Встреча российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и его хорватского коллеги Давора Иво Штира прошла под знаком выражения готовности обеих стран к сотрудничеству, основанному на двусторонних интересах. Министры высказали удовлетворенность в связи с тем, что они наконец встретились, поскольку со времени последних подобных переговоров прошло более 10 лет, и стороны дипломатично обошли все упоминания о том, почему перерыв в контактах на таком высоком уровне оказался столь продолжительным.


Когда 10 лет назад, в 2006 году, министр иностранных дел Хорватии Колинда Грабар Китарович посетила Москву, отношения двух стран шли по нисходящей. Россия возлагала большие надежды на реализацию проекта «Дружба — Адриа» (интегрированных нефтепроводов, по которым в терминал в Крке поступала бы российская нефть, а в противоположном направлении транспортировались бы нефтепродукты). Первоначальный договор об этом подписан в 2002 году еще во времена правительства Рачана. Премьер Иво Санадер подтвердил желание Хорватии реализовать этот проект, когда встретился с российским сопредседателем российско-хорватской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству Сергеем Шойгу на Осенней загребской ярмарке в 2004 году.


Проект «Дружба — Адриа»


Через несколько месяцев одним из основных пунктов в программе кандидата в президенты от партии «Хорватское демократическое содружество» (HDZ) Ядранки Косор стало противодействие строительству терминала в Крке. И хотя Ядранка Косор не одержала победы на президентских выборах, правительство, сформированное из членов HDZ, реализовало эту программную установку. Поскольку строительство газопровода «Дружба — Адриа» занимало важное место в рамках российской стратегии транспортировки энергоносителей, Москва была крайне недовольна отказом Хорватии от данного проекта. Прежде предупредительный Шойгу перестал принимать приглашения на встречи с представителями Посольства Республики Хорватии в Москве, и, кроме того, была заморожена работа межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству


Однако некоторые возможности для активизации сотрудничества в области энергетики все еще существовали. Желая избежать разбирательств из-за долгов Украины за полученный газ, Россия решила реализовать проект «Южный поток», который в обход Украины сделал бы возможным бесперебойное снабжение Юго-Восточной Европы российским газом. Во время визита в Москву действующий тогда хорватский премьер пообещала участие Хорватии в этом проекте, однако это обещание так и осталось на словах. Правда, санкции, введенные Европейским Союзом после российской аннексии Крыма, положили конец планам по реализации этого проекта.


Внезапно Санадер отказался от визита в Москву


В 2006 году министр Грабар Китарович посетила Москву в рамках подготовки к запланированному, хотя и официально необъявленному, визиту премьера Санадера в Россию. На большую часть вопросов, заданных тогда Лавровым, о состоянии и перспективах российско-хорватского сотрудничества Китарович ответила, что все детали он узнает от премьера, когда тот прибудет в Москву. Внезапно Санадер отказался от визита, и многие вопросы так и остались без ответа. Не Санадер тогда приехал в Москву, а Путин побывал в Загребе.


Приезд президента Путина в Загреб на энергетическую конференцию в 2007 году свидетельствовал о большой заинтересованности российской стороны в сотрудничестве в сфере энергетики, но от премьера Санадера так и не поступило удовлетворительного ответа. Таковы основные моменты, которые привели к десятилетнему перерыву в отношениях Хорватии и России на уровне министров иностранных дел. В этот контекст, конечно, вписываются и невыполненные Хорватией обязательства по межправительственному договору, связанные с решением вопроса о здании для российского посольства в Загребе.


Проблема здания российского посольства в Загребе


Согласно межправительственному договору, страны бесплатно предоставляют друг другу в распоряжение соответствующие здания для размещения в них посольств. Россия это сделала, а Хорватия, несмотря на неоднократные российские требования, так и не нашла подходящего участка в Загбере, на котором Россия построила бы свое посольство. Министр Штир заявил, что в итоге этот вопрос будет решен. Также он сказал, что зампред Правительства Республики Хорватии Мартина Далич примет участие в работе Петербургского экономического форума.


Поскольку официальный представитель Хорватии впервые примет участие в работе этого форума, несмотря на то, что до сих пор организаторы каждый год отправляли приглашения, которые оставались без ответа, очевидно, что речь идет о попытке восполнить многолетние пробелы в хорватской политике по отношению к России. В подобном духе доброй воли было объявлено и о проведении российско-хорватского экономического форума.


ТЭЦ «Сисак»


Приводя примеры, доказывающие, что существуют предпосылки для успешного билатерального сотрудничества, министр Лавров упомянул и строительство теплоэлектростанции «Сисак». Полтора года назад ее возведение завершили российские компании «Силовые машины» и «Технопромэкспорт». Тот факт, что электростанцию построили российские компании, является закономерным следствием того, что комплектующие для ее строительства Хорватия получила от России в рамках урегулирования клирингового долга бывшего Советского Союза перед бывшей Югославией. После успешного завершения этого проекта российские компании ожидают новые проекты в сфере строительства энергетических объектов в Хорватии.


Обращаясь к журналистам, Лавров заявил, что в беседе с хорватским коллегой особенное внимание было уделено Боснии и Герцеговине. По словам российского министра, обе стороны выразили приверженность положениям Дейтонского соглашения, которое определяет равноправие мусульман, сербов и хорватов, и широкие полномочия двух субъектов. Лавров также сказал следующее: «Мы исходим из того, что принципы, лежащие в основе Дейтонского соглашения, должны соблюдаться в полной мере и ни в чем не пересматриваться».


Министр Штир сказал на эту тему только то, что обе стороны выступают за равноправие всех трех народов и всех граждан, однако не упомянул ни субъектов, ни их полномочий. Штир выразил удовлетворенность тем, что российская сторона продемонстрировала конструктивный подход к проблеме НПЗ в Босански-Брод. Отвечая на вопрос журналиста об этом, Лавров дипломатично избегал комментариев по поводу заявлений и действий президента Республики Сербской Додика, который выступает против газификации этого НПЗ. Лавров отметил, что со стороны российской компании «Зарубежнефть», которой принадлежит НПЗ в Босански-Брод, никаких препятствий для газификации нет.


Россияне — на стороне Груевского в Македонии


Лавров также произнес слова, которые, вероятно, пришлись не по душе министру Штиру. Глава МИД РФ сказав, что, насколько ему известно, уровень выбросов вредных газов из НПЗ не превышает норм, прописанных в законах Боснии и Герцеговины. Что интересно, комментируя события в Македонии, Лавров сказал, что «действия некоторых оппозиционеров при поддержке извне поставили под угрозу македонскую государственность», и таким образом явно встал на сторону прежнего македонского премьера Груевского и нынешнего президента Иванова, который несколько месяцев отказывался дать мандат Зорану Заеву, хотя тот предоставлял доказательства о существовании парламентского большинства.


Интересно было бы узнать, что на самом деле было сказано на эту тему в ходе встречи Лаврова и Штира, поскольку маловероятно, чтобы в этом отношении официальная хорватская позиция совпадала с российской. То же, вероятно, касается акцента Лаврова на том, что косовское правительство не выполняет обязательства, предписанные давней Резолюцией Совбеза ООН 1244 1999 года. При этом неясно, какую именно часть резолюции не выполняет Приштина. Лавров отдельно отметил, что Россия и Хорватия выступают за последовательное выполнение Минских договоренностей, которые призваны урегулировать конфликт на Украине.


Также Лавров открыто раскритиковал украинские власти за то, что заявления их представителей подтверждают: на самом деле Украина отказалась от этих договоренностей. Учитывая недавнее выступления хорватского премьера, посетившего Украину и раскритиковавшего политику России, министру Штиру пришлось проявить большие дипломатические способности, когда речь пошла об украинской проблеме. Министры поговорили и об отношениях России с Европейским Союзом. Россия не довольна ими и считает, что необходимо восстанавливать сотрудничество между Евразийским экономическим союзом, который возглавляет Россия, и ЕС.


Лавров утверждает, что в деле Agrokor нет политической подоплеки


Лавров заявил, что также обсуждался вопрос Ближнего Востока и терроризма. Было отмечено, что среди террористов есть и выходцы из балканских стран, которые возвращаются туда и таким образом повышают угрозу распространения терроризма в Европе. Поговорили министры и о преследовании христиан на Ближнем Востоке. При этом хорватский министр более широко осветил эту проблему. В своем обращении к журналистам министр Штир выразил удовлетворенность тем фактом, что российская сторона с пониманием относится к тем действиям, которые предпринимает хорватское правительство в деле Agrokor. Лавров высказался об этом, отвечая на вопрос журналиста.


Он опроверг вероятность того, что в деле есть политическая подоплека, и выразил уверенность в том, что заинтересованные стороны без посредников договорятся о путях разрешения кризиса. По словам Лаврова, на встрече также шла речь о законодательных решениях, с помощью которых правительство Хорватии регулирует решение проблемы фирмы Agrokor. Российские банки заинтересованы в оздоровлении этой компании. В конце своей речи перед журналистами министр Штир отметил, что беседа будет продолжена за обедом. При этом он подчеркнул, что Хорватия выступает с позиций ЕС и НАТО. Тем самым он дал основания предполагать, что, возможно, в ходе разговора возникли разногласия, о которых, однако, министры не могли рассказать журналистам.


Какова российская роль на Балканах?


Было бы странно, если бы разногласий не возникло, поскольку позиции ЕС и НАТО с одной стороны и России с другой по поводу того, что является оптимальным решением для достижения стабильности на Украине и в Юго-Восточной Европе, очень различаются. Хорватия считает, что для обеспечения стабильности в этом регионе важно, чтобы страны, которые еще не входят в ЕС и НАТО, стали их членами. Россия же полагает, что расширение НАТО в этом регионе поставит под угрозу российскую национальную безопасность. Убедительных аргументов в пользу этого у России нет. Вероятнее всего, она предполагает, что, ведя подрывную деятельность в этом самом нестабильном европейском регионе, сможет добиться для себя определенной выгоды. Послабление или отмена экономических санкций, введенных из-за аннексии Крыма, могут быть одной из преследуемых Россией целей.


Можно сказать, что министр Штир сумел в неблагоприятной ситуации смягчить последствия ошибок предыдущих правительств и их пренебрежения отношениями с Россией. Если все, что было обещано, действительно воплотиться в жизнь, это поспособствует улучшению двухсторонних отношений между двумя странами. Деликатно напомнив о прошлой динамике визитов на высшем уровне, Штир заявил, что за его визитом последует посещение РФ президентом и/или премьером Хорватии. Все это дает основания для определенного оптимизма. И теперь от дипломатов зависит, станут ли отношения Хорватии и России взаимовыгодными, насколько это возможно в широком геополитическом контексте, который, правда, не слишком благоволит подобному развитию событий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.