После присоединения Крыма к России на полуостров практически перестали ходить суда из-за границы. А товары из материковой части России возят в Крым, в основном, через ближайший к ней порт Керчи, оставляя остальные крымские порты без работы. Порты терпят убытки, и власти РФ хотят вложить в их модернизацию 6,3 миллиарда рублей в попытке вывести часть портов из упадка за счет наращивания пассажирских перевозок.


Убыток госпредприятия «Крымские морские порты», куда входят порты Керчи, Феодосии, Ялты и Евпатории, в 2015 году вырос почти в 18 раз в сравнении с 2014 годом, с 13,8 миллиона до 248 миллиона рублей, следует из официально бухгалтерской отчетности предприятия. Данные за 2016 год не опубликованы, однако по сообщениям СМИ и собственных источников EurasiaNet.org, порты продолжают нести убытки. В минусе оказался и порт Севастополя.


Как следует из документов, имеющихся в распоряжении EurasiaNet.org, убыток порта Ялты в 2016 году составил 155,9 миллиона рублей. Главная причина — превышение расходов (219,7 миллиона) над доходами (63,8 миллиона). Деньги уходят, в основном, на зарплаты работникам (53%), налоги и отчисления в государственные фонды (37%). Скудный заработок порта обеспечивают небольшие объемы перевалки товаров, в основном стройматериалов, а также перевозка туристов, портовые сборы, прием и обслуживание частных судов и сдача в аренду недвижимости.


По словам источника EurasiaNet.org, в убыток работает также порт Евпатории, который до аннексии был главным по объемам перевалки грузов. Дело в том, что он ближе всех крымских портов расположен к материковой части Украины, поэтому в него Турция в больших объемах возила грузы Ro-Ro — фуры с товарами народного потребления, фруктами, овощами, стройматериалами. Затем товары из порта везли в остальную часть Украины, а также в Беларусь и Россию. Ожидание судов в очереди на заход в порт достигало 5-6 часов. Однако после 2014 года порт Евпатории оказался на отшибе, как самый дальний от России. Из-за политической ситуации в 2016 году в порт зашло единственное иностранное судно — из Турции, с 2,5 тысячи тонн сухих строительных смесей. В период с января по апрель 2017 года судов из-за границы в порту не было.


Сейчас Евпаторийский порт выживает, в основном, за счет непрофильного вида деятельности — перевалки песка в удаленном районе на озере Донузлав (в 27 км от Евпатории).


Убыток порта Севастополя, согласно его официальной отчетности, в 2016 году составил 39,2 миллиона рублей (годом ранее — 115,6 миллиона, а в 2014 году — 24,6 миллиона).


Данных по портам Феодосии и Керчи нет. Следует отметить, что порт Керчи на сегодняшний день самый крупный по объемам перевалки, которые, в отличие от остальных портов Крыма, измеряются в миллионах тонн. Через него в Крым попадает основная масса товаров из России, в том числе бензин и дизельное топливо. Поэтому если в Крыму и есть хоть один неубыточный порт, им может быть Керченский.


«Сейчас в крымские порты практически перестали ходить иностранные суда, и тем более — суда из Украины, которые раньше ходили в большом количестве. В связи с этим грузооборот упал, выручка тоже. Это основная причина убытков», — считает источник EurasiaNet.org, знакомый с ситуацией.


По его словам, некоторые порты Крыма ведут переписку с турецкими партнерами на предмет возобновления импорта товаров. «Они [партнеры] прямо не отказываются, и вроде как даже согласны, однако до конкретных дел разговоры не доходят. Это тянется уже давно», — сказал он. По данным EurasiaNet.org, также делаются попытки наладить экспорт. Например, порт Ялты хочет начать экспорт металлолома в Турцию в объемах около 2 тысячи тонн в квартал, но пока эти планы только на бумаге.


Опасения иностранных судовладельцев понятны. В декабре 2016 года пограничники Украины задержали судно Sky Moon (флаг Танзании), которое везло из Крыма 3 тыс. тонн технической соды. А в марте 2017 года Малиновский районный суд Одессы постановил конфисковать судно, а товар изъять в пользу государства как контрабанду, перемещенную вне украинского таможенного контроля, сообщала Военная прокуратура Южного региона Украины. Капитан судна — гражданин Молдавии — будет привлечен к уголовной ответственности.


Несмотря на сложную политическую обстановку, с июня 2014 по июнь 2016 гг. в Крым все же иногда заходили иностранные суда. Согласно результатам расследования журналистов OCCRP (проекта по расследованию коррупции и организованной преступности), в этот период в крымские порты зашли «24 судна под флагами стран Евросоюза, 43 судна, зарегистрированные в ЕС, и 22 судна, чьи собственники находятся в ЕС». Цифр по другим странам в расследовании нет. Некоторые суда перед заходом в Крым отключали международную систему слежения за судоходством (как, например, судно General под флагом Палау), другие — вешали российский флаг на подходе к Крыму (к примеру, судно Palmali из Турции).


Чтобы попытаться вывести крымские порты из убыточного состояния, власти России намерены вложить в них 6,3 млрд рублей до 2020 года, следует из программы социально-экономического развития Крыма и Севастополя. В связи с упадком импортного грузопотока некоторые порты намерены развиваться в направлении пассажирских перевозок.


Таковыми являются, например, порты Ялты и Евпатории. Реконструкция причалов Ялтинского порта, по планам его руководителей, может увеличить пассажирооборот с 47,1 тыс (в 2016 году) до 300 тыс человек (к 2020 году). Этому будет способствовать запланированный на 2017 год запуск паромного сообщения между Ялтой и городом Сочи, расположенном в материковой части России. Обновление причалов Евпаторийского порта, по планам его сотрудников, может увеличить пассажиропоток с 18,5 тыс. (в 2016 году) до 50 тыс. человек в год (к 2020 году). Но большая часть этих планов пока остается на бумаге.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.