Le Figaro: Как прошла ваша встреча с Эммануэлем Макроном?


Петр Порошенко:
Победа проевропейского кандидата Эммануэля Макрона очень символична и благоприятна для моей страны и меня — я пообещал привести Украину в Европу. Кроме того, я очень люблю стиль Макрона. Думаю, что у меня не было более эффективной встречи, чем та, что была у меня с ним в Париже. Я люблю эту культуру результата. Эммануэль Макрон был ясен и прагматичен. Он заверил меня, что не признает незаконную аннексию Крыма. Мы договорились о конкретных мерах по оживлению минских соглашений перед следующей встречей в нормандском формате, которая пройдет в ближайшие дни или недели.


— У вас также состоялась встреча с Дональдом Трампом. Вас не беспокоит его непредсказуемость?


— Едва будучи избранным, Дональд Трамп позвонил мне, чтобы подтвердить американскую поддержку суверенитета и независимости Украины. К этому мощному сигналу добавляется и тот факт, что украинское дело поддерживается обеими палатами Конгресса США и всей исполнительной властью США. По правде говоря, моя встреча с Трампом прошла даже лучше, чем я надеялся. Я нашел его очень открытым и очень хорошо подготовленным, настроенным решительно. Я думаю, что он уделяет особенное внимание Украине. Почему? Потому что среди всех международных проблем, с которыми он сталкивается, в частности на Ближнем Востоке и в Северной Африке, конфликт на востоке Украины легко разрешить. Русским не нужен Донбасс, я даже думаю, что они готовы оттуда уйти.


— В итоге борьба с Владимиром Путиным вам сейчас менее выгодна?


— В октябре 2016 года Владимир Путин спокойно выжидал. У него не было необходимости действовать. Он многого ожидал от прихода в Белый дом пророссийски настроенного Дональда Трампа и возлагал огромные надежды на победу Франсуа Фийона или Марин Ле Пен. В итоге Дональд Трамп принял новые санкции против России, во Франции Эммануэль Макрон проводит проевропейскую и ответственную политику. Ожидания русских не оправдались.


— Вы чувствуете достаточную поддержку со стороны Европы?


— После Брексита европессимизм мог охватить и другие страны ЕС и спровоцировать эффект домино. К счастью, все произошло наоборот. Несмотря на усилия России, европейцы смогли мобилизоваться, ЕС вновь сохранил свое единство и ценности. Брексит привел к возрождению еврооптимизма. И я лично этому очень рад, так как разделяю эти ценности.


— Почему так сложно искоренить коррупцию на Украине?

 

— Поскольку она идет издалека — от советской системы коррупции, которая была глубоко укоренена в обществе и в умах каждого. Я вам возражу, что мы добились блестящих результатов в борьбе с коррупцией и в реформах, которые затронули все секторы нашей экономики и общества. Непросто проводить реформы в стране, в которой идет война. Но это, однако, именно то, что мы сумели сделать. Мы стабилизировали инфляцию, восстановили экономический рост и снизили бюджетный дефицит.


— По вашему мнению, какая следующая цель Владимира Путина в регионе?


— Владимир Путин совершенно непредсказуем, поэтому мне сложно ответить на этот вопрос. Он может начать действовать где угодно. Если бы мне раньше сказали, что он захочет аннексировать Крым и напасть на Донбасс, я бы ни за что не поверил. Просто потому, что эта война — не в его интересах. Единственный человек в мире, который знает, что будет делать Владимир Путин в ближайшие месяцы, — это сам Владимир Путин.


— Вы считаете, что он более предсказуем, чем Трамп?


— Да. Несравненно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.