Табка, Сирия. — Когда Дональд Трамп встретится в пятницу в Гамбурге с Владимиром Путиным, им следует помнить о той эмблеме, которую носят бойцы из отрядов Сирийских демократических сил, являющихся главным союзником США в этой стране. На ней изображена карта Сирии, рассеченная надвое синей линией реки Евфрат.


Евфрат — это неофициальная линия «деконфликтизации» между силами сирийского режима, расположившимися к западу от реки, и отрядами СДС во главе с курдами, которые размещаются к востоку от нее. Первые пользуются поддержкой России, а вторые — США. За последние недели стороны договорились о полезном изменении этой линии, создав арку длиной в 130 километров, которая простирается от прифронтового города Табка на водохранилище Эль-Асад в южном направлении до населенного пункта Карама на Евфрате.


Российско-американское соглашение об этой буферной зоне — многообещающий знак. По сути дела, оно позволяет Соединенным Штатам и их союзникам очистить столицу «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.) Ракку, в то время как Россия и сирийский режим смогут взять город Дейр-эз-Зор на юго-востоке. Эта линия заставляет стороны воевать с ИГИЛ, а не друг с другом.


Трамп и Путин должны обсудить на саммите G20 вопрос о том, станет ли достигнутое соглашение о линии разделения образцом более масштабного сотрудничества США и России в Сирии. Усилия будут направлены на то, чтобы одержать победу над ИГИЛ, стабилизировать обстановку в разрушенной и расколотой Сирии, а со временем обсудить политическое будущее страны. Но реально ли это?


Российско-американское сотрудничество по Сирии сталкивается сегодня с большими препятствиями. Такое сотрудничество придает легитимность действиям российского режима, который вторгся на Украину, вмешивался в американские и европейские выборы, и плюс к этому осуществляет интервенцию в Сирии. Само имя Путина вызывает острое раздражение в конгрессе и в американских СМИ, а Трампа клеймят позором даже за мысли о поиске компромиссов.


На фоне этих отрицательных моментов есть только один положительный аргумент: сотрудничество с Россией может оказаться единственным способом для ослабления насилия в Сирии и создания основ мирного, более децентрализованного государства, которое постепенно сумеет залечить раны этой трагической войны.


Говорят, что госсекретарь Рекс Тиллерсон и министр обороны Джим Мэттис выступают за рассмотрение вариантов взаимодействия с Россией. «Мы видим потенциал для этого, — сказал во вторник высокопоставленный сотрудник Госдепартамента. — Пока Россия серьезно и усердно работает с нами в этом направлении».


Но некоторые воинствующие ястребы из числа сотрудников Совета национальной безопасности и членов конгресса придерживаются противоположной точки зрения. Они утверждают, что сотрудничество с Россией придаст сил ее союзникам в лице Ирана и сирийского режима Башара аль-Асада, и позволит им участвовать в формировании будущего Сирии.


Радикалы из этого лагеря утверждают, что Соединенные Штаты должны начать военную кампанию, чтобы заблокировать Иран и его шиитские вооруженные формирования в Ираке и Сирии, лишив их возможности проложить коридор через сирийский юго-восток, который свяжет Иран с Ливаном. Но они игнорируют два практических момента: у Ирана такой коридор уже есть, и это не мешает США и Израилю наносить удары по транспорту, поставляющему опасное оружие; а наступление на шиитские боевые формирования может втянуть Америку в долгую и дорогостоящую войну, которая способна охватить весь Ближний Восток.


Стоит рассмотреть процесс, который привел к созданию буферной зоны вдоль Евфрата, потому что он показывает, насколько разными могут быть действия и публичные заявления России. По словам представителя США, впервые российские представители предложили создать границу вдоль Евфрата около 18 месяцев назад. Так как предложение не было реализовано, обе страны действовали по ситуации.


Такая система предотвращения конфликтов работала на трех уровнях. Первый и второй уровень — ежедневные консультации по телефону между полковниками, плюс периодические контакты на более высоком уровне генералов между штабом США в Багдаде и российским штабом вблизи сирийского Тартуса. Самые серьезные вопросы решались командующим силами США генерал-лейтенантом Стивеном Таунсендом (Stephen Townsend) и его российским коллегой генерал-полковником Сергеем Суровикиным.


В прошлом месяце возникла кризисная ситуация, когда несколько сирийских танков продвинулись севернее неофициальной линии разделения, как посчитало американское командование. США сбили сирийский Су-22, оказывавший поддержку этому небольшому танковому подразделению. Россия объявила, что приостанавливает контакты, и «несколько часов обстановка оставалась довольно опасной», вспоминает один американский чиновник. Но затем русские спокойно возобновили диалог, и к концу июня стороны официально договорились о создании арки с точно выверенными координатами.


Аналогичное взаимодействие между Россией и США в последние недели помогает снижать напряженность на юго-западе Сирии. Его поддерживает Израиль и Иордания, которые граничат с этим районом. Это тоже может стать образцом реализации схемы деэскалации.


Сотрудничество с русскими в Сирии неприятно, если вспомнить их действия в прошлом. Но если от него отказаться, градус напряженности в этой неспокойной стране останется очень высоким, на грани возгорания. И от этого наверняка будет хуже всем сторонам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.