Вот что пишет The Washington Post:


Специальный Комитет Сената по разведке провел в четверг открытые слушания, что бывает довольно редко. Это стало первым знакомством с материалами расследования, которое Комитет проводит по делу о вмешательстве России в выборы 2016 года…

Все научные эксперты, присутствовавшие на слушаниях в четверг, подчеркивали, что Россия с целью влияния на другие страны сочетает секретные методы работы с открытыми. И директор программы «Россия и Евразия» Фонда Карнеги Юджин Румер (Eugene Rumer) сказал, что нам нужно обратить внимание именно на открытые методы.

«Гораздо более убедительными являются не какие-то факты и доказательства в киберпространстве, а именно та совокупность действий, которые Россия совершает открыто, у всех на виду — введение в заблуждение, дезинформация, преувеличение. Сегодня неотъемлемой частью внешней политики России являются телеканал RT, интернет-тролли, фейковые новости и так далее», — сказал Румер.

Трудно сравнивать эти открытые методы работы с секретными, поскольку мы не знаем точно, в чем эти секретные методы заключаются. Но мы можем делать предположения, учитывая, что нам известно о том, как разворачивались события во время выборов 2016 года.


Слушания были информативными, профессиональными, и весьма запоздалыми. Более того, один из основных выводов состоит в том, что рассудительный и справедливый сенатский Комитет по разведке уже давно должен был проводить открытые, несекретные брифинги. Чтобы развеять любые сомнения (вызванные и усиливаемые президентом Трампом и его сторонниками) в том, что Россия вмешивалась в наши выборы и использует кибервойны для ослабления Соединенных Штатов и других демократических стран Запада.


Как объясняет Клинт Уоттс (Clint Watts) — еще один свидетель, выступавший на этом заседании Комитета — в ходе избирательной кампании 2016 года взлом почтовых серверов Национального комитета Демократической партии и электронной почты Джона Подесты (John Podesta) были лишь небольшой частью действий России. В своей предыдущей статье, на которой строилось выступление Уоттса, он отмечает, что российская дезинформационная кампания началась в 2014 году. «Хулиганы, которых можно было принять за англоговорящих европейцев и американцев, троллили меня за мою позицию в отношении президента Сирии Башара Асада (Bashar Assad), — объясняет он. — Но эти пользователи в социальных сетях казались какими-то не такими — их агрессия, настойчивость, биографии, речевые обороты и синхронизация были неестественными». Вскоре Уоттс обнаружил систему синхронизированных ботов.


Летом и осенью 2014 года мы анализировали действия этих пророссийски настроенных владельцев аккаунтов и автоматических ботов. Количество хакеров в сети резко выросло, и их можно было обнаружить там, где недавно произошли утечки данных и взломы сайтов. Плотным кольцом их окружали аккаунты-приманки — привлекательные женщины или ярые сторонники различных политических партий, которые, как оказалось, записывались в друзья к некоторым членам аудитории, используя методы социальной психологии. Прежде всего, мы наблюдали хулиганов, синхронизированных троллей, которые нападали на выбранных в качестве объектов политиков, используя одинаковые темы для обсуждения и модели поведения подписчиков. Владельцы этих аккаунтов, некоторых из которых открыто поддерживает Кремль, пропагандировали внешнеполитическую позицию России, обращаясь к ключевой англоязычной целевой аудитории всей Европы и в Северной Америки. Проанализировав эту схему, мы поняли, что являемся свидетелями целенаправленной, хорошо организованной, ресурсообеспеченной, хорошо финансируемой, широкомасштабной деятельности, руководит которой только один из возможных противников — Россия.


К 2015 году русские перешли к «активным мероприятиям».


До конца 2015 года и в начале 2016 года описанная выше российская система влияния стала настойчиво подбрасывать темы и публиковать сообщения, пытаясь повлиять на исход президентских выборов в США. Действующие открыто российские СМИ и скрытые тролли старались оттеснить на задний план враждебно настроенных в отношении Кремля оппонентов по обе стороны политического спектра. На сегодняшний день самой главной темой дискуссий о влиянии России были последние месяцы подготовки к выборам. Однако «активные мероприятия» России активно поводились уже во время праймериз в Республиканской и Демократической партиях. И вполне возможно, что именно они привели к крушению надежд кандидатов, более враждебно относившихся к России, причем задолго до того, как количество претендентов сократилось.

О заключительной части тогдашних активных мероприятий России стало известно летом 2016 года. Именно тогда (в самое подходящее со стратегической точки зрения время) были преданы гласности материалы, похищенные хакерами в предыдущие месяцы. 22 июля на сайте WikiLeaks были опубликованы огромные массивы данных о переписке членов Национального комитета Демократической партии, а затем — и часть данных о переписке членов избирательного штаба демократов. В течение июля и августа 2016 года хакер, работавший под ником Guccifer 2.0, и сайт DC Leaks выкладывали похищенные данные с хост-системы бывших правительственных чиновников США. На протяжении оставшегося до выборов времени этот компромат способствовал укреплению системы влияния, которую Россия успешно создала за предыдущие два года.


Следует обратить внимание на некоторые аспекты выступлений Уоттса и других свидетелей на сегодняшних слушаниях.


Во-первых, доказательства настолько убедительные и неопровержимые, что заявления Трампа, отрицающего причастность России, становятся все более странными. Когда ему представляли доклады во время секретных брифингов, он узнал гораздо больше, чем мы узнали сегодня, и все же он настаивал на том, что источник хакерских атак неизвестен. Он полностью проигнорировал проводившуюся дезинформационную кампанию. Справедливости ради следовало бы спросить, не скрывает ли Трамп всяческим образом эту информацию, или он просто не в состоянии принять реальность — даже если она описана в мельчайших подробностях. Ни то, ни другое утешительным не назовешь.


Во-вторых, эта операция настолько масштабна и тщательно продумана, что следует вновь задаться вопросом, почему директор ФБР Джеймс Коми (James Comey) не проинформировал американцев о вмешательстве России в выборы. Вряд ли это было лишь «хакерство» — скорее речь идет о тщательно спланированных действиях российского президента Владимира Путина, направленных на срыв наших выборов. Мы вынуждены признать, что бывший вице-президент Дик Чейни (Dick Cheney) не преувеличивал, когда сказал: «В некоторых кругах, это будут считать актом войны». В свете всего этого, мысль о том, что в отдаленных планах предполагается ослабить санкции — или что Трамп даже предложит Путину выгодную сделку «для пиара» в преддверии «нормализующего» саммита — должна поставить в тупик Конгресс, внешнеполитический истэблишмент и избирателей. Никто не говорит о том, чтобы начинать войну, но, безусловно, в ответ на масштабную атаку на нашу избирательную систему мы должны реагировать в киберпространстве и предпринимать экономические и дипломатические меры. Где те новые санкции, ввести которые постоянно обещает Конгресс?


В-третьих, на этом фоне и в этом контексте тем более примечательным является то, что Трамп привлекал к работе в штабе очень многих пророссийских советников, некоторые из которых получали большие денежные выплаты от России или из связанных с Россией источников. Не были ли проникновение в избирательный штаб Трампа и/или манипуляции в отношении его членов очередными «активными мероприятиями» русских? Разве мог Майкл Флинн (Michael Flynn), который сделал карьеру в разведке, не понимать, что непозволительно получать крупную сумму денег от российского пропагандистского телеканала наряд RT в то время, когда профессиональным разведчикам было, конечно же, известно, что Россия уже давно ведет работу с целью подрыва демократических выборов?


Мы, конечно же, надеемся, что Комитет будет и дальше функционировать должным образом и, более того, делать свою работу, по возможности, открыто. Это самый лучший способ воспитать и просветить избирателей, опровергнуть заявления Трампа, отрицающего российское вмешательство, и выяснить количество вызывающих беспокойство связей между членами команды Трампа и русскими. В итоге мы должны будем выяснить, как далеко зашла Россия, пытаясь повлиять на нашу демократическую систему, и понять, что все кандидаты в президенты должны быть прозрачными в том, что касается их финансов. Мы должны сделать так, чтобы следующие выборы не были такими «грязными», как выборы 2016 года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.