Молчание России о недавних событиях в районе нефтяного порта в Ливии вызывает вопросы у тех, кто следит за происходящим. Почему Москва молчит? Является ли это началом отказа от поддержки главнокомандующего армией генерала Халифы Хафтара, на которого ранее была сделана ставка в борьбе с терроризмом?


После того, как «Бригады обороны Бенгази» взяли под контроль порты Эс-Сидер и Рас-Лануф, многие западные страны сделали заявления, в которых призывали успокоиться и избегать эскалации конфликта. Россия же предпочла хранить молчание.


Несмотря на ранее объявленную Москвой поддержку Халифы Хафтара, позиция России по поводу событий, которые происходят в Ливии, остается неясной. По мнению наблюдателей, это свидетельствует о том, что среди ответственных российских лиц произошел раскол во взглядах. В Министерстве иностранных дел поддерживают идею переговоров для поиска выхода из кризиса между Халифом Хафтаром и Президентским советом во главе с Фаизом Сараджем. Другое мнение представлено в Министерстве обороны и Кремле, где считают, что необходимо предоставить полную поддержку Хафтару, чтобы тот имел возможность расширить свой контроль над Ливией.


Несмотря на существующий раскол, глава частной военной компании «РСБ» Олег Криницын, говорит о том, что перевес все же на стороне тех, кто выступает за полную поддержку Хафтара.


Криницын рассказал информационному агентству Reuters, что несколько десятков наемных военных из России до февраля 2017 года работали в восточной части Ливии, которая находится под контролем национальной армии.


Наблюдатели считают, что это явный показатель готовности Москвы оказать дипломатическую поддержку Хафтару публично, несмотря на то, что это может вызвать озабоченность западных стран, которые уже не довольны вмешательством России в Сирию для поддержки президента Башара Асада.


Криницын говорит, присутствие наемных сил в Ливии представляло собой определенную коммерческую договоренность. Однако, по мнению людей, работающих в сфере безопасности в России, это вряд ли могло быть осуществимо без согласия Москвы.


Криницын добавил, что наемники были отправлены на восток Ливии в прошлом году и закончили свою работу в феврале по завершении своей миссии.


По его словам, их работа заключалась в разминировании одного из промышленных предприятий в районе города Бенгази на востоке Ливии. Ранее этот район был освобожден от исламских боевиков силами Хафтара.


Криницын отказался сообщить, кто нанял компанию и раскрыть имя промышленного объекта. Он также не сказал, получил ли процесс одобрение правительства Ливии, которое на данный момент считается единственной законной властью и поддерживается Организацией Объединенных Наций.


На вопрос, получила ли эта операция официальное согласование из Москвы, Криницын ответил, что его компания не работает с Министерством обороны Российской Федерации, но имели место «консультации» с МИД России.


Он отметил, что наемные солдаты не принимали участия в боевых действиях, однако имели оружие, которое они получили в Ливии. Назвать тип оружия он также отказался. Стоит отметить, что импорт оружия в Ливию находится под запретом Организации Объединенных Наций, и возможен только, если это оружие находится в введении правительства Ливии, поддерживаемого международной организацией.


Криницын заявил, что наемники были готовы реагировать в случае нападения.


«Если бы мы были атакованы, мы бы, конечно, вступили в бой, чтобы защитить нашу жизнь и жизнь наших клиентов. Согласно военной науке, за атакой должна следовать контратака. Это означает, что мы должны были бы уничтожить врага».


Военное руководство и правительственные чиновники в восточной части Ливии, не знали о существовании наемников. Хафтар в свою очередь, на просьбу о комментарии не ответил.


В России уже были случаи военного использования частной наемной силы для расширения армии. В боевых действиях в Сирии широко используются услуги военных наемников наряду с российскими регулярными войсками Сирии и союзных сил. Москва использование частных наемных сил в Сирии не признает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.