое


Профессор-историк Ларс Трегорд думает, что американские «правые» пристально следят за тем, что он называет «шведским и немецким экспериментом с беженцами».


«На кону тут стоит многое, речь также идет о и борьбе за моральное превосходство. Если случится так, что шведский эксперимент в конечном счете удастся, это будет мощным аргументом против политики, за которую выступает Дональд Трамп», — считает Трегорд.


Историк полагает, что все это будет иметь больший эффект в дискуссиях в Швеции, чем в США.


«То, что говорит Трамп не беспочвенно. Проблемы есть. И возможно, что это приведет к более активным дискуссиям в самой Швеции», — говорит Трегорд.


Бланк считает, что большинство американцев знают о Швеции вовсе не так уж много.


«Они нередко путают нас со Швейцарией. Возможно, многим известны ABBA и Бьёрн Борг. «Вольво» больше европейская машина, а IKEA зарекомендовала себя своими шведскими названиями мебели и шведскими буквами. Может, хотя бы это можно рассматривать как что-то позитивное?» — спрашивает профессор.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.