Главной задачей сопредседателей Минской группы ОБСЕ сейчас является предотвратить широкомасштабную войну. Это ясно. Но допустим, сопредседателям удается установить относительный покой (хотя никогда не стоит исключать возможность провокаций, новых волн напряжения со стороны Азербайджана, более того, единственная надежда Азербайджана — постоянно шантажировать стран посредников такими методами). Что в этом случае будут обсуждать стороны за столом переговоров?


Мадридские принципы продолжают лежать на столе переговоров, насколько они были разработаны, изменены и пересмотрены, и соответствуют ли они представлениям армянской стороны после апрельской войны?


Мы имеем дело с ситуацией, в которой Азербайджан полностью исключает вариант урегулирования конфликта путем мирных переговоров на основе взаимных уступок. Вообще знает ли кто либо, на какие уступки готов официальный Баку? Более двух десятилетий официальный Баку постоянно твердит одно и то же «мы готовы предоставить Карабаху высокий уровень самоуправления». И единственное, что обещает Азербайджан — не возобновлять войну, чему трудно поверить. То есть, позиция Баку в переговорном процессе полностью выходит за рамки философии урегулирования.

 

В то же время, однако, насколько бы сложившаяся ситуация не была тупиковой для урегулирования карабахского конфликта, тем не менее, армянской стороне выгодна деструктивная позиция Баку, так как она дает возможность предлагать новые подходы.


Интересными были заявления министра иностранных дел России Сергея Лаврова перед последним региональным визитом сопредседателей Минской группы ОБСЕ, в которых была зафиксирована тупиковая ситуация в переговорном процессе. В переговорном процессе урегулирования карабахского конфликта согласованы общие принципы, но не согласованы мелкие, но очень важные и чувствительные детали, отметил он, предоставив некоторые детали переговорного процесса: «Договоренности относительно урегулирования карабахского конфликта в разных форматах, многократно находились на грани согласования, но то у одной, то у другой стороны возникали инстинкты недоверия… Но нужно продолжать работать».


Министр иностранных дел России еще раз подчеркнул, что стороны не могут согласовать пути достижения урегулирования. «Есть пакет принципов, которые в общей сложности всеми согласованы, но черт сидит в деталях — как двигаться вперед к этому урегулирования, по какому пути? Это внешне мелкие детали, но очень сложные, чувствительные, в том числе, в плане внутриполитических развитий», — сказал Лавров. «Стороны, в основном не отвергая базы, по разному представляют очередность воплощения в жизнь составляющих урегулирования», — добавил он.


Во время последнего визита сопредседателей в официальном заявлении об их встрече с президентом Армении Сержем Саргсяном говорилось, что посредники и власти Армении «подчеркнули важность выполнения обязанностей сторон по мирному урегулированию конфликта в переговорном процессе, а также договоренностей, достигнутых на высшем уровне».


А министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян во время встречи с сопредседателями и личным представителем действующего председателя ОБСЕ Анджейем Каспрчиком обратил их внимание на то, что «в ходе прошедшей в апреле в Москве встречи министров иностранных дел Армении, России и Азербайджана, в присутствии сопредседателей была достигнута договоренность о распространении одинакового текста пресс-релиза, который и был опубликован министерствами иностранных дел Армении и России. А министерство иностранных дел Азербайджана, как обычно, не только не выполнил договоренность, но и выступило с бессмысленным комментарием, будто бы на встрече в Москве министры иностранных дел не отметили важность реализации достигнутых на прошлогодних саммитах договоренностей, а в ходе переговоров обсудили состоявшиеся на саммитах переговоры».


Налбандян подчеркнул, что, хотя адресное заявление сопредседателей от 18-го мая и не было первым, Азербайджан продолжает не только игнорировать, пренебрегать призывами сопредседателей, но и делать все наоборот. По его словам «назревает момент, когда страны-сопредседатели как формат, имеющий международный мандат посредничества, усилия которого направлены на урегулирование проблемы, должны уже не только выступать с заявлениями, но и предпринять соответствующие конкретные действия, чтобы обуздать эту деструктивную и провокационную политику Азербайджана».


Сопредседатели МГ ОБСЕ и личный представитель действующего председателя ОБСЕ в Ереване встретились также с министром обороны Армении Вигеном Саргсяном. Согласно сообщению Министерства обороны, министр обороны обратил внимание собеседников на зарегистрированные в последнее время инциденты на линии соприкосновения, приветствуя адресную реакцию на них сопредседателей Минской группы ОБСЕ. «В качестве важного залога эффективности переговоров вокруг урегулирования конфликта Виген Саргсян подчеркнул необходимость внедрения на передовой — в соответствии с достигнутыми на саммитах в Вене и Санкт-Петербурге договоренностями — механизмов мониторинга ситуации и расследования инцидентов и, тем самым, формирования атмосферы взаимного доверия», — говорится в сообщении МО.


Напомним, что 19 мая сопредседатели Минской группы ОБСЕ выступили с заявлением, в котором, в частности, констатировали, что рост напряжения на линии соприкосновения Вооруженных сил НКР и Азербайджана начался «впоследствии нарушения режима перемирия азербайджанской стороной».


Армянская сторона должна попытаться добиться изменения политической логики в процессе урегулирования. Этого нужно добиться в результате инициативности, усердной и последовательной работы. Ситуацию из тупика должен вывести официальный Ереван, во-первых, принудив Азербайджан сохранять режим перемирия, после чего только через стран-сопредседателей очертив варианты достижения урегулирования, которые не приведут к тупиковым ситуациям.


Не настало ли время, чтобы Нагорный Карабах стал полноправной стороной конфликта и урегулирования? Как мы (армянская сторона — прим. ред.) пользуемся и в достаточной ли мере мы пользуемся потенциалом лоббистских структур Диаспоры в вопросе признания статуса НКР? Под этими вопросами лежит конкретизация статуса НКР, без которого невозможно в условиях нынешнего Азербайджана достичь вообще какого-либо соглашения или даже договоренности. Следовательно, без окончательного договора о мире, без окончательного определения статуса НКР, все постановления и условия по другим формулам или вариантам будут временными и снова приведут к тупику. При этом, это должны рано или поздно осознать также власти Азербайджана.