Если Италия и Европейский союз не предпринимают почти никаких действий, а Дональду Трампу хватает других забот, искать выход из ливийского кризиса будет Россия. В Ливии, как и в Сирии, Москва стремится вновь утвердить свою ведущую роль главного посредника в международном кризисе, из которого Европа, на себе ощутившая его последствия, так и не смогла предложить убедительных путей выхода.


Визит Сарраджа в Москву


На посредническую роль России для разрешения кризиса в Ливии понадеялся лидер президентского совета страны Файез аль-Саррадж, который в четверг, 2 марта, должен прилететь в Москву, чтобы встретиться с некоторыми членами правительства России. Тот же Саррадж, «лошадка», на которую сделала ставку Италия и ООН, обращается теперь к Кремлю в поисках посредника между правительством Тобрука и генералом Халифой Хафтаром, командующим Национальной ливийской армией, которая контролирует Киренаику и порты так называемого «нефтяного полумесяца».


Аналитики, например, Маттиа Тоальдо (Mattia Toaldo) из Европейского совета по внешним связям, слова которого приводит Nova, считают, что визит в Москву нужен ливийскому премьеру, чтобы «получить в дальнейшем официальное признание и гарантию, что он останется на посту премьер-министра. Также он свидетельствует, что в любом случае необходимо делать ставку на расширение политического согласия в Ливии». Действительно, Саррадж кажется все более изолированным. Его власти угрожает не только Халифа Хафтар, генерал, который получает поддержку со стороны России, поднимался на борт авианосца «Адмирала Кузнецова» и подписал с Москвой соглашение о военном сотрудничестве. Существуют также новые военные группировки в Триполи, например, Национальная гвардия, которые поддерживают бывшего премьера-исламиста Халифу Гвелла, совершившего неудачную попытку переворота против Сарраджа.


Российская дипломатия в действии


Для Путина же прием Сарраджа в Москве означает дальнейшее укрепление образа России как державы, способной играть роль первого плана в важных международных вопросах, а также нести знамя борца с исламским терроризмом. Поэтому после предприятия в Египте именно российская дипломатия должна стать посредником между ливийским премьером и генералом Халифой Хафтаром. «Не существует никакой альтернативы политическому решению, и, руководствуясь этим, мы постоянно работаем с Триполи и Тобруком, стараясь убедить их преодолеть внутренние противоречия и прийти к компромиссу по всем вопросам», — говорила в начале февраля пресс-секретарь Министерства иностранных дел России Мария Захарова.


Быстрое разрешение кризиса, стабилизация положения в стране и «поддержка суверенитета и территориальной целостности» Ливии — среди основных приоритетов для Москвы. «Мы бы хотели, чтобы в Ливии как можно скорее закончился этот длительный кризис, чтобы Ливия снова стала процветающим государством с сильными институтами, армией, восстановила свой статус как важного игрока на региональном уровне», — сказал в понедельник 27 февраля замминистра иностранных дел по Ближнему Востоку и Северной Африке Михаил Богданов.

«Конфликт между Триполи и Тобруком создал политический вакуум, и в этом контексте „Исламское государство" и „Аль-Каида" (запрещенные в России террористические организации — прим. пер.) до сих пор активно действуют на многих территориях Ливии», — заявил замминистра в ходе выступления на Форуме по Ближнему Востоку.


Почему Москва делает ставку на стабилизацию ситуации в Ливии


Необходимость «налаживания конструктивного диалога» между Триполи и Тобруком будет, таким образом, в центре внимания во время визита Сарраджа в Россию, заявил Богданов, по мнению которого «нужно продолжить сотрудничество с обоими центрами власти в Триполи и Тобруке, убеждая их преодолеть противоречия и искать взаимно приемлемые решения в том, что касается национального примирения». Чтобы понять, сколько Россия вкладывает — в прямом смысле этого слова — в стабилизацию в Ливии, достаточно взглянуть на последнее соглашение, заключенное между российским нефтяным гигантом Роснефть и ливийской нефтяной компанией National Oil Corporation. Оно предусматривает, как сообщает агентство ТАСС, «создание совместной рабочей группы для реализации проектов в областях разведки и добычи нефти».


Такие проекты требуют безопасности и стабильности. Этой стабильности Москва хочет добиться при помощи соглашения между своим человеком, генералом Хафтаром, и премьером Сарраджем. Это будет выгодно не только Роснефти. Взяв на себя роль влиятельного посредника в Ливии, Россия стремится еще больше расширить свое влияние на Ближнем Востоке и в Северной Африке, укрепить свое военное присутствие в Средиземноморье, и, возможно, найти причал для российского флота в Тобруке. Кремль не хочет упустить эту возможность и берет на себя инициативу, приглашая в Москву главного союзника Запада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.