Откройте карту и посмотрите.


На севере мы были соседями по морю с Украиной. Ближайшим к Турции участком суши на противоположном берегу Черного моря был Крымский полуостров. Русские оккупировали его.


На северо-востоке наш сосед — Грузия. Россия поглотила два автономных региона Грузии, то есть значительную часть ее земель.


На востоке мы граничим с Арменией. Благодаря «стратегическому союзу/общей системе обороны» в стране полным-полно российских военных баз. Правительство Еревана стало неспособно вздохнуть, не спросив разрешения русских.


Иран, наш сосед на юго-востоке, сделал то, чего раньше никогда не делал: для проведения совместных операций в Сирии он открыл свой аэропорт для российских военных самолетов.


Положение дел в Сирии, с которой мы имеем самую протяженную границу на юге, известно. Если сегодня асадовская администрация все еще стоит на ногах, этим она обязана России. До гражданской войны в Сирии военное присутствие русских в этой стране было ограниченным. Сейчас они стали едва ли не «главным снабженцем» армии Асада. Создали военно-воздушные, морские, сухопутные базы.


На севере Сирии, в районах под контролем Партии «Демократический союз» (PYD) — Отрядов народной самообороны (YPG), которых Турция называет ответвлением сепаратистской террористической организации Рабочая партия Курдистана (РПК), российское военное присутствие было незначительным. Недавно, в ответ на угрозу правительства Партии справедливости и развития (ПСР) «мы войдем в Манбидж», PYD — YPG передали контроль над этим городом российско-асадовским военным. Алеппо и так контролируют российско-асадовские силы.


На юге об экономических связях греческой части Кипра с Россией, о манипуляции экономикой страны с помощью российских офшорных счетов слышал, как говорится, даже глухой султан.


На западе российское влияние стало проявляться даже в Болгарии, которая является одним из новых членов ЕС. На президентских выборах в Болгарии, состоявшихся в прошлом ноябре, победил очень близкий к России кандидат, бывший командующий ВВС Румен Радев (Rumen Radev).


Из всех соседей Турции меньше всего российское влияние ощущается в Греции. Но отношения с Грецией в период ПСР известны. Это политика, при которой, с одной стороны, молчат в ответ на водружение греческого флага на территории 18 спорных островов в Эгейском море, но при этом снаряжают главу Генштаба и командующих всех сил, чтобы издалека понаблюдать за Кардаком, и запечатлевают это на пленке. (Мы не будем вдаваться в подробности последних событий на Кардаке, не желая никого «беспокоить»…)


Короче говоря, Турция была тихо и незаметно «опоясана» Россией в результате событий, которые кажутся никак не связанными друг с другом.


Но проблема не только в этом «опоясывании извне». Есть и «внутренняя» часть этого процесса.


Турция в течение многих лет реализовывала политику «диверсификации источников энергии». Турция, которая при крупной развивающейся экономике крайне нуждается в энергоресурсах, годами стремилась к тому, чтобы разнообразить источники их поставки и не зависеть от одной страны.


А к чему мы пришли в результате политики, преследуемой в последнее время?
Крупнейший поставщик Турции в сфере природного газа — Россия, а второй крупнейший поставщик — Иран, один из главных союзников России.


Под предлогом «диверсификации источников энергии» Турция начала возводить первую АЭС — и тендер получила Россия.


Турция сказала, что станет «энергетическим коридором», и на повестке дня один за другим стали возникать проекты трубопроводов. Большинство таких проектов, предложенных в период ПСР, были инициированы Россией или как-то связаны с Россией.


После всего вышеперечисленного подумайте еще раз об уничтожении российского самолета, убийстве российского посла, гибели трех турецких военных в результате удара российской авиации.


Вспомните, как в результате этих событий правительство ПСР было растеряно и изменило свою политику.


Бросая вызов «высшему разуму» и ратуя за «отечественное и национальное», нужно также видеть, что делают другие «высшие разумы»…