После взрыва в петербургском метро первые подозреваемые были названы еще до того, как власти смогли представить что-то конкретное. Части российской общественности было сразу ясно, кто стоит за терактом: президент Путин и его служба безопасности.


Многие предположения подобного рода исходили от участников и сочувствующих недавним протестным демонстрациям. Высказались и такие известные оппозиционеры, как Михаил Ходорковский и живущий в Германии бывший вице-премьер и критик Путина Альфред Кох. Они указывают на мнимую схожесть теракта со взрывами жилых домов в четырех российских городах накануне выборов в 1999 году, которые сделали Владимира Путина президентом. Эта распространенная теория, которую среди прочих пытался доказать в своих книгах, приводя многочисленные улики, убитый в 2006 году бывший сотрудник спецслужб Александр Литвиненко, гласит, что российская спецслужба ФСБ была причастна к терактам прямо или косвенно через своих агентов в террористическом подполье, чтобы продвинуть кандидатуру Путина на президентский пост.


Путин извлек политическую выгоду из старых терактов


Даже если нет твердых доказательств этим подозрениям, и многие считают их теорией заговора, в критично настроенных по отношению к режиму кругах эти подозрения считаются правдоподобными и почти уже очевидными. Во всяком случае, бесспорным является то, что Путин извлек политическую выгоду из тех и многих последующих терактов. Так, например, в 2004 году после трагедии с заложниками в Беслане были упразднены выборы губернаторов, в 2013 году после взрыва бомбы в Волгограде были существенно расширены полномочия спецслужб и ужесточен контроль интернета. Теперь многие предполагают, что теракт в метро был организован для того, чтобы выступить против протестного движения.


В день теракта это настроение было таким сильным и вездесущим, что популярный российский онлайн-портал вопросов и ответов TheQuestion.ru даже предложил эту тему для обсуждения. Заголовок гласил: «Почему говорят, что теракт в Петербурге — это предвыборная кампания Путина?» В то же время в государственных и подконтрольных государству СМИ началась травля привычного врага: бывший депутат Госдумы Александр Хинштейн, который в настоящее время является главным пропагандистом национальной гвардии и перемещается из одного ток-шоу в другое, связал теракты с «цветными революциями». Писатель-ультранационалист Александр Проханов и телеведущий одной из важнейших пропагандистских передач Владимир Соловьев указали на Украину и протестное движение. То же самое сделал отставной генерал ФСБ и «эксперт по безопасности» Александр Михайлов в бульварной газете «МК». Хотя власти с самого начала говорили об исламистской подоплеке.


При этом информация от правительства была в высшей степени запутанной. Сначала утверждалось, что преступник оставил портфель с взрывным устройством в вагоне, а сам вышел. Также было распространено фото с камер наблюдения, на котором был изображен худощавый бородатый мужчина в исламском одеянии. Чуть позже этот мужчина появился в полицейском участке и смог правдоподобно доказать, что никак не связан с терактом: капитан воздушно-десантных войск Андрей Никитин, татарин по матери, выросший в преимущественно мусульманском регионе Башкирии, по сообщениям СМИ, после участия в чеченской войне ушел с военной службы и стал праведным мусульманином, затем сменил имя на Ильяс и работает сейчас дальнобойщиком.


Когда с него были сняты все подозрения, и он собирался лететь домой, другие пассажиры препятствовали его прохождению на борт. Приехав, наконец, домой Никитин узнал, что по рекомендации местных спецслужб его работодатель его уволил. Только после возмущения общественности увольнение было отменено. В случае с Никитиным общественность оказалась единодушной. Если бы он сам не пришел в участок, его бы застрелили при аресте, а его тело было бы представлено как большой успех следственно-розыскных действий. Эта схема известна с северного Кавказа и годами обличается правозащитниками. Как бывший элитный солдат, Никитин должен был сразу осознать риск, когда увидел свою фотографию по телевизору.

 

Цифровое манипулирование временем


Через некоторое время власти заговорили о самоподрыве. Одну из первых опознанных жертв теракта назвали потенциальным преступником. Единственной обличающей уликой, вероятно, было кавказское имя жертвы. Вскоре выяснилось, что молодой человек был совершенно непримечательным, безобидным студентом экономического факультета, который за несколько минут до взрыва болтал на платформе со своими однокурсниками. Не должно удивлять, что текущая версия властей рассматривается общественностью с большим недоверием.


По последним данным преступник — молодой человек родом из Киргизстана, который уже долго жил в России и за последние два года радикализировался. Сначала утверждалось, что этого подозреваемого видели на его родине живым. Теперь, когда официально названная личность преступника не подвергается сомнениям, появляются новые расхождения. Петербургская бизнес-газета «Деловой Петербург» сравнила официальную информацию с фотографиями из метро, которые разместили очевидцы в социальных сетях, и установила, что часы на фотографиях показывают совсем другое время, чем указали власти.


Разница составляет около 30 минут. Также фотографии противоречат предполагаемому ходу событий. Кроме того, журналисты обнаружили цифровую корректировку даты на опубликованных фотографиях предполагаемого преступника с камер видеонаблюдения. Особенный скепсис вызывает второе, не взорвавшееся устройство, которое нашли в метро. В первых сообщениях информационных агентств речь, собственно, шла о двух взрывах, что позднее откорректировали.


Не только либералы и противники режима не доверяют органам безопасности. Один петербуржец решил взять спасение отечества в свои руки, и после теракта в метро поджег целую деревню, в которой, по его мнению, обосновались «моджахеды», исламистские воины. Жители одного из горящих домов смогли вызвать пожарных. Подъезжающую машину пожарных поджигатель протаранил лобовым столкновением на своей Волге, напал на спасателей с перцовым баллончиком и затем повалил дерево поперек улицы. После этого он сдался полиции. Эта новость считается в России веселым пустяком. СМИ заняты прежде всего американским ударом по Сирии и «предателем» Трампом.


Фабрика скорби внутри индустрии пропаганды


Типичное отсутствие прозрачности расследований террористических актов в России в сочетании с нескрываемым политическим злоупотреблением Кремлем темой террора дает благодатную почву для всевозможных домыслов, предположений и настоящих теорий заговора. По телевизору близкие правительству эксперты и опрашиваемые по интернету Кремлем ратуют за запрет приложений мессенджеров и ограничение доступа к интернету. Уже в день теракта власти объявили о проведении траурных митингов в это воскресенье именно там, где две недели назад состоялись массовые протесты.


Якобы спонтанные траурные мероприятия уже прошли в Москве и Санкт-Петербурге, при этом независимые журналисты идентифицировали несколько участников и пришли к выводу, что речь идет о сотрудниках настоящей фабрики скорби внутри индустрии пропаганды. Те же люди, которые известны как участники близкого Кремлю реакционного движения Анти-Майдан, были узнаны в телевизионных трансляциях также якобы спонтанных траурных мероприятий в честь скончавшегося посланника России в ООН Виталия Чуркина, убитого посла Андрея Карлова или погибшей при крушении военного самолета активистки Лизы Глинки.


Все мероприятия протекают по одному и тому же сценарию: на камеры возлагаются все те же цветы, после выключения камер оставшиеся цветы оказываются в мусорных баках. Похожая организация предположительно стоит за почти идентичными траурными сообщениями в социальных сетях и за атаками на сколько-нибудь заметных скептиков, чьи публичные высказывания отклоняются от официальной линии скорби. Зато велико в российских СМИ и социальных сетях возмущение из-за того, что Бранденбургские ворота не были подсвечены в цвета российского флага. При этом едва ли кто-то пройдет по собственной инициативе по улице с национальным флагом, чтобы принести соболезнования жертвам или выразить поддержку выжившим.


Террористические акты прежде всего показывают следующее: обещание о безопасности, с которым Владимир Путин пришел к власти 18 лет назад, он выполнить не смог. Жесткость его политики, ограничение гражданских прав, увеличение численности полиции, массовый контроль, кровавая война и диктаторский режим в Чечне, поддержка Асада и мнимая борьба против ИГ (запрещенная в России организация — прим. ред.) в Сирии не делают жизнь в России безопаснее. В начале своего президентства Путин еще мог убедить людей риторикой. Теперь с каждым ударом вера в государство слабеет. Это больше говорит о некомпетентности спецслужб, чем об их участии в террористической деятельности. В одержимой заговорами России это сильный аргумент.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.