18 апреля премьер-министр Албании Эди Рама в очередной раз заявил о возможном объединении с Косово. В 2015 году он же назвал процесс формирования единого албанского государства «неизбежным». Зачем албанское руководство постоянно педалирует тему воссоединения с Косово? Будет ли реализован проект «Великой Албании» на Балканах? Будет ли он поддержан со стороны США и ЕС и как отразится на перспективах политического самоопределения Карабаха, Северного Кипра, Абхазии, Южной Осетии, Крыма, Донбасса и других непризнанных территорий?


Причины подобных заявлений очевидны. Албания является одним из самых бедных и криминализированных государств Европы. В 2014 году Тирана получила статус кандидата на полноправное членство в ЕС, а ее граждане — право безвизового въезда в страны Шенгенской зоны на срок до 60 дней с туристическими целями. Однако с того момента никакого прогресса в отношениях так и не произошло, и виновными в этом можно назвать обе стороны.


С 2014 года в Евросоюзе происходит параллельно несколько процессов, которые самым негативным образом влияют на его расширение в сторону Албании. Во-первых, это кризис ЕС и стремительное расширение пространства евроскептицизма как политического явления. В развитых странах Европы большинство населения считает, что Евросоюз достиг своих пределов и присоединять новые государства нет никакой надобности. В Британии так и вовсе победила самая радикальная точка зрения, и в настоящее время эта страна оформляет свой окончательный выход из ЕС. Евросоюз как идея и реальная политическая и экономическая конструкция переживает самый серьезный кризис с момента своего создания, и присоединение новых слабых во всех отношениях членов именно сейчас не планируется до его преодоления.


Во-вторых, среди евроскептиков стали довольно популярны правые и исламофобские идеи. В Албании формально большинство населения исповедует ислам, хотя, пожалуй, более светских людей, чем албанцы, трудно сыскать. Противники присоединения Албании в Европарламенте стращают своих коллег ужасными албанскими исламистами, и эти фобии легко находят в Европе своего слушателя.


К слову, фонды из Саудовской Аравии, Катара и Кувейта выплачивают в месяц до 400 долларов каждой албанской семье, которая ведет мусульманский образ жизни. Желающих в бедной стране много не находится — маленькая османская мечеть в центре Тираны почти всегда пустует, на улицах женщин в хиджабах очень немного, зато на каждом углу разливается пиво.

 

Вместе с тем у противников присоединения Албании к Евросоюзу тоже есть своя правда. Помимо вполне понятной и преодолимой экономической отсталости и иррационального страха перед исламом есть объективные причины нежелания европейцев видеть Албанию в своих рядах. Правда, в толерантной Европе о них не принято говорить в открытую.Албания после краха коммунистической системы довольно скоро превратилась в балканский центр контрабанды, торговли людьми, наркотиками, краденными автомобилями, антиквариатом и человеческими органами. Огромные арсеналы, оставшиеся в республике еще со времен лидера Энвера Ходжи, привлекали внимание торговцев нелегальным оружием со всего мира, что получило отражение даже в американских фильмах. Знаменитая в Германии и Австрии «балканская мафия» — это в первую очередь этнические албанцы из Македонии, Косово и самой Албании.


В последние два десятилетия на этой ниве особенно прославились именно косовские албанцы. Армии освобождения Косово нужны были деньги на ведение борьбы за свою независимость от Югославии, и они не гнушались в 1990-е никакими видами бизнеса. Однако настоящее процветание для Косово наступило уже после открытия там крупнейшей на Балканах американской военной базы «Бондстил» в 1999 году и превращения ее в перевалочный пункт для войны в Афганистане. База занимает территорию в 4 кв. км, что составляет более трети территории страны. Широко известно, что после начала кампании производство героина в Афганистане выросло более чем в 40 раз, и главным источником поставок наркотиков в страны Евросоюза стало именно Косово.


По мнению Агентства ООН по борьбе с организованной преступностью, к торговле героином причастны почти все властные структуры Косово. Причем распространением занимаются не только контрабандисты, но и дипломаты, которые направляются в признавшие независимость Косово государства. Формально обыск их самих, багажа и транспортных средств запрещен Венской конвенцией, чем и пользуются преступники. Впрочем, удается им это не всегда — в 2009 году турецкие пограничники при помощи служебных собак случайно обнаружили в автомобиле албанского дипломата 65 кг героина на сумму почти 1 миллион евро.


Сторонники расширения Евросоюза надеются, что маленькую Албанию можно будет довольно быстро переварить и устроить там порядок по европейским законам. Однако голоса противников звучат явно громче, тем более что поступающие из Албании новости не могут не беспокоить. Например, настоящей проблемой в 2016 году стало раскрытие широчайшей сети по выращиванию в Албании и распространению в странах ЕС марихуаны, с которой довольно безуспешно борется албанская полиция. Албанские моряки из порта Дуррес создали и реализовали схему переправки в Европу (главным образом в Италию) беженцев из Ливии. А чего стоит информация о наличии в Косово крупнейшего в Европе черного рынка человеческих органов! Разумеется, все меньше французов, итальянцев и немцев желают присоединения к Евросоюзу такого государства.


В качестве асимметричного ответа на евроскептицизм в отношении Албании ее руководство постоянно угрожает Европе объединением с Косово. Сама идея албанского премьера Эди Рамы — объединение Албании и Косово, которое должно произойти в любом случае, или обе страны вступят в ЕС, или реализуют собственный пан-албанский проект. Соседние страны с албанским меньшинством — Греция, Македония, Венгрия — справедливо опасаются повторения судьбы соседней Сербии. Они не признали независимость Косово и всячески препятствуют национальному самоопределению албанцев в своих странах. В Македонии это едва не привело к национальной катастрофе — заселенный албанцами район Тетово постоянно требует особых прав, а столкновения армии с сепаратистами там нередкое явление.


На самом деле объединение в культурном плане уже состоялось. Албанцы не испытывают особых проблем в путешествиях между Албанией, Косово и Македонией. Армия освобождения Косово принимала активное участие в боях против македонской армии в 2001 году. Недалеко от Тетово расположено кладбище, на котором покоятся косовские добровольцы. Косовары активно инвестируют в албанский порт и курорт Дуррес: если вы видите там по-настоящему роскошный дом — будьте уверены, его хозяевами являются выходцы из Косово.


Если объединение Албании и Косово все же состоится, для международного права это станет весьма неприятным инцидентом. Фактически это станет повторением истории с Крымом — одно государство отобрало территорию у другого. Если объединение будет признано со стороны ЕС и США, то по справедливости нужно будет признавать Крым в составе России, а Северному Кипру — присоединиться к Турции по той же схеме. Однако противников объединения в данном случае значительно больше, чем сторонников.


Именно из-за нежелания разбираться с дипломатическими казусами пан-албанскую интеграцию никогда не поддержат ни Европа, ни США. Для Европы гораздо важнее сохранить нормальные отношения с постоянными членами ЕС Венгрией и Грецией, чем способствовать потенциальному сепаратизму. США же полностью устраивает существующий вариант — огромная военная база общей площадью 4 кв. км на полностью зависимой от Вашингтона территории.


Однако главными противниками объединения являются отнюдь не внешние могущественные силы. Обратите внимание, на призыв Эди Рамы не откликнулись косовские албанцы! Они себя прекрасно чувствуют под американским крылом и совершенно не собираются делиться со своими братьями доходами от многочисленных нелегальных предприятий. Их вполне устраивает возможность скупать в Албании дорогую недвижимость на берегу моря, жениться на красивых и непритязательных девушках и инвестировать иногда в различные полулегальные и связанные с морем проекты, поскольку своего моря у косовцев нет.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.