26 апреля 1986 года в реакторе №4 Чернобыльской АЭС произошел взрыв, ставший причиной крупнейшей аварии в истории мирного атома. 31 год спустя ядерная угроза на Украине все еще вызывает большую тревогу, считает Мишель Шуа (Michel Chouha), эксперт по Восточной Европе из французского Института радиационной защиты и ядерной безопасности.


Le Monde: В конце 2016 года многие СМИ писали о появлении над пострадавшим реактором гигантского купола, который должен обеспечить его изоляцию на 100 лет. Теперь ситуация под контролем?


Мишель Шуа: Новый купол представляет собой очень существенный прогресс в обеспечении безопасности старого саркофага и электростанции в целом. Тем не менее преувеличивать его значимость все же не стоит. Его строительство преследовало три цели: защитить старый саркофаг от воздействия климата, не допустив его дальнейшего разрушения, предотвратить рассеивание содержащихся у него внутри радиоактивных веществ в окружающей среде, создать оптимальные условия для демонтажа и вывоза всех радиоактивным материалов.


Последняя цель, без сомнения, наиболее важная. Конечная задача заключается в том, чтобы в перспективе сделать Чернобыль «экологическим» объектом. Без разбора старого саркофага и вывоза находящихся у него внутри радиоактивных материалов добиться этого не получится, а купол не выполнит поставленной перед ним задачи. Он, безусловно, является важным этапом, однако самое главное еще только предстоит сделать. Причем начать следует как можно скорее. Купол построен из расчета на 100 лет, однако это вовсе не означает, что мы можем ждать 100 лет. Состояние старого саркофага не оставляет нам много времени на раздумья. Нужно действовать, пока не стало слишком поздно.


— В пострадавшем реакторе все еще содержится огромное количество радиоактивных материалов. Существует ли план по его разбору?


— На момент аварии в ядре реактора содержалось порядка 200 тонн ядерного топлива (урана и плутония), 90% которого погребено под старым саркофагом вместе с развалинами здания реактора (по большей части металлические и бетонные конструкции). Сюда также стоит добавить 5 тысяч тонн различных материалов (метал, песок, глина, бор и т.д.), с помощью которых в течение нескольких дней после аварии пытались потушить огонь и засыпать ядро реактора.


В настоящий момент программы разбора старого саркофага и вывоза радиоактивных материалов все еще не утверждены. Необходимые для проведения таких работ технологии (здесь в значительной мере потребуется задействовать роботов) тоже разработаны не до конца. Местным и национальным украинским властям еще предстоит определить программы и политику. Затем потребуется разработать подходящие инструменты и методы, чтобы, наконец, приступить к разбору и вывозу всех радиоактивных материалов. Все это займет как минимум несколько десятилетий. В настоящий момент не существует даже четко определенной стратегии.


— Есть ли у Украины научные, технические и финансовые возможности, чтобы довести до конца такую работу?


— Украина — страна с традициями в науке и технике. Тем не менее имеющиеся у нее средства нельзя даже сравнивать с масштабами стоящих задач. Такие требующие высоких технических навыков операции еще никогда не проводились в подобных масштабах. Для этих работ Украине потребуется международный тендер. Это будет куда более сложная и долгосрочная задача, чем строительство купола, и для ее выполнения понадобится сотрудничество со странами, которые проявили себя в сфере высоких технологий.


Затраты тоже будут крайне высокими. Вполне вероятно, что Украина окажется не в состоянии справиться с этой задачей огромных масштабов. Скорее всего, ей вновь придется обратиться к международному сообществу за помощью, как это уже было при строительстве купола (1,5 миллиарда евро): оно финансировалось Европейским банком реконструкции и развития при поддержке четырех десятков стран, главным образом, европейских.


— Украина все еще во многом полагается на ядерную энергетику. Помимо Чернобыльской, чей последний реактор был остановлен в 2000 году, в стране есть еще четыре АЭС старой конструкции. Безопасность отрасли не вызывает сомнений?


— На Украине находится 15 действующих реакторов, которые обеспечивают 50% вырабатываемого в стране электричества: по этому показателю она входит в первую пятерку в мире. Кроме того, там есть научные реакторы, хранилища отработанного ядерного топлива, а также комплексы по переработке и хранению радиоактивных отходов (накопленные объемы очень серьезны). Все это представляет собой источник угрозы, которая требует поддержания неустанной бдительности для обеспечения безопасности при любых обстоятельствах.


Политическая и социальная нестабильность в целом являются неблагоприятными факторами. Как и обострившаяся ситуация в экономике. Кроме того, Украина вот уже три года находится в состоянии открытого конфликта с Россией. Этот конфликт влечет за собой серьезный ущерб и становится особенно критическим фактором в том, что касается ядерного сектора. Все 15 украинских реакторов выполнены по российской конструкции. Конфликт может изолировать занимающееся их эксплуатацией украинское предприятие от своего поставщика. Может возникнуть нехватка запчастей, что скажется на техобслуживании реакторов. Это не говоря уже о трудностях с поставками топлива, которые Украина пытается решить с помощью иностранных поставщиков со всеми вытекающими рисками.


С учетом всех этих факторов ситуация вызывает большую тревогу. Тем более что компания-оператор решила продлить срок службы реакторов на два десятка лет. Судя по всему, Украина сейчас представляет наивысший уровень ядерной угрозы в Европе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.