Дональд Трамп никак не может определиться с подходом в отношении России. После неоднократных намеков на возможность снятия международных санкций, наложенных на Москву после аннексии Крыма и вторжения в восточную Украину, сделанных Трампом в ходе избирательной кампании и переходного периода, Трамп пришел к власти и начал проявлять признаки сомнения.


«Все зависит от того, увидим ли мы перемены в поведении России», — сказал вице-президент Пенс на прошлом месяце в интервью с ABC News, заявив, что администрация хочет работать с Москвой в достижении «общих целей», таких как уничтожение ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация, — прим. перев.). Другие официальные лица, такие как представитель США в ООН Никки Хейли, заняли заметно более жесткую позицию, объявив, что «Соединенные Штаты поддерживают народ Украины, почти три года страдающий под гнетом российской оккупации и военного вторжения».


Сторонники санкций настаивают, что они должны продолжаться, пока президент России Владимир Путин не откажется от своих претензий на Крым и не перестанет вмешиваться во внутренние дела Украины — последнее требование было включено в Минское соглашение, подписанное в сентябре 2015 года в Белоруссии и обновленное в феврале 2015. Они беспокоятся, что желание Трампа договориться с Путиным позволит России избавиться от санкций в обмен на какую-либо иную уступку; к примеру, новый договор о разоружении, на что уже намекнул американский президент — тем самым, Москва избежит ответственности за нарушение норм международного поведения. Россия, со своей стороны, не проявляет ни малейшего желания разрешить эту проблему и оставляет Запад разбираться с ней самостоятельно.


Западные наблюдатели и представители Кремля соглашаются в одном: санкции — существенная причина ухудшающегося экономического положения России. Это мнение, однако, упускает один важный факт: на самом деле санкции могут вредить России куда меньше, чем кажется — вполне возможно, что вреда от них нет и вовсе.


Экономические показатели определенно мрачны. ВВП России на душу населения уменьшился до уровня 2007 года. К осени 2016 ВВП страны в долларовом эквиваленте упал на 40% по сравнению с ВВП в 2013 году, и на 15% если считать в рублях. Беда в том, что падение это имело мало отношения к западным санкциям, влияние которых было скорее политическим, чем экономическим.


Истина заключается в том, что западные санкции сконцентрированы на небольшом числе российских предприятий, таких как строительный гигант «Стройтрансгаз» и СМП Банк, принадлежащие тренеру Путина по дзюдо Аркадию Ротенбергу; государственная энергетическая компания «Роснефть», управляемая бывшим помощником Путина Игорем Сечиным; а также некоторые известные великаны оборонной промышленности. Эти предприятия больше не могут брать займы на международных рынках и владеть активами в западных странах. Также, западные санкции не дают узкому списку лиц из России приезжать или вести дела с этими странами, и запрещают ввоз в Россию технологий двойного назначения и современного оборудования для разведки нефти. Речь идет лишь о 10 процентах российской экономики — что важнее, благодаря избыточной ликвидности в российской банковской системе все попавшие под санкции компании могут занять необходимые суммы у российских банков.


В ответ на западные санкции Россия приняла свои собственные, по большей части ограничив ввоз пищевых продуктов. Это лишило российский средний класс таких деликатесов, как пармезан, проскуитто, норвежский лосось и греческие апельсины.


Однако санкции не лишили Россию ее роли в качестве активного участника мировых экономических отношений. Она остается членом ВТО и Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Россия держит свои резервы в наиболее ликвидных валютах и финансовых инструментах. Нет никаких ограничений на осуществление ею международных валютных и торговых переводов. Против России и российских компаний не были приняты такие враждебные экономические меры, как протекционизм или антидемпинговые налоги.


Ограничения на займы не могли навредить стране, которая и без того работала над снижением своего внешнего долга на протяжении нескольких предшествовавших 2014 году лет. Несмотря на ограничение ввоза соответствующего оборудования, в период между 2015 и 2016 годом российская выработка нефти и газа росла быстрее, чем в любой из стран Персидского залива и даже США. Кроме того, Россия продолжает экспортировать оружие на 14 миллиардов долларов в год, оставаясь третьим крупнейшим экспортером оружия в мире после США и Китая.


В конечном счете, состояние российской экономики определяет один фактор: стоимость нефти. После того, как цены на нефть пришли в равновесие, российская экономика в общем и целом вернулась в норму и перешла в состояние медленного спада. Таким образом, нет ничего удивительного, что по оценке Всемирного банка санкции снизили российский ВВП лишь на полпроцента. Даже такая скромная оценка скорее всего чрезмерна.


Будь наложенные Вашингтоном санкции куда жестче, они могли бы нанести России ущерб и заставить ее сменить курс. Российские элиты зависят от Запада, которому они продают нефть и газ, где они держат свои активы и обучают детей. Целенаправленные меры — к примеру, запрет на продажу и обслуживание пассажирских и грузовых самолетов, поставили бы Россию на колени за считанные месяцы. Если бы ее золотые и валютные резервы были заморожены, Россия оказалась бы по колено в проблемах в течение трех или пяти лет.


Санкции оказали существенное влияние в одной области: российской внутренней политике. Подконтрольные государству новости, к которым относится большинство российских новостных ресурсов, возлагают вину за спад российской экономики на США и Европейский Союз. 12 октября 2016 года Путин заявил на инвестиционном форуме ВТБ, прошедшем в Москве: «Мы часто повторяем, как мантру, что так называемые пресловутые санкции на нас не очень-то и влияют. Влияют. И прежде всего угрозу я вижу в ограничении передачи технологий». Санкции позволяют Путину посеять дальнейший разлад между населением и лидерами оппозиции, которых поддерживает Запад, а также теми, кто считает западные страны образцом для дальнейшего развития России.


Кроме того, санкции продемонстрировали риски, связанные с переводом активов в офшоры, и ограничили возможность российской элиты вкладывать (или скрывать) свое имущество заграницей, тем самым дав Путину значительные рычаги для контроля над собственным окружением.


В то же время, горстка российских олигархов и связанных с Кремлем бизнесменов — по большей части управляющих государственными компаниями — успешно воспользовались санкциями, чтобы добиться удобных сделок и контроля над образовавшейся монополией на продажу отечественной продукции, неизменно уступающей по качеству, переоцененной и ненадежной по сравнению с вытесненным с рынка товаром. Миллиарды рублей потекли из бюджета в карманы приближенных Путина, пообещавших стремительно развить российские аналоги программного обеспечения Windows, смартфонов iPhone, GPS, компьютеров, гражданской авиации и так далее. Министерство обороны уже оформило заказ на значительное число «российских iPad», стоимостью 6000 долларов за каждый. Геннадий Тимченко, еще один давний друг Путина, монополизировал торговлю лососем, подняв цены более чем на 200% и превратив свое убыточное предприятие по торговле рыбой в невероятно прибыльный бизнес.


В конечном счете, санкции стали для Запада ловушкой. Их существование превратилось для Путина в дополнительный источник поддержки со стороны населения, а сами они сделались козлом отпущения для всех его экономических провалов. Однако их снятие станет для российского режима знаком того, что он одержал победу в смертельном противостоянии с Западом. А для Дональда Трампа любой намек на симпатию к России, сделанный в его текущем положении, добавит веса заявлениям демократов о его чрезмерной близости с Москвой.


Оказавшись в невыигрышном положении, Запад, скорее всего, ограничится бездействием, оставив санкции как есть и заморозив ситуацию. Кремль останется доволен. Россия не прекратит свое вмешательство на Украине и не вернет Крым. Бездумно преданные сторонники президента продолжат ходить по улицам Москвы с плакатами, утверждающими, что «Путин снова всех переиграл» — и их слова будут недалеки от истины.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.