Президент США Трамп и российский президент Путин готовятся к своей первой встрече, которая, вероятно, состоится в конце весны, но точная дата еще не назначена.


«Путин — не Гитлер. Вести с ним переговоры на конкретных условиях будет выгодно всем». Этот совет Генри Киссинджер (Henry Kissinger) дает, выступая на ежегодной встрече Трехсторонней комиссии, проходившей в эти выходные (25-26 марта) в Вашингтоне. Бывший госсекретарь добавляет, что он выступает против одностороннего вмешательства в Северной Корее, где конфликт можно разрешить, заключив с Китаем договор по поддержанию безопасности во всем регионе. Европейцам он предлагает следующий вариант поддержания отношений с Трампом: «Не придавайте слишком много значения необдуманным заявлениям, сосредоточьтесь на сути дела, потому что полный крах американского президента даже вам не пойдет на пользу».


Киссинджер давно поддерживает с Дональдом Трампом дружеские отношения, и в течение нескольких прошлых недель работал над тем, чтобы упростить диалог между Вашингтоном и Москвой, куда через несколько дней приедет с визитом госсекретарь Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson), чтобы оценить возможности ведения переговоров и, предположительно, прозондировать почву на предмет встречи глав Белого дома и Кремля. Именно отсюда начинает свои размышления стратег открытия отношений с Китаем во время работы Никсоновской администрации: «На мой взгляд, существует глубокое недопонимание России. Путин не является двойником Гитлера, он не намерен вести политику завоеваний. Его цель состоит в том, чтобы восстановить достоинство своей страны, от Санкт-Петербурга до Владивостока, в том виде, в каком она была всегда. Это вписывается в концепцию старого национализма и произрастает из истории, которая отличается от нашей. Считать Москву потенциальным членом НАТО неверно». Следовательно, «изображать Путина глобальным суперзлодеем — это ошибка как в перспективе, так и по существу».


Бывший госсекретарь считает, что угроза со стороны Кремля несколько преувеличена: «С военной точки зрения Россия неспособна одержать над нами победу. Ее экономика — меньше экономики каждой из европейских стран-членов большой «семерки», ее вес несопоставим с весом нашего стратегического соперника Китая». В то же время, даже если бы Запад смог спровоцировать распад России, «это не может быть нашей целью», потому что подобный сценарий породил бы никому не выгодную нестабильность.


Все это подталкивает Киссинджера к идее о предпочтительности диалога, ведь «альтернативой было бы возникновение вредоносного для всех сторон противостояния, даже если Москва и неспособна победить нас на военном уровне». Восстановление дипломатического посредничества, однако, должно держаться на некоторых четко определенных условиях: «Украина должна сохранить свою независимость, но не вступать в НАТО», в то время как судьба Крыма может стать предметом обсуждения. Что касается Сирии (где Путин скорее был занят оказанием помощи Асаду, чем борьбой с ИГИЛ (террористической организацией, запрещенной в России, — прим. ред)) и всего ближневосточного региона, то нужно предельно четко дать понять, что «Россия не имеет права оставаться на Ближнем Востоке».


Отталкиваясь от этих пунктов, будет возможно приступить к диалогу, целью которого будет нейтрализация угрозы со стороны Москвы в обмен на ее достойную реинтеграцию в международное сообщество.


Киссинджер подсказывает столь же реалистичный подход к проблеме Северной Кореи и Китая: «Я выступаю против одностороннего военного вмешательства против обладающего ядерным потенциалом Пхеньяна», — говорит он. Решение конфликта состоит, как он считает, «в прямых переговорах между Вашингтоном и Пекином для достижения общего соглашения по безопасности во всем регионе. Иными словами, мы не может обсуждать атомный потенциал Северной Кореи, не упоминая возможностей Южной Кореи и американского военного присутствия». Подразумевается, что США могут отказаться от некоторых позиций на Дальнем Востоке, если КНР займется не только нейтрализацией ядерной программы Пхеньяна, но и даст гарантии безопасности союзникам, таким как Токио и Сеул, и другим странам, вовлеченным в спор, предметом которого являются острова в Южно-Китайском море.


Что касается Европы, то Киссинджер призывает ее к терпению: «Полный крах американского президента даже вам не пойдет на пользу. Поэтому не надо заострять внимание на необдуманных заявлениях, сосредоточьтесь на сути трансатлантических взаимоотношений». Некоторые заявления Трампа коснулись как раз исторических столпов этих взаимоотношений, то есть НАТО и ЕС, но, по мнению его советника, даже это можно превратить в отправную точку для улучшения отношений: «Я выступал против Брексита, но теперь, когда он уже случился, думаю, он может стать поводом для нового разговора о будущем ЕС, не ограничивающегося бюрократическим измерением». Будущее НАТО также «продолжает играть существенную роль, но с течением времени правильно было бы пересмотреть его инструменты и цели», отмечает он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.