Команда Трампа, разрабатывающая внешнюю политику, перебрала все варианты поведения в Сирии — свержение режима, активизация помощи повстанцам, ответ на атаку невинных граждан. Но под давлением все соглашаются с идеей «Победы над ИГ (запрещенная в России организация — прим. ред.)», как высказался госсекретарь Рекс Тиллерсон.


Позвольте и мне подбросить дров в эту растерянность, спросив: «Почему?».


Почему сейчас задачей США должна быть победа над «Исламским государством» в Сирии? Конечно, ИГ отвратительно и его нужно искоренить. Но действительно ли это сейчас в наших интересах — сосредоточиться на победе над ИГ в Сирии?


Давайте проанализируем логику: на самом деле существует два проявления ИГ.


Первое — «виртуальное Исламское государство». Это дьявольская, жестокая, аморфная организация, распространяющая свою идеологию через интернет. Ее адепты разбросаны по всей Европе и мусульманскому миру. По-моему, именно в таком проявлении она опаснее для нас, потому что нашла способ развивать суннитскую джихадистскую идеологию, которая вдохновляет и позволяет оказавшимся на обочине общества и считающим себя недооцененными мусульманам от Лондона до Парижа и Каира восстановить свое достоинство с помощью громких убийств невиновных.


Еще одно проявление — «территориальное ИГ», до сих пор контролирующее часть западного Ирака и значительную территорию Сирии. Цель — свергнуть режим Башара Асада в Сирии вместе с его союзниками из России, Ирана и Хезболлы, свергнуть проиранский шиисткий режим в Ираке и заменить и тот, и другой халифатом.


Проблема №1. Виртуальный ИГ со своей сетью по всему миру никуда не денется, даже если победить территориальный. При этом он может стать еще опаснее в попытках скрыть поражение территориального халифата перед заклятыми врагами: шиитским Ираном, Хезболлой, прошитскими войскам Ирака, прошиитским режимом Асада в Дамаске и России, не говоря уже о США.


Проблема №2. Цель США в Сирии — создать достаточно сильное давление на Асада, Россию, Иран и Хезболлу, чтобы заставить их согласиться на переговоры о разделении власти с умеренными суннитами и избавиться от Асада у власти. Чтобы это сделать, НАТО может создать зону, свободную от полетов, вокруг провинции Идлиб, где собираются повстанцы, выступившие против режима Асада, и в которой Асад недавно использовал химическое оружие. Но Конгресс и американская общественность к этому относятся с опаской.


Так что еще мы можем сделать? Мы могли бы значительно увеличить нашу военную помощь сирийским повстанцам, дав подходящие противотанковые и противовоздушные ракеты, которые стали бы угрозой для вертолетов и истребителей России, Ирана, Хезболлы и сирийской армии, пустив последним кровь, и заставить пойти на переговоры. Меня это устраивает.


Что еще? США могли бы просто прекратить сражаться с ИГ в Сирии, позволив России, Ирану и Хезболле с Асадом разбираться самим. В конце концов, это они наводнили Сирию, а не американцы. Пускай они сражаются на два фронта: против умеренных повстанцев с одной стороны и ИГ — с другой. Если мы победим ИГ, мы лишь ослабим давление на Асада, Иран, Россию и Хезболлу и дадим им возможность направить все свои силы против повстанцев в Идлибе, чтобы не пришлось делить с ними власть.


Я не понимаю. Президент Трамп предлагает победить Исламское государство просто так — и потом начать помогать умеренным повстанцам. Почему? Когда Трамп вообще в последний раз делал что-то просто так? Когда во время последней сделки Трамп согласился по собственной воле убрать токсичные отходы — бесплатно — до того, как договорился о цене с хозяином соседнего поля для гольфа?


Сейчас самое время Трампу быть Трампом — непредсказуемым и циничным. Сейчас Исламское государство — самая большая угроза для Ирана, Хезболлы, России и проишиитских иранских группировок, потому что ИГ — это суннитская террористическая организация, которая играет по тем же грязным правилам, что и Россия с Ираном.


Трампу стоит захотеть победить ИГ в Ираке. Но в Сирии? Не бесплатно, не сейчас. В Сирии эту головную боль Трамп должен оставить Асаду, Ирану, Хезболле и России. Так же, как мы заставили боевиков-моджахедов сражаться с Россией в Афганистане.


Конечно, в долгосрочной перспективе мы хотим уничтожить ИГ везде, но единственный способ его победить и заставить оставаться в могиле — заменить его умеренными суннитами в Сирии и Ираке. А это получится, только если дать суннитам часть власти в Ираке и Сирии. Это, в свою очередь, возможно, если удастся заставить Асада, Иран, Россию и Хезболлу поделиться властью.


И пока все это происходит, где Twitter Трампа, когда он так нужен? Он каждый день должен чирикать: «Россия, Иран и Хезболла стали защитниками сирийского режима, который травит газом детей! Детей! Россия, Иран, Хезболла и Асад — движущая сила газовых атак. Грустно».


Не подведи их! Мы должны дать понять, чем они стали — пособниками Сирии, использующей газ против детей. Верьте или нет, но им не понравится такое клеймо. Трамп должен стратегически использовать свою глобальную Twitter-ленту. Барак Обама никогда этого не делал. Трамп должен создавать этот шум каждый день. Это создаст рычаги давления.


Сирия — не клуб для вязания. Там каждый играет грязно, коварно и безжалостно. Так, где же этот Трамп, когда он нужен?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.