Если кто еще и помнит о Февральской революции, то только из-за того, что на самом деле она была в марте. Мол, «и так в России во всем». Да и Октябрьская революция произошла в ноябре. Как будто дело не только в разнице между Юлианским и Григорианским календарем («наш» Россия приняла позднее). Вероятно, поэтому мало говорят о том, что сегодня — 100-летняя годовщина падения российской монархии. Последний царь Михаил, брат отрекшегося Николая Второго после неполных 24 часов правления тоже отрекся, не назвав преемника. И дело было сделано.


Но в действительности дело не сделано до сих пор. Те, кто больше всех пугает Россией, называют Путина царем и человеком, который восстановит империю. Да, пугать есть чем, и идея империи Путину близка. Но ему совершенно не близок 1917 год и произошедшие тогда переломные события.


В начале 1917 года завершилась царская эра — эпоха, в которую продвигалась идея о «мессианской» роли России (что у нас повлияло на политиков типа Карела Кромаржа). В конце 1917 года победили ленинские большевики под жестоким и универсалистским лозунгом «Кто не работает, тот не ест» (это повлияло на весь мир). Но на практике ничего из этого не повлияло на Путина и его представления о направлении движения России.


Если бы Путина попросили назвать две самых слабых личности в российской истории ХХ века, то, вероятно, он назвал бы царя Николая Второго и последнего коммунистического лидера Горбачева. Николая — потому что тот проиграл Первую мировую войну, в результате чего Россия потеряла Польшу, Финляндию, Прибалтику и другие территории. А Горбачева — потому что тот проиграл холодную войну, в результате чего Россия потеряла весь Восточный блок. Именно это — а не какие-то там царские сантименты — является мерилом, которое признает Путин и большая часть российского общества. Оно, судя по опросам, тяготеет к эре Сталина, да и Брежнева тоже.


Говоря о «царе Путине», нужно понимать, что последние Романовы ему отвратительны. Но и праздновать годовщину падения монархии, за которым последовал еще больший хаос, никто всерьез от него требовать не может.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.